СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

"Отечество" подписывает
акт о капитуляции

В Москве прошел совместный
съезд "Отечества" и "Единства"

     12 июля в Москве состоялся объединительный съезд "Отечества" и "Единства". Собравшиеся в Доме союзов 396 делегатов уложились в 45 минут: за это время они выслушали Сергея Шойгу, Юрия Лужкова и приветствие от имени президента, проголосовали за создание союза и избрали его руководящие органы. В генеральный совет от "Отечества" вошли Александр Владиславлев, Вячеслав Володин, Татьяна Дмитриева, Андрей Исаев, от "Единства" Франц Клинцевич, Владимир Пехтин, Сергей Попов, Владислав Резник. Кроме того, членом совета стал заместитель полпреда президента в Центральном округе Александр Беспалов. Новый союз предполагает создать единый блок на будущих парламентских выборах, а на президентских поддержать нынешнего главу государства, "если тот выдвинет свою кандидатуру". Не случайно в президиуме съезда находились в качестве гостей представители Путина Владислав Сурков и Георгий Полтавченко. ЕдОт Единственной неожиданностью стала эмблема нового союза: Шойгу то ли в шутку, то ли всерьез предъявил собравшимся гибрид медведя и Лужкова: зверь одет в кепку и держит в лапах бочонок меда.

     Путь "Отечества" к капитуляции перед "Единством" был долог и довольно тернист. Создание партии в конце 90х преследовало несколько целей. Во-первых, нужно было обеспечить представительство интересов Лужкова на думских выборах, постаравшись привлечь по возможности как избирателей "партии власти" (которую должен был олицетворять столичный мэр), так и левый электорат (помнится, Лужков призывал работать по-капиталистически и распределять по-социалистически). Во-вторых, следовало создать некий механизм объединения сторонников Лужкова для штурма основных высот российского политического Олимпа. Однако в декабре 1999-го все рухнуло. Как влиятельная сила "Отечество" больше не существовало, а альтернативной стратегии у него не было. Подобный путь недавно прошел "Наш дом Россия": после изменения конъюнктуры его потенциала не хватило ни на самостоятельное функционирование (НДР с треском провалился на парламентских выборах-99), ни на сохранение автономии внутри "Единства". Символом былого величия "Отечества" оставалась разве что парламентская фракция ОВР, никого уже не представлявшая ("Вся Россия" откололась от "Отечества", а корабль Евгения Примакова вернулся в автономное плавание).

     Вскоре после отставки Ельцина Лужков начал постепенный дрейф в лагерь Путина. Впрочем, в Кремле долго держали дистанцию, не торопясь мириться со вчерашним противником, а столичный мэр не желал забыть прошлых обид и хотел подороже продать Путину свою лояльность. Накануне президентских выборов Лужков заявил о поддержке преемника Ельцина, но это мало что дало, тем более что москвичи голосовали за Путина довольно неохотно. Далее последовала серия интриг, призванных сломить Лужкова, слухи о доверительных отношениях Кремля с вице-мэром Валерием Шанцевым, обвинения в хищении средств столичного бюджета, борьба за руководство столичной милицией, смутные разговоры о желании президентских структур выдвинуть собственный список на предстоящих в декабре выборах Мосгордумы. В свою очередь "Отечество" и фракция ОВР пытались найти собственную, отличную от "Единства", нишу. В частности, депутаты ОВР заявляли о своем довольно прохладном отношении к намерениям правительства в сфере социальных реформ. Не случайно на объединительном съезде Сергей Шойгу выразил сожаление по поводу того, что "союз не был образован еще в 1999 году": "Если бы это случилось раньше, мы бы не имели сейчас в Думе головной боли с Трудовым и Земельным кодексом". Но по многим вопросам позиции "Единства" и "Отечества" были довольно близки. Это проявилось на прошлогодних губернаторских выборах, где в целом ряде регионов эти партии поддерживали одного и того же кандидата.

     Но в начале марта по ОВР был нанесен новый чувствительный удар: возникла угроза роспуска Думы, когда фракция "Единство" неожиданно заявила о возможности вотума недоверия правительству. Эти события вскоре забылись, но, насколько можно судить по знаменитой расшифровке телефонных переговоров Александра Волошина, перспективу проведения досрочных выборов в президентской администрации рассматривали вполне серьезно. Главной жертвой этой операции могла стать именно фракция ОВР, которая имела меньше всего шансов сохранить представительство в парламенте. Испугавшись этого сценария, сторонники Лужкова и Примакова тут же примкнули к пропрезидентской коалиции в Думе, куда вошли также "Единство", "Народный депутат" и "Регионы России". Одновременно был форсирован процесс слияния "Единства" и "Отечества". Сначала полагали, что будет образована единая партия, но затем все же было принято решение ограничиться созданием союза.

     Объединение "Единства" и "Отечества" стало, пожалуй, самым неинтересным событием в их истории. Самое увлекательное позади (драматическая борьба на думских выборах-99) и впереди (борьба за места в будущем предвыборном списке). Лужков сумел извлечь из объединения некоторые тактические победы: теперь он может рассчитывать на поддержку "медведей" на декабрьских выборах в Мосгордуму, а также обезопасит от себя от запрета баллотироваться на третий срок (Кремль может либо заблокировать в Думе соответствующий законопроект, либо найти для столичного мэра лазейку по сценарию Шаймиева). Но при формировании списка на будущих выборах в Думу кандидатов от ОВР попытаются оттеснить на вторые роли. Это раньше, когда в успех "Единства" мало кто верил, в список попадали едва ли не путем самозаписи теперь желающих будет предостаточно.

     Хотя процесс объединения "Единства" и "Отечества" закономерен и во многом диктовался внутренними причинами, очевидно, что решение о его создании принималось в Кремле. Пока, однако, не совсем ясно, готова ли исполнительная власть всерьез заняться упрощением политического ландшафта и созданием трехпартийной системы (левые, правые и "ЕдиОт" в качестве партии власти) и готов ли Путин на будущих выборах открыто баллотироваться от какой-либо конкретной партии. Пока что "Единство" показало свою эффективность в качестве парламентской фракции, но не партии ее нужность президенту еще предстоит доказывать. Это придется делать теперь вместе "Единству" и "Отечеству", союз которых журналисты уже окрестили сожительством без романа. "Единство" устранило потенциального конкурента, но усиления партии это еще не гарантирует.

МИХАИЛ ВИНОГРАДОВ


Москва



©   "Русская мысль", Париж,
N 4373, 19 июля 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...