АСПЕКТЫ СОВРЕМЕННОГО МИРА

 

Москва... французам отдана?

За многие годы москвичи уже привыкли иметь дело с французскими строителями

      Котлован под фундамент Кремлевского Дворца съездов рыли французским экскаватором "Поклен", вспоминал на днях в Париже вице-мэр российской столицы Владимир Ресин Ресин (на снимке), представляя свою книгу "Москва в строительных лесах" ("Moscou en сhantier"). Участие французских фирм в московских строительных программах, напомнил он, началось еще в 60-х со строительства панельных пятиэтажек. Хотя можно было бы начать отсчет французского участия в московском строительстве с куда более давних времен, например, с общеизвестного события 1812 г., когда "белокаменная", а на самом деле деревянная Москва выгорела дотла, после чего центральные районы города стали застраивать домами кирпичными. И "бульварное кольцо" москвичи заложили на парижский манер, и проект московского метро в конце ХIХ века разрабатывался с учетом французского опыта строительства метрополитена. Есть и другие факты более чем векового прямого и косвенного градостроительного сотрудничества Франции с нашей страной.

Как мы поражали парижан

      На всемирной выставке в Париже в 1889 г. многие российские экспонаты были удостоены золотых медалей. Среди них был поразивший парижан ажурный павильон, все детали которого от "кружевных" стен, мебели, светильников до букетов в вазах были изготовлены из чугуна на литейном заводе уральского города Касли. С тех пор в течение долгих лет французские архитекторы декорировали фасады некоторых жилых и общественных зданий дверями, балконами и оградами из знаменитого каслинского литья.

      Другим архитектурным сюрпризом для французов был павильон СССР на всемирной выставке в Париже в 1937 г., увенчанный скульптурой "Рабочий и колхозница". Это монументальное сооружение привлекло к себе внимание ведущих архитекторов того времени.

      Российский архитектор Шехтель, построивший в Москве хрестоматийные дом Рябушинского и Ярославский вокзал, был хорошо осведомлен о французских достижениях в стиле "ар-нуво" и талантливо перенес его на русскую почву.

Как мы перенимали "ар-нуво"

      В 30-е годы теперь уже прошлого века по проектам французского классика мировой архитектуры Корбюзье в столице были построены здания наркомата земледелия (на углу Садового кольца и Орликового переулка) и Центросоюза (Мясницкая улица). Мэтр создал новое направление в архитектуре, провозгласив, что любые здания жилые, общественные или производственные должны быть максимально функциональными. Только сооружения, отвечающие этому требованию, красивы. Время подтвердило его правоту. Эти здания до сих пор не просто существуют, а украшают Москву. Как административные здания они очень удобны: широкие вестибюли и коридоры, большие окна и высокие потолки, пандусы и лифты элеваторного типа, кабинеты и залы заседаний, не уступающие по планировке и количеству мест концертным залам. Влияние Корбюзье на развитие творческого мышления наших архитекторов несомненно.

      К сожалению, по не зависящим от них причинам в архитектуре предвоенных и первых послевоенных лет возобладал пафосный "советский ампир", когда строились не жилые дома, а "архитектурные ансамбли" с колоннадами, железобетонными изваяниями аллегорических фигур представителей физического и умственного труда на фронтонах, гипсовой лепниной по карнизам и многотонными стальными лозунгами на крышах. Обитатели этих "памятников социализма" за немногими исключениями жили в коммуналках.

Об опыте "продвинутых" французов

      От такого бессмысленного перевода добра (строительных материалов) отказались при Хрущеве. В стране стали строить не ансамбли, а кварталы и целые районы массовой застройки, так как в жилье нуждались миллионы. Никита Сергеевич поездил по заграницам и многое увидел своими глазами. Интересовался, как строят в продвинутых странах. Приглянулся ему французский опыт строительства малоэтажных муниципальных домов тех, что собираются на строительной площадке из железобетонных панелей заводского изготовления. Такие дома до сих пор можно видеть в парижских пригородах и даже в районе Дефанс, хотя в последние годы от них уже начали избавляться, а попросту говоря, взрывать и строить на их месте новые.

      Эти весьма скромные дома у нас упростили до крайности. Звукоизоляция квартир в большинстве случаев нулевая (мы, мол, привыкли жить в коллективе, и скрывать нам от соседей нечего). Теплоизоляция стен для многих районов страны была явно недостаточной, но с энергоносителями тогда проблем не было. Расчетный срок эксплуатации таких домов 25 лет, что казалось больше чем достаточно, поскольку через двадцать лет мы должны были жить при коммунизме. Для строительства таких домов только в Москве построили больше десятка заводов сборного железобетона. Стали строить помногу. Люди, получавшие такое жилье, были счастливы: спасибо Моссовету, Главмосстрою, Главмоспромстройматериалам, а французам отдельное спасибо.

      В 1980 г. обещанный коммунизм не наступил, но в Москве устроили летние Олимпийские игры, при подготовке к которым в городе строились объекты мирового класса. Среди них выделялась своим внешним видом построенная французскими фирмами (при участии югославов) из монолитного железобетона многоэтажная гостиница высшего класса "Космос". Правда, пробивая (еще в 60е) Новый Арбат, бездумно снесли целый район в окрестностях старого. Но в те годы никто никого не спрашивал. А если бы спросили, то ответ был наготове: в Париже Монпарнас снесли, а тут какую-то Собачью Площадку жалеют.

      Когда выяснилось, что светлое будущее человечества (во всяком случае в Москве) отодвигается на неопределенный срок, пришлось трезво оценить состояние городского хозяйства и признать, что его состояние далеко от удовлетворительного. Нужно было не ремонтировать, а реконструировать и строить заново все: жилища, дороги, водопроводы, канализационные системы, заводы по переработке бытовых отходов и многое другое, без чего городское хозяйство не может функционировать, а люди нормально жить. Все приходило в упадок десятилетиями, а исправлять положение нужно было быстро и в условиях, когда разваливаться стала вся страна.

Что особенно интересует французов

      К московскому мэру Юрию Лужкову можно относиться по-разному, но нельзя отрицать того очевидного факта, что ему со своей командой удалось решительно изменить ситуацию в городе к лучшему. Это отмечают все, кто в последние годы бывает в Москве. Самое главное возводятся многоэтажные жилые дома улучшенной планировки, квартиры в которых не только продаются, но и выделяются очередникам. Что уже построено и строится сейчас, перечислять можно долго. На многих объектах работают иностранные фирмы: югославские, турецкие, финские, итальянские, германские и французские, которые используют свои технологии и строят "под ключ". Между мэриями Парижа и Москвы подписаны соглашения о долгосрочном сотрудничестве в культуре, инвестиционных программах, промышленности и строительстве. Новый мэр французской столицы Бертран Деланоэ, вернувшись из Москвы, где он был в составе французской "олимпийской" команды, собирается туда снова и уже подтвердил намерение не только соблюдать, но и расширять существующие договоренности.

      Сейчас французы сражаются в тендере на строительство нового аэровокзала "Шереметьево". Грядущая жилищно-коммунальная реформа открывает французским фирмам широкое поле деятельности, так как они среди лидеров в строительстве и эксплуатации водопроводных систем и очистных сооружений. Французские финансисты хотят вкладывать свои деньги в наши инженерные инфраструктуры. Особенно их интересует программа строительства больших гостиниц (всего не менее тридцати).

Чему мы можем у них научиться

      Во Франции уже пережили "детскую болезнь левизны" в архитектуре. Трудно себе представить, что в каком-либо историческом квартале Парижа опять появится очень нужное горожанам общественное здание, похожее на нефтеперегонный завод (как построили центр Помпиду рядом с церковью Сен-Мерри). Нам нужно перенимать французский опыт реставрации с одновременным техническим переустройством исторических зданий, чтобы они не стояли музейными памятниками, а были полезны людям. Самый яркий пример тому реставрация и переустройство Лувра.

      Перспективы необъятные. Положительный опыт французской фирмы "Буиг", которая сейчас совместно с российскими фирмами заканчивает строительство комплекса у Курского вокзала и решительно настроена участвовать в тендере на строительство торгового комплекса "Красная площадь", придает французам решимости в их действиях. К тому же в рамках соглашений между мэриями французы, надо полагать, получили достаточно убедительные гарантии защиты своих интересов. И это правильно.

      Сотрудничать нужно с теми, кто, кроме того, что строит лучше, быстрее и дешевле, больше к себе располагает.

ВАЛЕРИЙ ГАНЧИКОВ


Париж



©   "Русская мысль", Париж,
N 4373, 19 июля 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...