ЛИТЕРАТУРА, МЕМУАРЫ

 

Тенгиз Гудава

Москва в витрине

      Я только что вернулся из Москвы, где не был восемь лет. Первые впечатления: город мне понравился. Похож на Нью-Йорк, большие серые пролеты, слабо прирученный гигантизм, эклектика. Кажется, заработал город, как старые настенные часы после ремонта: что-то затикало, стало что-то показывать, какое-то несуществующее время. Одним словом, Москва.

      Отдельная статья рестораны. С таким дизайном, вкусностью и глубиной я нигде ресторанов не видел. Настоящие храмы со своими жрецами и прихожанами. Будучи в прошлом году в Тбилиси, я уже приметил этот феномен хорошие рестораны посреди не слишком хорошей жизни. Откушивать в таких заведениях имеет и смысл пира во время чумы, это туристская экзотика, и ее "новый русский" хочет представить себе как быт. Но если отбросить буржуазное брюзжание, то московский кабак дело знатное, чё тут говорить!

      Сидел я в "Шинке", где стол, стулья и продольные балки были рублены топором из хуторского дерева, где подавали горилку, и сало с чесноком, и тысячи разносолов великой украинской кухни. А в окошке я видел дворик, где паслись умилительные козы, бегали куры, стоял роскошный мерин, сено-солома, как полагается, и баба пряла у хаты. Все настоящее, кроме сути. Дворик в аквариуме для ублажения посетительского глаза и желудка, настоящий дворик хутора близ Диканьки и "Ночи перед Рождеством". И вот я пил-закусывал, а взор не мог оторвать от коз, мерина и бабы нет, они исправно играли роль настоящих. Я стал прикидывать: сколько платят этой бабе за маскарад, сколько козам платят, мерину и курам? Судя по ценам наших блюд, им платят неплохо, думал я, очень хорошо проводя с друзьями время. Но друзьям-москвичам было плевать на дворик, а я не мог оторвать от него пьянеющих глаз. Позже я понял причину этой магнетической зависимости от окна. Это окно и было Москвой. Дворик в витрине ресторана.

      Давно известно, что купить можно все. Что продается. Но смысла не купишь. Здоровья не купишь, вдохновения, таланта и много еще чего. Например, самой жизни. Такое подозрение, что в Москве решили все купить и показать, потрафляя извечному московскому гонору: у нас лучше, чем у вас. Какой-то ген подражания небесному Парижу или небесному Царьграду витает в московских просторах, стремясь вклиниться в наследственную спираль мегаполиса.

      Ой, вот я оторвался на театрах! Для нас, эмигрантов, это как принять сверх-дозу наркотика, захотелось "реслинг" какой-нибудь посмотреть, чтобы сойти с культурной верхотуры на привычный евро-американский бетон. В "Новой опере" феерия Андриса Лиепы "Маэстро", дирижер Евгений Колобов, пианист Николай Петров. Никого не хочу обидеть, но талантлив русский народ! Крут в творчестве, бьет так бьет. Потом я смотрел марионеток Резо Габриадзе "Сталинградская битва", потом другие спектакли. Все с аншлагом, все "нет ли лишнего билетика", и на все я важно входил по контрамарке. Блестяща театральная афиша Москвы... но... но... почему я вижу тот дворик-аквариум в "Шинке"? А постановщики, мои друзья, только и говорят, как это будут ставить на Бродвее, в Париже и Голливуде, тут же уверяя, что "у нас лучше, чем у вас". Зачем этот "третий глаз", смотрящий на западного зеленого искусителя, на чистом лбу московского творца, зачем? Ведь доказано в очередной раз, что Запад бездуховен и туп, враждебен русскому народу и утонул в шайтан-масонских заговорах против России-матушки. Почему же прорублено это окошко во дворик с козами?

      Риторические вопросы. Жить все хотят, нужна валюта, брат.

      И в Тбилиси, и в Алма-Ате, и в Москве, и в Питере есть все, что нужно курортнику с Запада: от коз до русских матрешек. Но нет никакого смысла, кроме желудочно-гуморального.

      Можно все подсветить и подкрасить, везде посадить баб с прялкой, но жизнь-то не витрина. И вот в области этой высокой материи жизни, в области знаменитой русской духовности мы видим... ничто. Вакуум, куда вторгаются огрызки каких-то гамбургеров, обрывки фильмов Тарантино, вполне симпатичные пачки фальшивых долларов, старые и новые джипы, проституция, лжепатриотизм и оппортунизм, гнилые куски советизма и совсем сохранившийся призрак гебизма... одним словом мусор! Этот мусор и есть идеология современной России. Все бы ничего, но великой энергии такая идеология родить не может. Нефть кончится, а дальше что? А кончится терпение у колоссальной провинциальной неМосквы, где нет "Шинков" с их окошками? А кончится новоэмигрантский энтузиазм у москвича и надоест подсвеченный подъезд с крысами? Что тогда будет?

      "Пространство бывшего Советского Союза..." этот публицистический штамп начинает терять смысл (или обретать новый?). Уже некоторые уверяют: нет такого пространства, а есть отдельные государства, не говорим же мы про Европу "пространство бывшей Римской империи" или "пространство Наполеоновской империи"! И да, и нет. В экономике, в политической системе, целом ряде других критериев независимой государственности 15 республик бывшего СССР, возможно, в самом деле, разделились, дифференцировались друг от друга, и становится немодно говорить об общих корнях. Но в одном, мне думается, все постсоветские республики похожи как однояйцовые близнецы: духовный вакуум.

      О "духовном вакууме" я говорю как об отсутствии государствообразующего морально-этического и мировоззренческого фундамента. В Европе каждый камень говорит о религиозных войнах, религиозных страстях, подвигах и страданиях, и эти камни как раз составляют основу (подчеркиваю: невидимую, скрытую) европейских обществ на уровне гражданского рефлекса. В Азии все зиждется на исламских твердынях. Буддистские традиции определяют облик современного японского общества. Америку иногда называют иудео-христианской цивилизацией.

      Увы, в России и других постсоветских республиках духовные твердыни подверглись размыву похлеще того, что мы недавно наблюдали в Ленске. Почва стала рыхлой, болотистой. Может засосать. На такой почве ничего не построится.

      Вот ведь коренное отличие России от Запада. Принципы демократии, свободного рынка и правового общества были тут брошены на болотистую гнилую почву. Не удивительно, что они либо не прорастают, либо мутируют в сторону каких-то кикимор да леших. На Западе у всех этих масонских либеральных принципов есть твердая подпочва вера, религия. Не обязательно молиться постоянно и совершать религиозные обряды.

      Даже верить не обязательно. Сама атмосфера европейского и американского общества пропитана традицией, у которой нравственно-этические корни уходят в ту или иную традиционную религию. Это не только атмосфера храмов и молельных домов, это атмосфера бизнеса, где все компоненты: договор, кредит, престиж, талант, труд, дисциплина и т.д. имеют нравственный, религиозный первоисточник. А какова религия "нового русского"? Или мелкого гебиста, ставшего президентом? Как врач, я не только ставлю диагноз, но и предлагаю лечение. Лекарство называется поисками. Порой эти поиски обретают причудливые формы (все божественное причудливо!). Я встречался в Москве с православными ортодоксами, ругающими Папу Римского за то, что он покаялся перед православием. Я встречался с католиками, считающими, что православные-схизматики это те же фашисты. Я встречался с иудеями, которые обвиняют арабов в антисемитизме, хотя арабы те же семиты. И встречался с мусульманами, которые были православными более того, православными священниками.

      "Русский человек должен по капле выдавить из себя византийский вирус политического СПИДа вирус раба и холопа, смиренно ожидающего "доброго царя-батюшку". Сегодня русская национальная мифология должна родить своего сверхчеловека, который победит слепые стихии тяготение матери сырой земли и твердо станет на ноги как сильный и справедливый хозяин своей страны, перехитрит языческих богов с их фатумом и "промыслом", как Одиссей, и выразит своей личностью русский национальный идеал социальной справедливости. России нужны новый религиозный идеал, новое осмысление собственной двухтысячелетней национальной истории и новая прагматическая идеология. России пора вернуться к единобожию, отвергнутому князем Владимиром из-за пристрастия к пьянству и деспотизму. Пришло время русскому народу самому, без холопского следования традициям других народов, заключить свой собственный договор (завет) с Единым Богом!" это цитата из книги доктора философии Вячеслава Полосина "Прямой путь к Богу". Г-н Полосин был православным батюшкой, а перешел в ислам и всему русскому народу того же желает. Единый Бог это Аллах.

      Что ж, и это поиски, и это лечение духовной пустоты. Горьковато и непривычно на вкус лекарство, но пустота опасна, как трупный яд. Пустота, и повторение старых штампов, и упорствование в заблуждениях типа: гебизм, империя, третий Рим, "у нас лучше"... Каким ни кажется непрагматичным мой тезис первичности духа над материей (прагмой), поиск духовного базиса необходим стране.

Москва Прага


©   "Русская мысль", Париж,
N 4373, 19 июля 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...