КНИЖНАЯ ПОЛКА

 

Визуальные знаки
российского
феминизма

      Редактору сборника "Женщина и визуальные знаки" удалось собрать солидные интеллектуальные силы на осмысление вопроса о визуальном образе женщины в культуре России начиная с дореволюционного периода.

      Авторы статей исходят из стандартного для всего феминистского движения стереотипа: "Мужчина разрушитель и носитель хаоса, женщина генератор порядка, носитель цивилизационных умиротворяющих начал". С точки зрения здравого смысла, все, что в социальной практике наших женщин совпадает с этим утверждением, становится приметой воплощенного в жизнь феминизма. Но не тут-то было. В интервью Анны Альчук обозревателю "Независимой газеты" по "женскому вопросу" Надежде Ажгихиной последняя констатировала, что комитеты солдатских матерей "многие наши феминистки считают... неженской (!?) организацией".

      Так проступают принципиальные отличия между "традиционным", социал-демократическим феминизмом (который ставил и ставит своей целью защиту женщин в их борьбе за равноправие с мужчинами, за улучшение условий жизни и труда) и феминизмом радикальным. От этого интеллектуального поветрия представительствует сборник "Женщина и визуальные знаки". Комитеты солдатских матерей они не считают организациями женщин, поскольку родительницы погибающих на внутренних и внешних фронтах российских парней не соблюдают свой "имидж" в масс-медиа и не борются, как это делают феминистки, за утверждение в культуре мужчин "женского" способа мышления, так как заняты защитой основного права всех людей права на жизнь. Едва ли не глумлением над трагическим историческим прошлым нашей страны, неотделимым от судеб женщин, в ней живущих, становится описание моды советского периода у О.Вайнштейн.

      Найдем ли мы в этом сборнике исследования о несомненных достоинствах женщин (коварно замалчиваемых "фаллократической мужской культурой"): об их талантах в сфере художеств, о взлетах интеллекта, о важности женских ролей в обществе и их разнообразии. Ничего подобного. Ни редактор, ни подавляющее большинство авторов отнюдь не озабочены открытием в женщине того, что и делает биологическое существо безразлично, мужского ли, женского ли пола человеком.

      В издании только две статьи избежали этой участи: текст В.Аристова посвящен трансформациям архаического образа Великой Матери в советскую эпоху, а исследование А.Юрчака рассматривает методы визуального насилия, принятые в рекламе, и "женской темы" касается косвенно.

      Все же остальные публикации на редкость единодушны в утверждении: во всех сферах современной культуры основным визуальным знаком женщины является ее тело, а в нем наиболее наглядно свидетельствует о "феминности" сакраментальная "дырка". Потому не случайным оказывается интерес, проявляемый исследователями к порнографии. Наверное, столь же не случайно и дружное сопротивление отечественных представителей феминистской идеологии ее запрету, в то время как на Западе многие авторитетные феминистки настаивают на ее запрете, видя в порнографии сильнейший фактор дискриминации женщин, оскорбление их чувства собственного достоинства.

ЛАРИСА БЕРЕЗОВЧУК


Санкт-Петербург


©   "Русская мысль", Париж,
N 4373, 19 июля 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...