ЛИТЕРАТУРА, МЕМУАРЫ

 

Вероника Лосская

Выход из беспросветных зим

О стихах Регины Дериевой

       Имя Регины Дериевой давно известно русскому читателю, и не только русскому: ее стихи широко переводятся на французский, английский и другие западные и даже восточные языки. Помимо трагической судьбы, о которой подробно рассказывается на страницах Интернета (http://www.geocities.com/pilgrim_star_1999/), следует напомнить о длительном и трудном пребывании в Израиле, которое явно наложило свой отпечаток на тематику ее стихов. Добавим, что эта тематика в основном религиозная.

       Регина Дериева родилась в Одессе в 1949 г., но прожила долгие годы в Казахстане, где училась и работала. Стихи начала писать в пятнадцатилетнем возрасте, и тогда же, видимо, начались ее мытарства с советской властью. Уже первые ее стихотворения были для цензуры неприемлемы. В сорокалетнем возрасте она крестилась в католичество и вскоре после этого была вынуждена вместе с семьей покинуть СССР.

       Вначале семья поселилась в Израиле, но трудности продолжались в связи с католической направленностью ее стихов. Тем не менее она прожила там долгие годы, в частности в католическом научном центре Тантур, в пригороде Иерусалима. Думаю, что жизнь в этом чудесном месте, благодаря удивительному отношению всех, кто в институте принимал их семью и с ними общался, не позволила ей забывать антимилитаристскую тематику, уже присутствовавшую в ее более ранних произведениях. Тантур находится на пограничном месте между израильскими и палестинскими поселениями. По вечерам через парк перебегают палестинские рабочие, живущие неподалеку, в Вифлееме, чтобы не проходить через контрольный пункт, который находится у подножия Тантурского парка. Бывают и перестрелки, иногда бои и жертвы, тогда как в институте живут и работают люди, защищающие всех без разбора. Кровь, проливаемая на эту желтую солнечную землю, отчасти объясняет жестокость и смертельную напряженность стихов, а также музыки первой звукозаписи Регины Дериевой «Последняя война» (1999).

       В первых сборниках Регины Дериевой чувствуется восточная природа, но одновременно знакомая горечь, навеянная советской действительностью, например в стихотворении из сборника «Отсутствие» («Эрмитаж», 1993).

       Даже самые ранние стихи насыщены темой смерти, и не только в военных условиях, чаще смерть возникает как метафизическая тема: жажда смерти, даже тяга к ней, надежда на смерть как на благополучный исход, конец пространства и времени.

       Философские вопросы также занимают Регину Дериеву, и она их решает не просто:

       Стихи пишутся не без оглядки на Бродского, но ведь после него ни одному поэту независимость не дается легко. В конце удивительного стихотворения на рождественскую тему из книги «Памяти памятников» мы мы находим, в отличие от стихов Бродского, прямое сравнение судьбы Иисусовой с авторской:

       Вспомним, что сам Бродский отозвался о стихах Регины Дериевой весьма лестно, говоря об их подлинности и свободе: «Ничего похожего я ни у кого давно не встречал».

       Регина Дериева русский поэт и воспринимает свое «ремесло», как и Пушкин:

       Но как современный поэт, узнавший горечь изгнания, она пишет: «взгляд упал и умер в Чужестане».

       Встречается в книге «Обучение молчанию» и удивительно русский, современный и теперь ставший уже традиционным прием нанизывания слов-смыслов, доведенный у Регины Дериевой до предельной обнаженности в последнем цикле сборника:

       Каждое слово у нее насыщено глубокой верой:

       Здесь образность совсем проста, что позволяет автору снять излишний драматизм.

       В Израиле семью ждали непреодолимые трудности по религиозным причинам, хотя Регина продолжала писать стихи, а муж ее Александр, известный музыкант и иконописец, стал создавать музыкальные композиции, записанные в серии «Звезда паломника». В Израиле семья жила без документов, без права на жительство и на выезд. Но наконец благодаря ходатайству религиозных инстанций семье удалось выбраться сначала в США, где их сын остался учиться, а родители воспользовались поездкой в Стокгольм, чтобы попросить политическое убежище. В настоящее время Регина живет с мужем в Швеции.

       Регина Дериева издала около двадцати сборников, часто одновременно на двух языках, есть у нее и эссе в прозе на христианские темы, она готовит новый сборник стихов и роман. Два цикла заслуживают особого внимания: «Крестный путь (Via Crucis)», вошедший в сборник «Отсутствие», и «Из глубины (De profundis)» 1998 года. Первый построен по плану обычных на Западе стояний, когда Христос шел на Голгофу. Четырнадцать стояний особо почитаемы в Иерусалиме, в Старом городе. Но в православных странах также есть специальная служба оплакивания Христа после страстей, которая тоже состоит из стояний. Оканчивается служба трехпесенным каноном, и «Стояние четвертое» у Регины Дериевой явно навеяно Богородичным икосом, после шестой песни канона. Весь цикл поразительно свободен от лишнего лиризма, казалось бы, необходимого для оплакивания. Он, наоборот, вписывается в жанр настоящего отрешенного плача, где слова выполняют функцию слез:

       Здесь уместно вспомнить, что и Ахматова говорила о своем «Реквиеме», что он состоит из пятнадцати молитв (у Регины Дериевой вступление и четырнадцать стояний).

       По этому циклу была написана кантата молодого итальянского композитора Армандо Пьеруччи, исполненная в Вильнюсе в 1997 г. с большим успехом и отмеченная в международной прессе.

       Цикл «Из глубины (De profundis)» посвящен теме человеческого страдания, как и псалом 141, из которого взяты эти слова. Через человеческое страдание сильнее всего выражается стремление к Богу, но страдания в форме пепла смерти, потери чувства времени очень сильны, так как поэт навечно остается поэтом:

        (Это именно то стихотворение, которое мы цитировали в начале статьи как «пушкинское»).

       Армандо Пьеруччи и на эти стихи написал кантату, которая будет торжественно исполняться осенью в Стокгольме и Упсале, в той стране, где Регина Дериева как будто наконец нашла радость и покой.

        В этой стране «обретенного рая» издана и последняя ее книга «Беглое пространство» (Stokholm, «Hylea», 2001). Она, на мой взгляд, особенно интересна, представляет определенный этап творчества. Говорят, только литературоведы различают у поэтов разные этапы творчества. Но сборник этот дает примеры зрелого труда. Даже названия разделов: «Непоправимость», «Forget it», «Из черной тетради» наводят на мысль, что подводятся особые итоги. Последний раздел «Стихи разных лет» особенное личный взгляд не только на прошлое, но и на себя-поэта.

       «Хлеб Иосифа», «конский топот», «бывшая земля» это главный вопрос о себе-поэте :

       На выход из беспросветных зим и надеется теперь птенец, оперившийся и выросший в живую, легкую и большую птицу. Скорбь остается на всех страницах, но есть и мир, радость и любовь например в «Шведских восьмистишиях»; появились отдельные примеры свободного стиха; лиризм не мешает выражению возвышенного; изгнание мыслится не как одна жизнь-смерть, а как некое множество, где «миллионы чернеют страниц», и мы встречаем такое простое и великолепное личное признание :

       Повествовательность евангельской истории Лазаря напоминает «Стихи из романа» Пастернака, но кончается простым и торжествующим гимном:

Париж


[an error occurred while processing this directive]
ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...