СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

Новая политическая реальность

Российские дипломаты пока выжидают,
поддерживать американскую акцию возмездия не спешат

ПЕНТАГОН

Первая реакция

Несмотря на имевшие место в последние годы периодические всплески антиамериканских настроений, число россиян, в той или иной форме одобривших террористический акт как возмездие за бомбардировки Белграда (варианты: Багдада, Триполи), оказалось ничтожно малым. Большую роль в этом сыграло поведение телеканалов, на несколько часов прервавших свои программы для трансляции из США, но, очевидно, дело не только в этом. Известны случаи, когда российские граждане находившиеся в это время на отдыхе в Египте и не имевшие доступа к отечественному телевидению, крайне негативно реагировали на действия не скрывавших своего удовлетворения арабов и даже вступали с ними в драку.

Правда, не обошлось и без курьезов. В первую ночь после терактов многие граждане, разогретые августовской «уткой» о предстоящем обвальном падении доллара, решили обменять американскую валюту на рубли, вследствие чего курс покупки долларов резко упал (местами даже в 2 раза); ситуация стабилизировалась только к середине следующего дня. По свидетельствам очевидцев, в провинции предприимчивые люди даже начали на улицах сбор средств в пользу пострадавших в США. И рядовые граждане, которые, казалось бы, давно привыкли к финансовым аферам и в массе своей не доверяют никаким уличным сборщикам пожертвований, на сей раз деньги отчего-то давали. Подобная реакция наблюдалась после убийства Джона Кеннеди: как рассказывали журналисты советских газет, в редакции тогда хлынул поток соболезнований, а многие, не очень веря официальным данным о финансовом могуществе клана Кеннеди, присылали последние деньги «в помощь вдове и сиротам».

На высоте оказались и политические верхи: за некоторыми исключениями, они была как никогда едины. Конечно, не обошлось без спекуляций, попыток использовать события в США, чтобы продемонстрировать правомерность «антитеррористической» операции в Чечне, но даже официальная пропаганда не стала на этом особенно настаивать. С особой позицией выступил Глеб Павловский, предположив, что организаторы терактов в США могли заранее просчитать первую реакцию американской стороны (объявление войны бин-Ладену), а значит, их такой сценарий вполне устроит. Сходную точку зрения высказал Александр Дугин: «Если США «сдадутся», то террор будет «узаконен» на каждый случай давления США на мир ответом будет очередной террористический акт... Если же нет, то не исключено, что мы стоим на пороге финала истории, ибо борьба Америки против всех остальных при нынешних технологиях массового уничтожения едва ли может даже теоретически закончиться чем-то позитивным». Но, впрочем, эти точки зрения остались практически не замеченными.

Потенциальные выгоды России

Какой бы ни была конечная позиция Вашингтона, очевидно, что последние события серьезно меняют расстановку сил на международной арене. Это не может не затрагивать интересы российской дипломатии, которая рискует оказаться и в выигрыше, и в проигрыше.

Какие выгоды Москва надеется получить из последних событий?

Во-первых, возрастает значение межгосударственных консультаций в рамках «восьмерки», Европейского союза; российские представители приступают к активным контактам с НАТО. Естественно, это льстит самолюбию Кремля.

Во-вторых, у России снова развязаны руки в Чечне. Мировое сообщество вынуждено солидаризироваться с лозунгами «борьбы с терроризмом», а чеченская тема в ближайшие месяцы, видимо, окажется на периферии общественного мнения, уступив место более масштабным военным конфликтам.

В-третьих, снова растут мировые цены на нефть. США как крупный импортер нефти время от времени пытаются добиться их снижения, но, очевидно, сейчас Вашингтону будет не до этого. Значит, поток поступающих в российскую казну нефтедолларов не иссякнет.

В-четвертых, повышение интереса США к военной и геополитической тематике тоже играет на руку Кремлю. В экономическом отношении Россия вряд ли может претендовать на роль сверхдержавы, однако она по-прежнему остается огромной по территории и значительной по военному потенциалу страной. А сейчас союз с такими государствами будет для Вашингтона важнее, нежели сотрудничество с технологически продвинутыми, но маленькими и слабыми с военной точки зрения.

Но внешне благоприятной конъюнктурой еще надо воспользоваться. И здесь у политиков и дипломатов могут возникнуть проблемы.

Пока дипломаты выжидают поддерживать акцию возмездия не спешат, чтобы была возможность торговаться, но и с критикой не выступают, так как консультации с Россией носят во многом символический характер и при необходимости Вашингтон обойдется вовсе без них.

МИХАИЛ ВИНОГРАДОВ


Москва



©   "Русская мысль", Париж,
N 4377, 20 сентября 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...