ПУТИ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ

 

«Лучший поэт России»
в Лондоне

Рейн

Между тем слово поэт, как мы знаем от Горация, не обозначение профессии, а оценка качества. Плохой поэт противоречие в терминах. Хорошие стихи, особенно по-русски, писать просто; быть поэтом трудно. По счастью, Рейн поэт. Лучшие из его стихов тяготеют к русской классической традиции. Их родство со стихами Бродского местами очень заметно, но это и понятно: оба из одного котла. Скрытые цитаты (мощнейшее лирическое средство) часто отсылают у него к классикам: например, к Пастернаку и Арсению Тарковскому (а через него к Мандельштаму). Рифма, когда она есть, отличается простотой и благородством (лишь очень изредка напоминая евтушенковские кривляния 1960-х).

Такие стихи, при всей их видимой простоте, без душевных затрат и таланта не написать.

В книге, продававшейся на выступлении, немало и верлибров, близких сердцу английских переводчиков Рейна, но для русского читателя менее значительных.

Индивидуальности резко очерченной, рельефной при первом знакомстве у Рейна не видно. Это хороший знак: у тех, кто работает на совесть, нет потребности в самовыпячивании, а чтобы разглядеть индивидуальность действительную, нужно ведь и самому быть индивидуальностью. Критической мысли иногда требуются на такую работу годы; недаром современники проглядели Тютчева.

Если сосредоточиться на несомненном, то на первый план у Рейна выдвигается подлинность. Его стихи не выдуманы, а прожиты. Мастерство в них хоть и не ошеломляющее, но надежное и тоже несомненное. Значит, они проживут еще лет пятьдесят минимальный карантинный срок для сколько-то устоявшейся оценки в поэзии.

Поэт оказался громкоголос и басовит. Стихи читал медленно, нараспев, затем давал слово переводчикам. Некоторые стихи комментировал, оговорившись, что вообще комментарии считает лишними. В Пушкинском клубе они лишними не были. Не все из 35 собравшихся пришли ради стихов.

В промежутке между первым и вторым отделением, на крыльце клуба, Рейн рассказал, как в 1997 г. вместе с государственной (бывшей Сталинской) премией получил и квартиру. Во время церемонии присуждения лауреат с женой оказались на сцене как раз между Лужковым и Ельциным. Жена пожаловалась начальству на плохие жилищные условия поэта, и дело было решено.

ЮРИЙ КОЛКЕР


Лондон



©   "Русская мысль", Париж,
N 4379, 04 октября 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...