Шахматы

 

Победа гениального одиночки

[Начало см. в «РМ» N 4379].

Матч между двумя сильнейшими западными шахматистами стартовал 6 июля 1971 г. в Денвере. Штат Колорадо славится отчаянной жарой и влажностью в летнюю пору. Позднее, проиграв матч, Ларсен жаловался, что он согласился играть в Денвере, где он чувствовал себя плохо и даже был вынужден обратиться к врачу.

Но в поражении датчанина была повинна, конечно же, не денверская погода. Опять, как и во всех предшествующих соревнованиях, возобладала шахматная сила Фишера. Его, как любили говорить, тотальная настроенность на борьбу, глубочайшее знание дебютной теории, позиционное мастерство, неразрывная связь тактики и стратегии в его творчестве, виртуозная техника в эндшпиле. Характерно, что, хотя всегда и повсюду пресса сообщала о причудах и странных требованиях Фишера, за шахматной доской он всегда оставался предельно объективным, демонстрируя удивительную психологическую устойчивость.

"Что значит слово «гений»? спрашивал Фишер. Если я выигрываю, то я гений, а если нет, то не гений". Вероятно, непонимание этой "простой, как апельсин" фишеровской концепции вселяло в Ларсена, как до этого и в Тайманова, надежду, что Фишер где-нибудь и когда-нибудь сорвется. Умудренные колоссальным опытом шахматисты не понимали, что Фишер уже не был тем мальчиком, который дебютировал на турнире претендентов в Югославии в 1959 г. или тем религиозным фанатиком, который предстал перед шахматным миром на межзональном турнире в Тунисе в 1967-м. Фишер стал прагматиком, причем прагматиком особого склада. Понимая, что одною ничьей можно добиться общей победы в длительном матче, он, тем не менее, всегда был готов дать бой рвущемуся в схватку противнику, а уж когда Бобби имел хотя бы небольшой перевес, он старался выжать из позиции все, чтобы добиться победы, и играл, что называется, до "голых" королей. Когда знатоки шахмат в то время пытались определить, что же внес Фишер нового в древнюю игру, то, наверное, именно такой подход и составлял неповторимость его творчества. Повторю: недооценка Фишера как хитрого матчевого бойца и как искушенной в психологической борьбе личности подкосила и Ларсена, и многих других гроссмейстеров, встречавшихся за шахматной доской с Фишером.

Пожалуй, первая партия оказалась не только определяющей для исхода всего матча, но и самой красивой. Ларсен черными разыграл французскую защиту (очевидно, это и был обещанный им сюрприз), бросился в атаку на фишеровского короля. Но американский чемпион поднял перчатку, не избегая ближнего боя. Необычным был и финал этой партии, в котором ладья и два слона Фишера оказались сильнее ферзя Ларсена.

Р.Фишер Б.Ларсен

1.e4 e6 2.d4 d5 3.Kc3 Cb4 4.e5 Ke7 5.a3 C:xc3+ 6.bc c5 7.a4 Kbc6 8.Kf3 Cd7 9.Cd3 Фc7 10.0-0 c4 11.Ce2 f6 12.Лe1 Kg6 13.Ca3 fe 14.de Kc:e5 15.K:e5 K:e5 16.Фd4 Kg6 17.Ch5 Kpf7 18.f4 Лhe8 19.f5 ef 20.Ф:d5+ Kpf6 21.Cf3 Ke5 22.Фd4 Kpg6 23.Л:e5 Ф:e5 24.Ф:d7 Лad8 25.Ф:b7 Фe3+ 26.Kpf1 Лd2 27.Фc6+ Лe6 Диаграмма N1

28.Cc5 Лf2+ 29.Kpg1 Л:g2+ 30.Kp:g2 Фd2+ 31.Kph1 Л:c6 32.C:c6 Ф:c3 33.Лg1+ Kpf6 34.C:a7 f4 35.Cb6 Ф:c2 36.a5 Фb2 37.Cd8+ Kpe6 38.a6 Фa3 39.Cb7 Фc5 40.Лb1 c3 41.Cb6. Черные сдались.

Выиграв эту партию истинный шедевр! Фишер сказал: "Трудная борьба. Не уверен, что я сыграл мою лучшую партию". Скромно сказано: эта партия восхищает и сегодня!

Если в первой партии шла острейшая борьба, то во второй, протекавшей относительно спокойно, Ларсен в какой-то момент не захотел сделать ничью, против которой Фишер, скорее всего, не возражал бы. Но после ошибки Ларсена Фишер был неумолим. Диаграмма N2

Б.Ларсен Р.Фишер

37...Лa4 38.Лc1 C:b5 39.C:f7 Л:h4+ 40.Kpg2 Kp:g5 41.Cd5 Ca6 42.Лd1 Лa4 43.Cf3 Л:a3 44.Л:d6 Лa2+ 45.Kpg1 Kpf4 46.Cg2 Лb2 47.Лd7 b6 48.Kd8 Ce2 49.Ch3 Cg4 50.Cf1 Cf3 51.Лb8 Ce4 52.Ca6 Kpe3 53.Лc8 Лb1+ 54.Kph2 Kpf4. Белые сдались.

В четвертой партии Фишер применил прием, который любил в годы своей молодости Михаил Таль. Он увидел, что соперник ставит ему ловушку, но решил попасться в нее, рассчитав вариант на полхода дальше. Правда, Ларсен сумел разглядеть контрзападню Фишера и сыграл иначе. Но худшую позицию он спасти уже не мог. Вот как это произошло. Диаграмма N3

Б.Ларсен Р.Фишер

Вот что заготовил Ларсен: 27.Л:c8 Л:c8 28.Фh3 Лcf8 29.Ф:h4, но следует предусмотренный Фишером ход 29...Лh6!, и белый ферзь в капкане!

Партия закончилась так: 27.Фd3 Cf5 28.Kph1 f3 29.Kg3 fg+ 30.Kpg1 C:e4 31.Ф:e4 Kf3+ 32.Kp:g2 Kd2 Белые сдались.

Случилось невероятное: Ларсен проиграл Фишеру с тем же "сухим" счетом 0:6, что и Тайманов! Один американский шахматный журналист написал в ту пору так: "Как бы мы ни радовались победе Фишера, мы не можем не выразить сочувствия Ларсену". Тайманов, должно быть, чувствовал себя не то что отмщенным, но в какой-то степени оправданным.

Фишер после победы в Денвере возвратился в Нью-Йорк. Ему была устроена торжественная встреча в Манхэттенском шахматном клубе. Его поселили в гостинице "Шератон" на Бродвее. Самые шикарные апартаменты были предложены молодому претенденту. Но он предпочел более скромный номер, заметив, что шум транспорта под окнами мешает ему готовиться к матчу с Петросяном.

Петросян тем временем в окружении секундантов и тренеров готовился к поединку с Фишером на своей даче в Красной Пахре под Москвой. Знал ли он, что ожидало его?

Окончание см. в «РМ» N 4381

ЛЕВ ХАРИТОН


Нью-Йорк



©   "Русская мысль", Париж,
N 4380, 11 октября 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...