СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

Волнения в Абхазии

Москва и Тбилиси вновь вовлечены
в «забытую» войну

В начале октября резко обострились отношения между Абхазией и Грузией. Поводом к тому стала активность чеченских вооруженных формирований, оказавшихся на территории Грузии.

8 октября над Абхазией в Кодорском ущелье был сбит вертолет с наблюдателями ООН. Согласно распространенному мнению, это сделал один из проникших сюда чеченских отрядов. Вслед за этим самолеты неустановленной принадлежности нанесли в Кодорском ущелье несколько бомбовых ударов, в результате которых погибли мирные жители. Ни Москва, ни Тбилиси не взяли на себя ответственности за эту акцию. Одновременно появились сообщения о том, что проникшие в Абхазию чеченские сепаратисты (считается, что их возглавляет Руслан Гелаев) пытали и затем убили нескольких мирных граждан.

Попытка грузинских войск продвинуться в Кодорское ущелье вызвала крайне жесткий отклик Сухуми: власти самопровозглашенной Абхазии объявили мобилизацию населения. В ответ Грузия заявила о своей решимости добиться вывода российских миротворческих сил с территории Абхазии, а Эдуард Шеварднадзе указал на возможность выхода Грузии из СНГ.

Российская дипломатия оказалась в ловушке, к которой шла уже несколько лет: либо осуждать сепаратизм, предоставляя тем самым Грузии карт-бланш на проведение масштабной войсковой операции в Абхазии, либо выступать с «миротворческих позиций» но тогда Тбилиси получает аналогичные основания содействовать на пользу или, по меньшей мере, сочувствовать силам чеченского сопротивления.

Сначала последовало жесткое заявление министра обороны РФ Сергея Иванова. По его словам, «грузинское руководство не контролирует ситуацию на своей территории либо манипулирует террористами в своих целях». Заявив, что Абхазия «фактически подверглась атаке террористов», С.Иванов оказался на стороне абхазских властей.

Но 13 октября Владимир Путин высказал совсем иную позицию. Допустив возможность выхода Грузии из СНГ, он указал, что в этом случае Тбилиси уже не сможет рассчитывать на прежнюю уступчивость России в двусторонних отношениях в частности, в вопросе о стоимости поставок газа и электроэнергии. Из слов Путина можно было понять, что Россия не станет сейчас активно вмешиваться в грузино-абхазский конфликт.

На самом деле, отказавшись от лобового столкновения с Тбилиси, Путин фактически предложил Шеварднадзе торг по вполне конкретным вопросам. Повышение цен на газ и электричество может не меньше дестабилизировать положение в Грузии, нежели активность сепаратистов в Абхазии. Другое дело, что российская сторона опять не готова ясно назвать свои цели и интересы в этом регионе: Кремль то манипулирует миротворческой риторикой, то говорит о готовности к компромиссу с Тбилиси за спиной Сухуми, тем самым обрекая Абхазию на новый виток войны. В результате политика России в регионе сводится к «торгу ради торга».

В двойственном положении оказалась и Грузия. Ее прежняя игра на противоречиях между Москвой и Вашингтоном сейчас малоэффективна: во время афганской войны США не станут ссориться с Россией из-за Грузии. Использовать присутствующие на территории Грузии чеченские отряды для борьбы с абхазскими сепаратистами тоже не очень перспективно : вряд ли чеченцы станут обслуживать интересы официального Тбилиси. Конфликт в Абхазии способен принять трех- или даже четырехсторонний характер: грузины, абхазы, чеченцы и российские войска могут вести здесь самостоятельную политику, а с учетом крайне слабого контроля Тбилиси над Аджарией и Южной Осетией это рискует вызвать окончательную «ливанизацию» Грузии.

МИХАИЛ ВИНОГРАДОВ


Москва



©   "Русская мысль", Париж,
N 4381, 18 октября 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...