СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

ФЗГ

Температура гласности:

Заметки навстречу
«Гражданскому форуму»

ФЗГ

Думаю, начало гражданскому обществу в России положила Екатерина II, запретив телесные наказания дворян.

Между тем в Англии, по крайней мере до начала ХХ века, существовали закрытые школы, где эти самые телесные наказания применялись к самым высокородным мальчикам и девочкам. А гражданское общество в Англии к тому времени уже имело многовековую биографию.

Из этого некорректного, а для кого-то и невнятного сопоставления следовало бы сделать вывод, что даже такой универсально авторитарный метод, как порка, применительно к одним спинам (скажем, русским) имеет влияние на гражданское самосознание, а применительно к другим (например, английским) никакого. Так что дело, очевидно, не в самом методе, а в задачах и способах его применения, а также в традициях общества, среды, где этот метод применяется. В России эти наказания применялись публично и были направлены на устранение самоволия и устрашение окружающих. В английских школах, напротив, наказания были направлены на усовершенствование личных качеств наказуемого, и их суверенная секретность зависела только от его личной воли.

Проявление обдуманного своеволия, первый, пусть и неудачный опыт гражданского противостояния абсолютной власти декабристское движение, стало возможным, пользуясь выражением Эйдельмана, после двух непоротых поколений дворянства. Чем оно кончилось, надеюсь, многие помнят.

А через частные школы прошел весь цвет английского парламентаризма.

Непоротость дворянства с XVIII века, а затем и непоротость крестьянства и прочие достижения уже XIX века медленно, но верно порождали ростки гражданского самосознания в российском обществе, и ростки эти если леса и не породили, то уж заметными рощицами точно вписались в общественный ландшафт. А потом был 1917 год.

Дворянство и все накопленные им традиции, купечество, уже обретшее свои корпоративные моральные принципы, промышленники, постепенно становившиеся становым хребтом капитализации России и вырабатывавшие целебный кальций собственного достоинства, без которого не может быть позвоночника у гражданского общества, все было сметено железной большевистской метлой.

По Слуцкому:

Оставалась, правда, еще интеллигенция. Но русская интеллигенция рождена была болью. Она и сама была болью России, а боль никудышная основа для воспитания собственного достоинства. Не случайно же один из самых совершенных русских интеллигентов, Антон Павлович Чехов, говорил о выдавливании из себя раба. Кроме того, как сказал Сол Беллоу, «даже величайшие умы могут поступать на службу к невежеству, пока сохраняется потребность в иллюзиях». Добавлю в мифах. А кто же более всего нуждался в создании надежных иллюзий и мифов, если не ленинско-сталинская власть? Так что в повивальные бабки гражданского общества интеллигенция годится, а основу его составить не может по природе своей.

Ну так есть оно у нас, это гражданское общество, или вовсе его нет, раз купцы наши, обретя старорежимную российскую ндравность, остальные составляющие, из которых и складывалась мораль сословия, прячут как концы в воду при появлении контролирующих органов, промышленники все больше из перераспределяющих, а не создающих, что мало способствует крепости станового хребта, а уж про дворянство я и не говорю, ибо то, что ныне именует себя в Российской Федерации дворянством, напоминает мне жертву иудейской религии: им, увы, сделано такое крупномасштабное обрезание... биографии, что никакой надежды на производство высокородного потомства нет и не ожидается.

Давайте на время оставим проблему истории и посмотрим на гражданское общество с филологической стороны. Между прочим, и грядущий форум поставил этот вопрос ребром. Что в сочетании понятий «гражданин» и «общество», говоря по «Недорослю», существительное, а что прилагательное? Лично мне представляется, что понятие «общество граждан» или «сообщество граждан» намного больше соответствует тому, что хотелось бы видеть в России, чем калькированный с иностранного перевод «гражданское общество». Вот уж где совершенно очевидно, что существительное, а что прилагательное, и только иностранцам, не ведающим наших филологических мук, на это наплевать: хоть горшком назови... но в основе-то все равно гражданин и его права. У нас же, схватившись за то, что существительное вроде бы главнее, того и гляди выстроится лесенка: общество общность община общак, и гражданин со всеми его достоинствами и правами опять окажется прилагательным к коллективу, обязанный общественное ставить выше личного.

«Гражданское общество» в сегодняшней России куда многолюдней «общества граждан». И здесь мои филологические изыскания смыкаются с историко-психологическими и рождают тревогу: а достаточно ли каких-то 10-12 лет демократической «непоротости», чтобы проводить «смотр сил», каким несомненно кому-то видится, а кем-то будет представлен «Гражданский форум».

Не рано ли нам, еще не отличающим общество граждан от гражданского общества, встречаться с верховной властью по ее призыву, на ее поле и в сущности на ее деньги? Ведь власть в России это обретающий все большую сплоченность союз бюрократов, намертво скрепленный, несмотря на все внутренние противоречия, единством цели, и эта цель власть. Власть сумма функций. Гражданское общество производное личностей. В нашей стране по крайней мере пока функция сильнее личности, важнее, более приемлема и куда более уважаема. Как быть? Ростки гражданского общества многообразны и заметны не случится ли, что на этом форуме из них сплетут для власти торжественный венок, оборвав ради этого еще некрепкие корни. А такие попытки будут, и кое-что для этого уже делается.

Несколько дней назад я услышал от одного из организаторов форума, что готовность к встрече с властью одних и отказ от этой встречи других разделили этих «граждан» на разумных, с одной стороны, и маргинальных или маргинализирующихся с другой. Уже среди массы общественных и неправительственных организаций развернулась борьба за право «быть представленными» на форуме. Уже... Граждане! Вспомним Эйдельмана: два непоротых поколения. А мы только первое. Если мы позволим, чтобы форум вместо прокладывания пути занялся выработкой стандартов правильного и неправильного, приобщенного и отверженного мы проиграли.

Гражданин это осознанно сделанный выбор. И уважение к выбору чужому. Я уважаю выбор моих сограждан не принять приглашение власти к диалогу. Я уважаю нежелание организаций стоять в очереди на форум. Я уважаю инакомыслие. Но именно поэтому готов участвовать во встрече с самым сильным инако по отношению ко мне мыслящим с верховной властью этой страны. Мне тревожно, но страха во мне нет.

АЛЕКСЕЙ СИМОНОВ


Москва



©   "Русская мысль", Париж,
N 4381, 18 октября 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...