ДУХОВНЫЕ ПУТИ

 

Новая встреча в Бозе

Девятая международная конференция по русской духовности

Ее насельников, кстати, весьма обрадовало, когда они узнали, что по-церковно-славянски название их места означает «в Боге». Кажется, они не знают, что в современном русском это употребляют лишь в обороте «почил в Бозе». Хотя, впрочем, монахов подобным не испугать: вся их энергия и направлена на достижение этой цели спасти душу, то есть почить в Боге.

Мне довелось приезжать в Бозе почти каждый год, и в итоге я подружился со многими монахами и монахинями! Да, в этом странном месте насельники разного пола живут говоря по-церковному, спасаются вместе. Убежден, что у многих подобное сообщение вызовет здоровый скепсис. И как же насчет искушений? ведь на Афон, например, женщин вообще не пускают от греха подальше.

В Бозе к таким вопросам давно привыкли. И отвечают, что самые первые христианские обители тоже были смешанными и тогда это никого не смущало. Впрочем, как говорится, в чужой монастырь со своим уставом...

А в Бозе действительно свой устав, утвержденный Папой Римским лет сорок тому назад. И в этом уставе все местные странности зафиксированы, так сказать, в законодательном порядке. О любви к России в нем, впрочем, не говорится это уже благоприобретенное. Но закреплены другие, на наш патриархальный взгляд, несообразности. Монахи в Бозе, например, имеют право работать в других местах и возвращаться в обитель в нерабочее время. Я, например, познакомился с одним монахом, трудившимся в соседнем городке официантом. Ума не приложу, как общаться с эдаким официантом. Говорить ему «отче, принесите меню»? А уходя из ресторана, попросить благословения? Мол, принесите счет и благословите?

И еще по обители монахи гуляют «в штатском»: молодые насельники в джинсах и футболках, кто постарше сообразно наработанным вкусам. Монашеские рясы они надевают только в церковь.

Есть и другое курьезное обстоятельство. В этот католический монастырь принимают представителей любых христианских конфессий! Воспользовавшись этим, в состав его братства уже вступили несколько протестантов. Причем, будучи официально монахами Бозе, они не получают здесь святого причастия и к чаше во время мессы не подходят, а ездят причащаться куда-то в протестантскую церковь. Аббат Бозе, отец Энцо Бьянки, мне сообщил, что он страстно ждет к себе русского православного монаха или монахиню, но таковые к нему еще не обращались.

Есть, впрочем, в Бозе и один православный насельник, притом титулованный, греческий епископ, вышедший на покой, то есть на пенсию, и местом своего покоя избравший Италию. Но сей хитроумный эллин номинально в состав братства не вступил, сохраняя свою православную независимость.

К главному храму в монастыре пристроена звонница. Ее главный колокол, созывающий насельников на богослужения, носит имя Нил в честь нашего великого старца Нила Сорского.

Отчего же тут так возлюбили Россию? Сами насельники отвечают так: за Нила Сорского, Сергия Радонежского, Серафима Саровского, Паисия Величковского, за мать Марию (Скобцову), погибшую в нацистском концлагере. Обо всех этих подвижниках они уже выпустили отдельные книги, получившие в Италии признание. И всем этим упомянутым угодникам Божиим была посвящена своя отдельная конференция в череде ежегодных.

Один из хорошо знакомых мне иноков, отец Адальберто Маинарди, получил от своего аббата задание (по-монашески послушание) выучить русский язык исключительно для того, чтобы наладить связи с нашей страной. Монах, конечно, от послушания уйти не мог и теперь неплохо говорит по-русски, а главное, принялся за организацию русских встреч в Бозе. Теперь он полностью погрузился в «Святую Русь», читает русских духовных писателей, паломничает по русским монастырям. Именно он и остается главным организатором конференций.

Встречам в Бозе всегда стараются придать научную основательность. Конечно, насельники и сами принадлежат к числу так называемых ученых монахов; о. Адальберто, например, выпускник философского факультета Миланского университета. Однако, мудро не полагаясь на свой собственный разум, они привлекают к своим начинаниям итальянские университетские круги. Счастливый случай (то есть, по местной терминологии, Божий промысел) свел их с Ниной Михайловной Каухчишвили, которую по праву называют матриархом итальянской русистики. Фамилию ее итальянцы выговорить не могут, тем более что в латинской транскрипции там в одном месте встречаются пять согласных подряд! Поэтому ее называют просто Нина. Филолог с религиозными интересами, она вышла на сцену русистики с большой монографией о Петре Вяземском и его связях с Италией, а затем увлеклась о. Павлом Флоренским и другими русскими мыслителями и богословами. Именно Нина Михайловна и стала «серой кардинальшей» встреч в Бозе, подсказывая монахам нужных людей и подталкивая их к новым подвигам, а надо сказать, что ее грузинский темперамент превосходит русский.

И в этот раз на встрече было немало известных (в узких кругах) имен: богослов Иларион (Алфеев), патролог Андре Луф, агиолог о. Адальберто Пьовано, ряд сотрудников Пушкинского дома (Г.М.Прохоров, О.В.Панченко), доктор исторических наук, специалист по истории Русской Церкви в XX веке М.В.Шкаровский, ректор Московской духовной академии владыка Евгений Верийский, наместник петербургской Александро-Невской лавры архимандрит Назарий и много иных.

Наша встреча, называвшаяся «Пути русского монашества» и проходившая в самом конце сентября, закончилась. Тему следующей встречи по традиции хранят тут в секрете до последней минуты. Аббат, прощаясь с нами, громко объявил, что в сентябре 2002 г. в Бозе приглашают со всего мира тех, кому есть что сказать про Оптину пустынь. Или тех, кому Оптина пустынь интересна.

МИХАИЛ ТАЛАЛАЙ


Бозе Флоренция



©   "Русская мысль", Париж,
N 4381, 18 октября 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...