СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

Дворцовый переворот
в Грозном

Ахмад Кадыров пытается
взять власть в свои руки

Кадыров

18 октября в очередной раз обострилась ситуация в Чечне. Однако ее источником стали не сепаратистские силы, а промосковский глава республики Ахмад Кадыров. Воспользовавшись отсутствием назначенного российскими властями премьера Чечни Станислава Ильясова, Кадыров в сопровождении вооруженных людей явился на заседание правительства и выступил с резкой критикой его действий. Спутники Кадырова, по свидетельствам очевидцев, занялись обыском находившихся в доме правительства людей. Вслед за этим Кадыров объявил о роспуске аппарата правительства Чечни и создании на его месте «аппарата администрации президента Чеченской республики», во главе которого поставлен бывший сотрудник Верховного суда Чечни Ян Сергунин.

Кроме того, Кадыров выступил с серией резких заявлений. Он обвинил чиновников в том, что они «не болеют за Чечню», и пообещал разобраться, «чем тут занимается Ильясов», указав, что премьер к тому же так и не перевез свою семью из Ставропольского края в Чечню. Глава республики утверждает, что его действия получили поддержку Владимира Путина.

Впрочем, Ильясов в долгу не остался. В интервью газете «Коммерсант» он назвал происшедшее «настоящей провокацией», которую Кадырову «посоветовали сделать какие-то болваны»

Вообще говоря, отношения между промосковскими силами в Чечне и раньше были ничуть не теплее, нежели между лидерами сил сопротивления. Формально их полномочия были разделены: Кадыров занимался «политическим урегулированием», Ильясов и федеральный министр Владимир Елагин хозяйственными вопросами, военные проведением силовых акций и «наведением порядка». У каждого из них имелся мандат из Москвы.

Однако ни одна из сторон не была удовлетворена таким положением дел. Кадыров, не снискавший особых лавров на ниве «национального примирения» в республике, остро почувствовал необходимость прибрать к рукам властные рычаги. Кроме того, для сохранения минимальной поддержки среди населения ему было необходимо время от времени критиковать действия федеральных войск. Ильясов и Елагин, а также глава правительственной комиссии Виктор Христенко занимались выбиванием денег из федеральной казны и организацией финансовых потоков в республике сферой, мягко говоря, небесконфликтной и очень привлекательной. Поскольку Кадыров находился в республике лишь эпизодически, Ильясов все чаще имел основания чувствовать себя «человеком номер один» в промосковской администрации. Наконец, есть еще военные, которые видят в Кадырове «врага России» и вчерашнего «пособника» сепаратистов, а к гражданскому Ильясову относятся в лучшем случае покровительственно.

Наблюдатели сходятся в том, что в борьбе за полномочия Кадырову проще было атаковать правительство, чем военных: их реакция могла быть весьма трудно предсказуемой. Активность Кадырова вполне понятна: доступ к «кассе» серьезно укрепил бы его эфемерную власть. Похоже, что недавняя поездка Кадырова по странам Ближнего Востока при всей призрачности ее результатов вызвала удовлетворение в Москве и Кремль позволил ему поиграть мускулами. Правда, неизвестно, предупредили ли об этом Ильясова.

Нельзя сказать, чтобы Ильясова или Елагина воспринимали в Москве как «политических тяжеловесов». Это не более чем лояльные чиновники, получившие свои посты в качестве утешительного приза после поражений на губернаторских выборах: однвого в Ставропольском крае, другого в Оренбургской области. Тем не менее похоже, что прямого сигнала смириться с претензиями Кадырова Ильясов пока не получал. Да и преждевременно утверждать, что, «освоив» дополнительные полномочия и расставив людей на ключевые посты, Кадыров имеет шанс добиться политического урегулирования в Чечне.

В Москве ситуация в Чечне вызвала немалый интерес. Газета «Известия» расценила происходящее едва ли не как «второй Хасавюрт», указывая, что сопровождавшие Кадырова вооруженные люди предлагали прикомандированным из России чиновникам «убираться домой». По другим предположениям, активизация Кадырова вызвана предстоящим конкурсом на право разработки нефтяных месторождений в республике: глава республики рассчитывает противопоставить «Роснефти» близкую к нему компанию «Роснефтегаз». Неопределенность усугубляется и тем, что федеральный центр ситуацию, естественно, предпочитает не комментировать.

Конфликт Кадырова и Ильясова еще раз показал, что созданные из Москвы властные структуры, правомочность которых совсем не очевидна, по-прежнему неустойчивы. На конфликты между различными кланами в пророссийской администрации накладывается отсутствие у нее достаточной поддержки как среди населения, так и у военных. Даже выборы в условиях раскола чеченского общества такой стабильности не обещают. Но, похоже, до полноценных выборов в ближайшее время дело не дойдет. А значит, днем в Грозном будут конкурировать гражданские и военные власти, а ночью хозяевами Чечни останутся силы сопротивления.

МИХАИЛ ВИНОГРАДОВ


Москва



©   "Русская мысль", Париж,
N 4382, 25 октября 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...