СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

К ДЕПУТАТАМ ПРИКОСНУЛИСЬ

И к льготам для СМИ тоже

Как раз из-за депутатской неприкосновенности всю прошлую неделю Дума стояла на ушах. 29 октября в Охотный ряд пришло из Генпрокуратуры представление иначе говоря, просьба лишить неприкосновенности депутата из фракции СПС Владимира Головлева. Депутаты сначала решали-решали, судили-рядили до позднего вечера и в итоге отказали прокурору. Согласны на все были левые (потому что Головлев из «правых сил») и жириновцы с нардепами (они всегда на все согласные). Но «медведи», ОВР, СПС с «Яблоком» и большинство регионалов голосовать не стали вот и не хватило прокурору 13 голосов. Но утро вечера мудренее. И, выспавшись, депутаты перерешили: подавляющим большинством (387) голосов дали прокуратуре согласие на все следственные действия, кроме ареста. Виновник торжества сказал, что соломоновым решением собратьев удовлетворен.

Нехорошая фамилия

Депутат с вызывающей неприятные литературные ассоциации фамилией Головлев думский старожил. В нынешний состав Думы он прошел от уральской региональной группы федерального списка СПС; в список же попал как член политсовета покойной партии ДВР и председатель правления близкого к ДВР объединения «Российские налогоплательщики». Вместе с Сергеем Юшенковым в апреле 2000 г. создал движение «Либеральная Россия», которым в последнее время увлекся «олигарх-правозащитник» Борис Березовский. В партию СПС Головлев вступать не стал, сочтя ее вождистской и имитирующей КПСС, впрочем, так поступили и некоторые другие члены политсовета ДВР (например, Сергей Юшенков, Сергей Ковалев, Юлий Нисневич и др.).

В Думу первого и второго созыва избирался по одномандатному округу Челябинской области (то есть гражданами), а до избрания в самую первую Думу работал председателем Челябинского областного комитета по управлению имуществом. По мнению Генпрокуратуры, имуществом Челябинской области Головлев распоряжался крайне неправильно. Вот что про это написано в представлении, которое подписал сам генеральный прокурор Владимир Устинов:

«Прокуратурой Челябинской области расследуется уголовное дело о хищении путем злоупотребления служебным положением руководителями Фонда имущества области 22 млрд. рублей, полученных от приватизации и принадлежащих перечислению в бюджеты различных уровней. На аукционе, состоявшемся 29 августа 1995 года, выставлен на продажу пакет акций АО «Магнитогорский металлургический комбинат». Вырученная от продажи сумма в размере 22 млрд. руб. в нарушение действующего законодательства вместо перечисления в бюджет была помещена в ЗАО «Банк содействия приватизации». Впоследствии по указанию Головлева В.И., который входил в совет директоров этого банка и одновременно являлся депутатом ГД РФ, выведенные из бюджета деньги банк выдал в виде заведомо невозвратных кредитов». Кроме того, пишет генпрокурор, Головлев, будучи начальником КУГИ (областного комимущества), создал акционерное общество ЧОСИФ (позже ЧОИК), в собственность которого были переданы 10-20% акций 89 предприятий области общей стоимостью 2,85 трлн. руб. Делалось это «путем обмана и злоупотребления доверием»; в дальнейшем же «Головлев В.И. и другие лица, используя накопленный капитал этого акционерного общества (ЧОСИФ-ЧОИК), продавали сосредоточенные в нем акции, а вырученными денежными средствами распоряжались по своему усмотрению».

Резюме трех страничек прокурорской прозы, заполненных утверждениями, подобными вышеприведенному, таково: «Просим дать согласие на привлечение к уголовной ответственности, арест и обыск». Естественная реакция на эту писанину любого нормального человека (и депутата, представьте, тоже) такова: а доказательства-то где? При наличии минимального знакомства с российским деловым обиходом такую бумажку можно накатать про любого отечественного чиновника, Путина включая (он вообще по внешнеэкономическим связям был, там простору побольше, чем в КУГИ). Прокуратура на все это говорит: а вы нам дайте Головлева, тогда будут доказательства. Иначе говоря, хамит. Понятное дело, депутаты взбеленились.

Посудите сами: приходит какой-то, даже не генпрокурор (хотя и «генпрокурор» по российским обстоятельствам скорее ругательство, а не должность), а всего-навсего заместитель и с порога заявляет: а подайте мне депутата Ляпкина-Тяпкина, я его посажу в кутузку. Могут ли парламентарии терпеть такое обращение? Они и не стерпели. И выдали коллегу не сразу, а погодя, к тому же не целиком, а частично. Обыск разрешили, допросы тоже, а вот арест нет.

Попутно выяснили, кто что думает про неприкосновенность и всякое такое. В СПС думают, что неприкосновенности в принципе быть не должно, но пока она есть коллегу выдавать нельзя. Жириновский думает, что отказывать прокурору неприлично. Депутат Александр Лоторев что «учить» (то есть сажать) депутатов «полезно». В «овраге» же что от сумы и тюрьмы никому не стоит зарекаться. Как сказал лидер фракции ОВР Вячеслав Володин: «Каждый из нас может оказаться в подобном положении». Это, надо признать, не риторическая фигура, а констатация факта.

Насчет того, почему Генпрокуратуре вдруг срочно понадобился Головлев, есть разные мнения. Сам депутат считает, что его хотят повязать за «Либеральную Россию», по его мнению, «единственную оппозиционную организацию», да которая еще и с Березовским общается. Есть версия, что прокуратура просто активничает по всем фронтам, чтобы продемонстрировать свою «равноудаленность». Есть злые люди, которые утверждают, что Головлев зря поссорился с Немцовым. Есть еще более злые люди они говорят, что до Головлева был его помощник Александр Дудин, а после Головлева будут Александр Починок и Виктор Христенко. И есть уж полные злодеи они считают, что все эти набеги на Думу устраиваются просто «оживляжа» ради. Должно же, мол, в стране что-то происходить.

Последние льготники

В день Всех Святых депутаты разобрались с налоговыми льготами, имевшимися у российских СМИ. В свое время, а конкретно в конце 1995 г., СМИ и книгоиздатели в качестве подарка с барского (то есть президентского) плеча получили закон «О государственной поддержке СМИ и книгоиздания в Российской Федерации». В законе были записаны разнообразные приятные льготы, в числе коих освобождение от уплаты НДС. Время шло, льготы таяли, наконец пришел черед и последней из них помянутой льготе по НДС.

Поскольку всем ясно, что платить налоги хуже, чем не платить, то СМИ решили без борьбы не сдаваться. И не сдались. После многочисленных переговоров прессе и книжникам удалось добиться как освобождения от налога с продаж (5%), так и льготной ставки НДС: 10% вместо 20-ти. Правда, на пленарном заседании депутат из группы «Регионы России» (а до избрания собкор «Известий» на Дальнем Востоке) Борис Резник сделал отчаянную попытку вернуть златые дни и продлить освобождение СМИ от НДС еще на два года. Резник пугал коллег повышением цен на газеты на 40%, падением тиражей на 30% и повсеместной кончиной районных и городских газет. «Даже в Уганде, воскликнул он, и то нулевой НДС на газеты». Представлявший согласованную с правительством (то есть десятипроцентную) позицию депутат Николай Булаев упирал на то, что при нынешней системе возмещения НДС газетчики от введения пониженной налоговой ставки не только не проиграют, но и, наоборот, выиграют: по идее им должны возмещать разницу между входящим и исходящим НДС. Представлявший точку зрения правительства Сергей Шаталов дал понять, что у «нулевого» решения, даже если оно и будет принято Думой, нет никаких дальнейших перспектив: Минфин и на десять-то процентов пошел скрипя зубами.

Послушав все точки зрения, депутаты прониклись и дружно проголосовали за всё сразу: и за несогласованный вариант Резника, и за согласованный Булаева. Но сторонников бескомпромиссного варианта оказалось меньше, чем сторонников компромисса с правительством, 235 против 281-го, и победила десятипроцентная ставка. За освобождение от НДС голосовали левые (КПРФ с аграриями), СПС, «Яблоко», половина «Нардепа» и большинство регионалов. За 10% «медведи», «овраг», жириновцы, большая часть фракций КПРФ и СПС, понемногу «яблочников», регионалов, нардепов и аграриев.

Сторонники льгот для СМИ с грустью отмечали, что, ежели бы коммунисты не проголосовали за согласованный вариант, то прошла бы версия Резника, и это правда. Однако если смотреть по существу дела, то налоговые льготы, с одной стороны, развращают льготников, с другой не решают главной налоговой проблемы не только СМИ, но и всех российских производителей. А она состоит в том, что совокупный уровень налогообложения в России непомерен. Что же до НДС, то «нормальная» ставка (20%) высока настолько, что даже Минфин поговаривает о том, чтобы ее слегка снизить, а инструкции по исчислению НДС превращают его по сути дела в оборотный налог.

ЕКАТЕРИНА МИХАЙЛОВСКАЯ


Москва



©   "Русская мысль", Париж,
N 4384, 08 ноября 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...