МИР ЗА НЕДЕЛЮ

 

Согласие
вместо договоров

«Медовый месяц»
в российско-американских отношениях
продолжается

Большинство комментаторов сходится на том, что одним из основных результатов визита Владимира Путина в США и его Путин&Буш-Техас-13112001 переговоров с Джорджем Бушем стал переход к качественно новой системе взаимоотношений. В центре внимания двух президентов отныне станет не столько подписание договоров, сколько как и с другими союзниками США поиски взаимопонимания, что сделает обе стороны гораздо сговорчивей в достижении компромиссов. Более того, звучат утверждения, что России теперь отводится более важная роль во внешней политике США, нежели странам НАТО (исключая лишь Великобританию).

Основания говорить о прорыве действительно есть. Устранены прежние неудобства, до которых прежде не доходили руки, вроде отказа признать Россию страной с рыночной экономикой. Успехи антиталибской коалиции показали эффективность российско-американского союза в Афганистане. Предложение Буша о существенном сокращении ядерных вооружений отвечает экономическим интересам России: ей гораздо обременительней, чем США, сохранять число боеспособных ракет на нынешнем уровне.

В то же время по ряду стратегических проблем, стоящих на повестке дня, Путин&Буш-Техас-13112001 позиции Москвы трудно назвать прочными. Речь, например, идет о возможности выхода США из договора по ПРО споры на этот счет еще недавно называли едва ли не краеугольным камнем российско-американских отношений. Конечно, внутри России по этому поводу ломается немало копий. Генералитет заинтересован поставить в центр внимания военные вопросы. Еще недавно в его рядах не было согласованной точки зрения: «сухопутная» партия начальника Генштаба Анатолия Квашнина вела борьбу с «ракетчиками» во главе с министром обороны Игорем Сергеевым и была заинтересована в том, чтобы занизить роль ракетно-ядерного щита. Теперь же генералы выступают единым фронтом: о важности проблемы ПРО заявляют и военачальники, и Сергеев, который перешел на работу в аппарат Путина. Однако мнение военных, похоже, не слишком беспокоит президента. Увидев, что на особый прогресс рассчитывать не приходится, российская делегация не стала особо настаивать на проблемах ПРО, открыв возможность Вашингтону начать испытания по НПРО. Никаких соглашений по противоракетной обороне по итогам переговоров подписано не было этой теме было уделено лишь семь строк в итоговом трехстраничном коммюнике.

Нечто подобное происходит и при обсуждении другого в прошлом принципиального для России вопроса влияния ООН и роли этой организации в международных миротворческих операциях. Хотя Путин и говорил о необходимости усилить ООН, ее штаб-квартиру во время поездки в Нью-Йорк он посещать не стал этот жест тоже можно не расценить как символический.

Определенные успехи достигнуты в экономическом сотрудничестве, но две мины замедленного действия: ВТО и нефтяные цены так и не были обезврежены. Кремль хотел бы добиться от США поддержки в процессе вступления во Всемирную торговую организацию, но, пока внутри самой России не достигнуты единые позиции по этому вопросу, на особый прогресс рассчитывать не приходится. В нефтяных спорах США, заинтересованные в снижении цен на энергоносители, России не союзники. Более того, при дальнейшем падении цен Москве, вполне возможно, придется обращаться за Путин&Буш-Техас-13112001 новыми кредитами, тем самым восстанавливая неравноправный характер отношений с Вашингтоном.

Вопросы защиты прав человека на российско-американских переговоров играли второстепенную роль. Буш предпочел публично не вспоминать о «спорных», с точки зрения Вашингтона, моментах вроде процесса над Игорем Сутягиным (и тем более о Чечне). А в заявлениях Путина ничего не говорилось насчет желания Москвы изменить дискриминационный порядок выдачи американских виз российским гражданам.

Полноценный российско-американский диалог действительно начался, но он еще слишком серьезно зависит от конъюнктуры. Пока что дипломатические прорывы России опирались в основном на сочетание благоприятных факторов: относительное нефтяное благополучие, весенний «самолетный» конфликт между США и КНР, трагические события 11 сентября и их последствия. Прозападный курс российской дипломатии начинает приносить свои плоды, но критики Путина могут указать, что позиции Москвы в диалоге все же слабее: по принципиальным вопросам (НАТО, ПРО) Вашингтон далеко не всегда идет на уступки. Путину, очевидно, еще предстоит доказывать, что интересы двух стран совпадают не только вокруг Афганистана.

КОНСТАНТИН СИМОНОВ


Москва



©   "Русская мысль", Париж,
N 4386, 22 ноября 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...