СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

ИНФОРМАЦИОННЫЙ ШУМ

Заметки с «Гражданского форума»

Подготовка собрания под названием «Гражданский форум» происходила бурно. «РМ» писала про это неоднократно, посему историю того, как Глеб Павловский обязался родить президенту новое гражданское общество и как протекала беременность, я излагать не буду. Скажу только, что в результате на форуме в Кремлевском дворце съездов (сейчас он называется по-другому, но как все равно никто не помнит) собрались три различных группы российских граждан.

Первая представители «гражданского общества имени Павловского», т.е. Павловский на форуме многочисленные сотрудники многочисленных проектов Фонда эффективной политики (ФЭП). Сплетники утверждали, что якобы одних журналистов из фэповского интернет-проекта «Страна.ру» по дворцу бродило человек 80, и всё больше с карточками участников. Подтвердить или опровергнуть эту сплетню я не берусь, но в зале действительно легко было заметить группу поддержки Павловского.   [На снимке: С особым тщанием главу ФЭПа Глеба Павлоского (на трибуне) слушали на форуме многочисленные сотрудники многочисленных проектов ФЭПа (Фонда эффективной политики)].

Вторая группа сотрудники работающих правозащитных организаций с долгой и славной историей, в первую очередь Московской Хельсинкской группы и «Мемориала». Говорят (может, и врут), что, поглядев на предварительный набросок гражданского общества, представленный фэповцами, в администрации президента приужаснулись и направили кремлевскую палочку-выручалочку Владислава Суркова в паре с другим волошинским замом Сергеем Абрамовым спасать ситуацию. Достоверно, что Сурков с Абрамовым по собственной инициативе встречались с российскими правозащитниками и с готовностью пошли навстречу их пожеланиям. Главное из пожеланий заключалось в том, чтобы форум не проводил выборов руководящих органов гражданского общества и не принимал резолюций от его имени. Люди из администрации пообещали выборов не допустить и слово сдержали. Что само по себе приятно.

Третья группа участников форума, значительно превышающая по численности первые две вместе взятые, это участники сугубо неполитических общественных организаций. Собаководы, пчеловоды, садоводы и другие занятые полезными делами люди. Среди этой категории попадались и мелкие сотрудники областных администраций, которым приглашения на форум (поездка в Москву, бесплатный корм и пр.) выдали в качестве поощрения; но, по моим наблюдениям, таких было мало.

У каждой из названных трех групп свои цели, свои ожидания. Поскольку «группа Павловского» была инициатором всей затеи, ее цели носили самый глобальный характер. Сам Павловский заявил о намерении формировать «новый постиндустриальный гражданский сектор, потенциально способный конкурировать с аппаратно-бюрократическими силами по своим организационным, профессиональным и научным критериям», а в качестве отправной точки создать «открытую независимую межотраслевую экспертную систему разработки и коррекции основных направлений внутренней и внешней политики государства». Недоброжелатели этого святого человека истолковали приведенные выше хитросплетенные речи в том смысли, что Глеб Олегович хочет возглавить гражданское общество и приняться за освоение средств, которые государство (непосредственно или через спонсоров из числа «равноудаленных» бизнесменов) будет давать на его (гражданского общества, а не Павловского) развитие.

Правозащитники пришли на форум в надежде на диалог с властями, хоть и признавались в том, что испытывают сильные сомнения в возможности такого диалога. Те, кто к диалогу не стремился (Елена Боннэр, Лев Пономарев и другие) не пришли.

Наконец, пчеловоды и их достойные собратья хотели: а) посмотреть на живого президента; б) попытаться что-нибудь выпросить у государства. Первое им удалось вполне, второе в меньшей степени.

Крайне пестрый состав собрания и на редкость плохая организация сделали его показушным, утомительным и малоосмысленным. Возможно, кому-то (особенно из статусных участников) и удалось добиться чего-нибудь полезного, но впечатления основной массы, насколько я могу судить, таковы: хаос, неразбериха и ощущение, что ты лично никому здесь не нужен.

Перечислю замеченные маленькие пользы. Российский президент, офицер КГБ Владимир Путин посидел рядом и пошептался с председателем Московской Хельсинкской группы, знаменитой правозащитницей Людмилой Алексеевой. Крупные чиновники пообщались (иногда формально, иногда с интересом) с нечиновным людом. Сотни небогатых людей получили возможность съездить в Москву. Кто-то с кем-то познакомился. Не было создано правление гражданского общества. Не был избран председатель гражданского общества. Форум не принял резолюцию «О поддержке гражданским обществом РФ политического курса президента В.В.Путина», ибо никаких резолюций не рассматривал, как и было обещано. И в давке на входе в Кремль тоже никого не затоптали. С пользой вроде всё.

Что касается вреда... Очень неприятно, что понятие «гражданское общество» в результате бесконечных повторений оказалось чрезвычайно размытым. Кто-то понимает под гражданским обществом самодеятельную и самодостаточную активность людей («общество граждан»), кто-то сеть общественных организаций, кто-то «открытую экспертную среду» (выражение Глеба Павловского), а кто-то институт, «конкурентоспособный при выработке основных направлений государственной политики» (другое выражение Глеба Павловского). Последняя трактовка, которая представляет гражданское общество в качестве структуры, отвечающей за обратную связь между властью и обществом, вызывает некоторое недоумение. Дело в том, что существуют институты, чья цель как раз и состоит и в выработке альтернативных концепций государственной политики, и в посредничестве между исполнительной властью и обществом, и в ответственности за обратную связь. Эти институты способны даже обеспечивать мирную передачу власти от одной группы людей к другим. Называются они политическими партиями и в России в каком-то, пусть эмбриональном, виде имеются. Вроде бы недавно даже новый закон о политических партиях издали специально, чтобы они росли большими и ответственными. А тут вроде как получается, что никаких политических партий не нужно достаточно диалога между властью (президентом) и гражданским обществом, которое будет через экспертов обеспечивать президента конкурентоспособными стратегиями для борьбы с чиновниками. Возможно, эта модель симфония президента и гражданского общества личное изобретение Павловского. Тогда не страшно.

ЕКАТЕРИНА МИХАЙЛОВСКАЯ


Москва



©   "Русская мысль", Париж,
N 4387, 29 ноября 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...