СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

САМОГОНЩИКИ И ГАЗЕТЧИКИ

Нравы думцев мягчают

На прошлой неделе депутаты в основном принимали решения запланированные, хотя произошли и некоторые неожиданности.Дума

Во-первых, они дисциплинированно одобрили бюджет в окончательном, четвертом чтении (левые против, прочие за).

Во-вторых, случился «запланированный скандал» с единым социальным налогом (ЕСН). Пенсионное законодательство требует от работодателей платить больше, чем это предусмотрено налоговым законодательством. Правительство хочет подровнять налоговое под пенсионное, чтобы брать побольше. Депутатам это не нравится ну, они и сопротивляются пока.

В-третьих, как и ожидалось, было отложено (до 19 декабря) обсуждение великого и ужасного Трудового кодекса. Тут тоже все ясно: слишком много сторон вовлечено в игру вокруг ТК, договориться без прямого окрика из Кремля им крайне трудно. Кроме перечисленного, в Думе на неделе обсуждались менее значимые, но занятные проблемы. Например, самогоноварение.

Ловить, пужать и сажать?
Дума против

13 декабря Дума рассмотрела сразу несколько законопроектов, посвященных самогоноварению. Законопроекты поступили в порядке инициативы с мест в частности, от дум Брянской и Костромской областей. Облдумы предлагали, чтобы зло пресечь, ввести (точнее, восстановить) уголовное наказание для самогонщиков, ссылаясь на то, что в областных парламентах «лежат крики души жен, женщин». Но крики женщин не нашли отклика в душах думцев: идея сажать тружеников змеевика показалась им несколько людоедской.

Брянцы с костромичами, совершив перегруппировку в полете, тут же заголосили, что их неправильно поняли, что сажать они никого не хотят, а уголовную ответственность предлагают ввести чисто для профилактики. Но думцы, во всяком случае большинство, им не поверили. Представлявший точку зрения профильного комитета Валерий Воротников был непреклонен: есть в УК статья о незаконном предпринимательстве вот по ней и хватайте самогонщиков, коли сумеете. Светлана Гвоздева в свою очередь объяснила провинциалам, что проблема не в самогоне, а в некачественном самогоне. «Запретными мерами ничего не сделаешь, сказала она. Если есть спрос и предложение, важно урегулировать качество. Тюрьмы и так переполнены, штрафы и так огромны». По мнению Гвоздевой, нужно создать прозрачный рынок самогона тогда и травиться насмерть никто не будет, и потребление наркотиков снизится.

Нашлись и сторонники массовых посадок, среди аграриев например. А «медведь» Василий Волковский доступно разъяснил, что за преступным спаиванием нации самогоном стоит «Комитет трехсот» и это часть кампании по сокращению населения России.

Представители исполнительной власти тоже не молчали. Александр Котенков, представляющий в Думе президента, заметил, что привлечь к уголовной ответственности половину страны задача заведомо неисполнимая. Андрей Логинов от имени правительства констатировал, что гонения на самогонщиков отдают «духом защиты социалистической собственности», и даже вспомнил в связи с этим массовые посадки за «колоски».

Логинов сказал буквально так: «Сельское население поголовно занимается самогоноварением. Возможности, которые мы таким образом (в случае введения уголовной ответственности) предоставим органам правопорядка, могут привести к злоупотреблениям и массовым нарушениям прав граждан». К этим золотым словам он присовокупил замечание насчет того, что ежели депутатов так волнует алкоголь, то они могли бы оперативно рассмотреть внесенный правительством закон о регулировании производства и оборота этилового спирта.

Депутаты приняли это к сведению, и посадочные инициативы были завалены. За то, чтобы ловить, пужать и сажать, голосовали примерно 120 человек, то есть меньше трети депутатов. Факт это чрезвычайно отрадный, так как демонстрирует и наличие у избранников народа здравого смысла, и общее снижение кровожадности.

Кстати, о том, что нравы мягчают, свидетельствуют и результаты обсуждения другой зубодробительной инициативы, поступившей из Хабаровска. Тамошние законодатели предложили ввести уголовную ответственность за уклонение от лечения туберкулеза и за заражение туберкулезом. Оцените гуманизм: ежели заразивший знал, что болен, хабаровцы предлагали сажать его на пять лет, а ежели сам не знал то всего на три.

У этой прелестной идеи нашелся среди думцев ровно один гласный защитник в лице бывшего жириновца Евгения Ищенко, да еще восемь молча проголосовали «за». Воротников же от имени комитета совершенно ясно заявил, что принятие такого рода законов «невозможно в принципе». Особенно радует то, что (по словам Воротникова), и сама Хабаровская дума одумалась. Таким образом, процесс одичания пошел в обратную сторону.

Последние привилегии

Первый президент России любил свободу слова. В результате российские СМИ получили от него кучу разнообразных привилегий, а по смежности льготы достались и книгоиздателям. Ко всему хорошему человек привыкает быстро, поэтому СМИ и книжники с течением времени вполне уверились, что налоговые льготы, вольности с арендой и т.п. причитаются им по праву.

Второй президент России не то чтобы ненавидит свободу слова (на этот счет есть разные мнения), но уж, во всяком случае, не любит ее настолько, чтобы осыпать налоговыми освобождениями. А значит, и привилегий у СМИ становится все меньше.

В будущем году правительство совсем уж было решилось отобрать их все, но поднялись такие крики (кого же нам, журналистам, защищать, как не себя любимых?), что пришлось срочно изыскивать компромиссный вариант. Этим вариантом оказалась 10-процентная ставка НДС на продукцию СМИ, книги, а заодно лекарства и медицинские изделия. Таким образом, всё утрясли, оставалось только принять поправки в Налоговый кодекс. И тут (разумеется, в день заседания) выяснилось, что высокие договаривающиеся стороны поняли условия компромисса по-разному.

Правительство считало, что оно дает льготу только по печатным СМИ (нерекламного и неэротического характера), научной и учебной литературе. Депутаты же были уверены, что льгота распространяется на любые книги. Кроме того, депутаты решили, что по умолчанию правительство согласно сохранить особый порядок авансовых налоговых платежей по подписке, а правительство, естественно, решило, что для сумм, которые СМИ получают от подписчиков, устанавливается общий порядок опять же по умолчанию.

Когда помянутые недоразумения выяснились, компромисс полетел к чёрту. Дума проголосовала за резкое расширение поля льгот, на что присутствовавшие Алексей Кудрин и Сергей Шаталов откликнулись нервным заявлением о том, что на закон будет наложено вето. Услышав это, депутаты поняли, что у них есть возможность поторговаться, и стали предлагать снизить ставку НДС до 5% или вовсе отменить (как было раньше). Тут правительство, заволновавшись, предложило прервать заседание и провести консультации с лидерами фракций.

Консультации закончились тем, что исполнительная власть согласилась обложить по пониженной ставке НДС не только сами продукты (газеты, журналы и книги), но и редакционно-издательские услуги, экспедицию и доставку СМИ и даже услуги по размещению в них рекламы. Но главный бастион удалось отстоять: «неучебные и ненаучные книги» в круг получателей льгот не попали. Любопытно, как будут отличать учебные книги от неучебных (например, кулинарная книга это учебник, или нет?), а особеннно научные от ненаучных.

ЕКАТЕРИНА МИХАЙЛОВСКАЯ


Москва



©   "Русская мысль", Париж,
N 4389, 20 декабря 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...