КНИЖНАЯ ПОЛКА

 

Книга
о теоретических основах
истребления миллионов

  • Konrad Löw.   
    Das Rotbuch der kommunistische Ideologie.   
    Marx & Engels Die Väter des Terrors.   
    Mit einem Vorwort von Stephane Courtois. München,
  •    
    «Langer Müller», 1999 336 S.    

 

 

 

Сейчас уже мало кто сомневается в порочности способов коммунистического переустройства общества. Однако всё еще очень многие говорят, что по своей сути идеология не столь чудовищна, а миллионы жертв коммунистической диктатуры вызваны неправильным пониманием учения марксизма. Тем интереснее читать книгу немецкого историка Конрада Лёва, специально посвященную террористическим основам коммунизма и производных от него течений: «Красная книга коммунистической идеологии. Маркс и Энгельс отцы идеологии террора».

Марксизм критикуют с тех пор, как он появился, но критика, как правило, затрагивает прежде всего философскую часть «наследия» истмат и диамат (наиболее известные в этом отношении критики Карл Поппер и почти все русские философы первой половины ХХ века). Политики и публицисты критиковали и критикуют марксизм за утопичность и радикализм, в данном же случае впервые столь конкретно, полно и наглядно показана идеология массового истребления людей как неотъемлемая составляющая коммунизма.

Это не первая книга автора по данной теме, но особенно полная, к тому же учитывающая бурные историко-идеологические дискуссии 1990-х.

В названии работы идет сознательная перекличка с «Черной книгой коммунизма», и хвалебное предисловие к «Красной книге» написал Стефан Куртуа, составитель и один из авторов столь нашумевшего фолианта o преступлениях коммунизма в мировом масштабе. С.Куртуа пишет о том, что радикальные левые, много десятилетий подряд сваливавшие ответственность за террор на Сталина, исказившего ленинское учение, после выхода «Черной книги» стали писать о «плохом Ленине». Тем важнее вышедшая книга о губительности «живительных истоков».

Во введении Конрад Лёв пишет об ответственности Маркса и Энгельса за десятки миллионов жертв во всем мире, хоть сами они никого не убивали: «Написанная на бумаге теория может привести к насилию». Тем более когда насилие положено в основания теории.

Книга построена по простому принципу: из многих томов занудного чтива «классиков» отобраны пространные цитаты, так или иначе затрагивающие тему террора или жестокости. К отдельным местам даны примечания, непонятные вещи пояснены в сносках. Вот, собственно, и всё. Прекрасно документированное обвинение двух идолов ХХ века.

Впечатление, надо заметить, складывается малоприятное.

В начале работы приведены стихи молодого Маркса, показывающие некоторое своеобразие его личности: плач о несправедливом мире, гордость, призыв к мести. Стихи Энгельса вообще содержат желание «поиграть на инструменте, зовущемся гильотиной».

Но эти стихи не привели к крови. К крови привели разрабатываемые теоретические учения.

Нет возможности приводить все многочисленные примеры, заботливо собранные в книге. Маркс сам сравнивает свои сочинения не с анатомическим ножом, а с оружием, говорит, что неизбежна «борьба либо смерть, кровавая война или ничего». А всеобъемлющая ожесточенная критика буржуазного общества, сопряженная с призывами к «тотальной революции», мировой и гражданской войне, радикальному изменению всего и вся, прямые призывы к революционному террору показывают масштабы предполагаемого кровопролития. И «Манифест коммунистической партии» выглядит уже не как безобидная бредовая писанина утопистов, а как повод и причина миллионов жертв, загубленных в прошлом веке.

Про анализ классовых противоречий, на которых построена вся коммунистическая теория, знают все, но в этой книге подобраны цитаты, которые демонстрируют отход Маркса от провозглашенного им самим принципа интернационализми. Так, про яростное славянофобство Маркса и Энгельса я знал давно (см. книгу «Замолчанный Маркс»), но новостью для меня оказались откровенно антисемитские пассажи как самих «классиков», так и авторов редактируемой им «Новой Рейнской газеты». Фразы вполне в духе Геббельса, правда, без призывов к соответствующим действиям.

Вообще, читая эту подборку цитат, понимаешь, насколько лично, a не теоретически антигуманны были люди, сочинявшие свою утопическую теорию. Чуть не в каждой строчке чувствуется ненависть, в лучшем случае презрение к подавляющему большинству человечества: крестьянству («глупейшему классу»), феодалам и королям, буржуазии (уж как ее только не называют), соседним с немцами народам, интеллигенции, либералам, анархистам и монархистам, церкви, военным, чиновникам и рантье... Даже к пролетариату отношение двусмысленно из-за его частого нежелания действовать по рекомендациям теоретиков коммунизма.

Не очень приятно читать «Красную книгу», когда вспоминаешь: этим нам забивали головы в детстве. Ненависть, которую буквально вбивали в головы населения не одно десятилетие, пропитала все слои нашего общества. Непонятно, скольким поколениям нужно смениться, чтобы отойти от заморозков, в которые нас так старательно вгоняли...

Важно, что книгу на эту тему написал немецкий автор, имевший возможность работать с первоисточниками, к тому же ругающий, так сказать, «свое зло». Причем зло, тоже в Германии отчасти не преодоленное: декоммунизация в бывшей ГДР проведена в совершенно незначительных масштабах, изваяния идолов стоят на площадях, улицы носят названия как теоретиков, так и практиков коммунизма...

Книга показывает не только изначальную сверхжестокость марксизма, но и раскол в обществе, благодаря которому «спор историков» по вопросу коммунизма не угасает уже десятилетие после краха СССР. И, несмотря на столь весомые аргументы, не видно конца и края этому спору.

АЛЕКСАНДР ГОГУН


Берлин



©   "Русская мысль", Париж,
N 4389, 20 декабря 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...