ЛИТЕРАТУРА, МЕМУАРЫ

 

Письма лагерного полковника.

Рассказ о бывшем начальнике Озерлага.


    Его показывали по телевизору. Шла передача "Сказание о Братскгэсстрое". Внизу кадра подпись: "Пенсионер, ветеран Братскгэсстроя". Мало кто узнал в щуплом, небольшого росточка старике с орденскими колодками бывшего начальника Озерлага (Тайшетлага), полковника в отставке Сергея Кузьмича Евстигнеева. Как искренне, проникновенно он говорил, резал правду-матку и старательно избегал упоминания о своей принадлежности к выкормышам железного Феликса.

Биографическая справка

    Сергей Кузьмич Евстигнеев родился в 1911 г., был восьмым, младшим ребенком в бедной крестьянской семье на Рязанщине. Окончил среднюю школу 9 классов. В 1930 г. поехал в Москву к дяде, был безработным, ездил в Ленинград, Харьков и другие места в поисках работы, посещал биржу труда. Устроился чернорабочим в московскую образцовую (бывшую Сытинскую) типографию. Окончил двухгодичный коммунистический университет им. Покровского при Институте красной профессуры, литературное отделение. Выполнял задания журнала "Молодая гвардия", "Комсомольской правды", выезжал на строительство Днепрогэса, писал заметки, статьи, очерки. Член КПСС с 1932 г., тогда же редактировал журнал "Красный студент" в Институте народного хозяйства и был по совместительству замредактора "Научных записок" того же института.
    1937, конец года, в числе 100 человек послан ЦК ВКП(б) на строительство БАМа в органы НКВД.
    1938 инструктор КВО в УЖДС в БАМлаге, женитьба на Алле Иосифовне.
    1941 замначальника политотдела строительства железной дороги Котлас-Воркута.
    1943 повысили по службе и отправили начальником политотдела на строительство угольного разреза в Караганду.
    1949, осень, организован Озерный лагерь, подполковник Евстигнеев становится его начальником.
    1950 стал полковником.
    1949-1964 начальник Озерлага. В 1964 г. лагерь был ликвидирован, оставшиеся колонны стали колониями УИТК Иркутской обл.
    1964 перешел на работу в Братскгэсстрой заместителем начальника по кадрам и быту.
    Имеет правительственные награды: семь орденов два Трудового Красного Знамени, два Красной Звезды, два Знака Почета, орден Дружбы народов, 13 медалей, среди них "100 лет со дня рождения Ленина" и медаль за строительство Байкало-Амурской магистрали (1985), "50 лет пребывания в КПСС", четыре грамоты ЦК ВЛКСМ, почетные грамоты Верховных советов республик, "Почетный энергетик СССР".
    Не курит. Перенес семь операций. Любит покопаться на огороде, выращивает арбузы и лимонное дерево на веранде (за зиму 45 плодов), рыбачит на Братском море, занимается подледным ловом. Имеет библиотеку с редкими книгами Пастернака, Тютчева, Ахматовой, Северянина, Цветаевой, есть книга Б.Дьякова "Повесть о пережитом".
    Был членом президиума городского и районного советов ветеранов войны и труда, председателем комиссии по разбору заявлений при парткоме Братскгэсстроя, членом партбюро первичной организации управления.
    Подавал в суд иски на газеты "Братский металлист", "Огни Ангары", автора книги "Озерлаг: как это было".
    Живет в коттедже с видом на Братскую ГЭС.
    В июне 1988 г. отметил золотую свадьбу. Имеет трех детей: дочери Татьяна и Галина, сын Александр.

* * *

    Судьба неожиданным образом столкнула меня с бывшим полковником впрочем, я желал этой встречи. Едва только в "Восточно-Сибирской правде" появилось сообщение, что жив начальник самого большого особого лагеря в Восточной Сибири (Озерлаг, строительство ж/д трассы Тайшет-Братск, более 50 лагпунктов, 4 отделения, 40 тыс. заключенных) и может рассказать о родном детище, я добыл его братский адрес и стал думать, как написать ему.
    Поскольку я был членом "Мемориала", т.е. его оппонентом, если не сказать противником, первые два письма отправил от имени тещи Екатерины Виссарионовны Зензиной, старой коммунистки, почти ровесницы полковника, к тому же женщины. Чуть позже попросил написать Евстигнееву своего ученика в школе, а потом "явился с повинной" и написал ряд писем от своего имени.
    Отрывки из переписки предлагаю вниманию читателей:

* * *

    Уважаемая Екатерина Виссарионовна,
    Получил ваше письмо, ответить на все вопросы не могу, на большинство отвечу. О Лидии Руслановой. Она недолго находилась в ансамбле (всего 3-4 месяца зимой 1949-50 г., откуда была переведена во Владимирскую тюрьму до 1953 г.)
    Я раза 2-3 встречался с ней и, конечно, много раз слушал ее в концертах. Пела она охотно, пела много. Была недовольна, когда руководство ансамбля ограничивало ее, давая возможность выступить другим участникам ансамбля. Вела она себя просто, раскованно. Когда серчала, могла крепко ругнуться. Внешность у нее неброская лицо простое, волосы редкие, светлые, зачесанные на две стороны с бороздкой посередине, как такая прическа называется, не знаю. Волосы прямые, незаметно, что когда-то она их завивала. Рост примерно 162-165 см. На сцену выходила в роскошном платье, которое она привезла с собой. Платье сильно расклешенное, блестящее с сине-голубым оттенком. На концертах в ансамбле вела себя хорошо, спорила, когда публика аплодировала, просила ее петь еще, а ведущий не разрешал, чтобы дать другим выступить.
    Вы спрашиваете, что это была за агитбригада? Это не агитбригада, а центральный ансамбль. Агитбригады были в отделении Озерного. Ансамбль всегда, везде ждали, ибо это был высокохудожественный коллектив.
    О муже Руслановой. Сколько у нее их было не знаю. Знаю двух известный московский конферансье Гаркави и генерал-лейтенант Крюков, тоже очень недолго был в Озерном. После освобождения Руслановой я ее года через два-три встречал на курорте в Железноводске, где она выступала с какой-то эстрадной группой. К сожалению, пела она уже неважно. Словом, была не та Русланова. По этому поводу говорили разное остарела, пьет и т.п. О жизни Руслановой в Озерном могу сказать, что весь ансамбль жил в сравнении с другими неплохо. "Неплохо" относится к бытовым условиям, а в остальном ничего хорошего не могло быть, во всем ограничения.
    16.04.1989 г.

* * *

    Уважаемая Екатерина Виссарионовна,
    Вас интересуют дочери атамана Семенова. По-моему, в Озерном отбывали наказание две. Они были вместе с Руслановой в художественном ансамбле. Одна из Семеновых хороший музыкант, играла на рояле, аккордеоне. Разговаривать мне с ними не приходилось. Арестованы они были, когда из порта Дальний хотели убежать в Японию или Китай. Так значилось в их приговоре. Когда и где они были освобождены не знаю.
    Теперь о женщинах, которые сидели в Озерном. Да, все они отбывали срок по 58-ой статье. Это осужденные необоснованно и за конкретные преступления, например служба у фашистов во время оккупации, шпионаж, связь с бандами Бандеры и т.д. Работали они в основном в сельском хозяйстве (в лагере было 6 сельхозов), щипали слюду, в пошивочных мастерских. Специалисты, как правило, работали по специальности. В женских лагпунктах инструкции действовали те же, что и в мужских, но порядки были, естественно, лучше. Чище было в бараках, опрятнее одежда, лучше и чище готовилась пища. Женщина есть женщина. Они и какую-то косметику добывали. Умудрялись с мужчинами быть, во всяком случае Дом матери и ребенка не пустовал. Предродовой и послеродовой отпуск им определялся по общесоюзному обязательству. С детьми в Доме матери и ребенка они находились до 2-х лет, после чего ребенка или родственники забирали, или его отправляли в обычный детский дом.
    Что касается лагерей, тюрем, то они были, есть и будут, пока будет государство. Называть их можно сталинскими, хрущевскими или рейганскими, но суть их от этого не изменится. Режим может быть разный, но пока никто не может дать оптимальный вариант этого режима.
    И последнее. Вы предупреждаете меня об том, что мои письма не используете во вред мне. Я этого не боюсь. Совесть у меня чиста. Законность я не нарушал, а если в чем-то незначительном и нарушал, то только в пользу заключенных. Этому были свои причины.
    Пресса причисляет меня к участникам сталинских репрессий. На каком основании? Я никого не арестовывал, следствий не вел, в судах не заседал, в особых совещаниях, "тройках" не участвовал, доносов не писал. Я работал на строительствах, при которых были лагеря заключенных. Последних на строительстве использовали как рабочую силу, и в задачу лагерной администрации входило безусловное выполнение госпланов, а это значит организация трудового использования з/к, быт, питание, медобслуживание, культурно-воспитательная работа.
    Все это делалось по соответствующим постановлениям правительства в соответствии общего законодательства (так! Л.М.). Лагадминистрация, а это не одна тысяча человек, обязана была этим положением руководствоваться и осуществлять их. Другой ей не дано. Все-таки несколько слов я должен сказать о политике, о Сталине и о сталинизме. О них все сказал 20-й съезд партии. Я как коммунист и человек полностью приемлю решение партии по этим вопросам. Но никогда, повторяю, никогда не соглашусь с теми, кто под предлогом борьбы со сталинизмом охаивает, грязнят, оплевывают все, что сделано героическим трудом и ратными подвигами советского народа за 70 лет. К великому сожалению, многие делают такое. Не пройдет сие! Слава Богу, трезво мыслящих у нас подавляющее большинство.
    конец января 1990 г.

* * *

    Уважаемая Екатерина Виссарионовна,
    Из ваших писем складывается впечатление, что вы хотите сказать обо мне добрые слова. Спасибо. К сожалению, доброта в наше время дефицит. Жаль, но это так. Мне скоро 80 лет, из них я почти 60 лет в КПСС. Обязан ей многим. Всегда был и остаюсь верным ее идеалам. Единственно перед кем я мог бы покаяться перед богом, и то только за то, что я его не признаю, хотя некоторые постулаты его по душе... Все, что я делал и продолжаю делать ныне, это служение своему народу, своей социалистической родине. В партии были, есть нечестные люди, которые наносили и наносят ей вред, но идеалы ее незыблемы, для меня по крайней мере. Я эти идеалы исповедовал и исповедую, а потому был солдатом партии. Верно выполнял свой солдатский долг за всю свою долгую жизнь. Я один раз только написал заявление о приеме меня на работу, и то когда уже работал и отдел кадров должен был оформить на меня личное дело. Это было, когда я стал работать в управлении Братскгэсстроя... Работать старался хорошо, вроде это мне удавалось, если судить по правительственным наградам. Всегда хотелось быть человеком, где бы я ни работал. Наверно, не всегда это удавалось, но вот однажды хороший мой знакомый, доктор медицинских наук написал: "Сергея Кузьмича... много знаю, за что люблю его очень, т.к. он всегда и в любой обстановке был человеком с большой буквы. А это, к сожалению, дано не каждому".
    А генерал-лейтенант А.И.Тодорский написал так: "Все мы, бывшие ваши подданные, вспоминаем вас с благодарностью. Дай бог бы здоровья на долгие годы".
    И вот еще: "Искреннее и сердечное вам спасибо за все то добро, что вы в свое время сделали мне. Работу под вашим руководством я с удовольствием вспоминаю как лучший период моей жизни". А.Добижа.
    Вот я и похвастался. Откровенно скажу, будучи на пенсии, прочитать такие строки о себе приятно, люди от тебя уже никак не зависят. Значит, пишут искренне, но вместе с тем есть люди, которые меня считают чуть ли не палачом. Отдаю должное и им.
    Только мне думается, они не искренние, а отдают дань моде. А сейчас модно ругать, обливать грязью все наше прошлое и, стало быть, нас, "прошлых", жаль только, уж очень вранья много, и молодежь, конечно, не может в этом вранье разобраться. Жаль, но...
    Теперь отвечаю на ваш конкретный вопрос об эстонцах, литовцах, латышах. Да, они в лагере были. Сказать о всех, что зря они были осуждены, не могу. Допускаю, что были и осужденные необоснованно. Но ведь из них гитлеровцами была организована целая дивизия, которая сражалась против Красной Армии. А националистические, террористические формирования, такие, как, скажем, ""лесные братья". Вполне допускаю, что в это число могли попасть по оговору и непричастные к таким формированиям. В те времена при той озлобленности, при том беззаконии все могло быть. Ныне мы с этим разбираемся и тех, кто попал под кару зря, реабилитируем, восстанавливаем их доброе имя. Хотя и эта большая и кропотливая работа не обходится без изъянов. Во всем нужна правда.
    10.04. 91 г.

* * *

    Саша [мой ученик, который по моей просьбе написал Евстигнееву]
    ...Признаться, меня удивляет твой интерес к таким невеселым предметам, как лагеря. Тюрьма, лагерь, колония, исправительно-трудовое учреждение все это едино суть. Это учреждения есть в каждой стране, пока есть государство, будут существовать и они. Тебя интересуют лагеря "Озерный" и "Ангарский". В Иркутской обл. был еще Бодайбинский, Китойский. Кстати, все предприятия г.Ангарска и сам город в большей части были построены заключенными. По-моему, в Ангарске и сейчас есть несколько колоний.
    "Озерный" отличался от остальных исправительно-трудовых лагерей только тем, что в нем содержались осужденные за политические преступления. Среди них были, как теперь выяснено, осужденные необоснованно. Большинство же это старосты, полицаи и другие прислужники фашистов, а также бандеровцы, ОУНовцы, "Лесные братья", бандиты, от рук которых погибло много хороших людей, в том числе известные политические деятели.
    В "Озерном" отбывали срок наказания дочери атамана Семенова. Обе они были арестованы во время войны с Японией. Очень хорошие женщины, достаточно образованные. Жили они с отцом в Маньчжурии. Отец их, атаман Семенов, был злейший враг Советской власти, активно и длительно боролся с ней. Ему приписывают слова: "Я не могу спать ночью, если не убью никого днем".
    Вот, Саша, кажется, я ответил на твой вопрос, в подробности нет нужды вникать. Это будет длинно и неинтересно. Что касается газетных, журнальных статей, то они в основном служат моде, а потому много сочиняют неправды, а попросту врут. Со временем все встанет на свое место. Надо только помнить, что ИТЛ это не "Артек". Хорошо, что лагерей у нас стало меньше, а суть их ни в чем не изменилась.
    октябрь 1991 г.

* * *

    Уважаемый Леонид Станиславович,
    ...отношение ко мне бывших озерлаговцев, сие очень условно. И складывалось оно понаслышке я ведь с заключенными не встречался, скажем, как Чудук, Рабинович и другие. [Об этих людях на трассе шла хорошая, добрая слава. В.В.Чудук нач. сельхоза, майор Рабинович врач в центр. больнице лагеря]. Конечно, кое-кого из них я знал и они меня знали генерал А.И.Тодорский, профессор Флоренский, доктор Туль, писатель Исбах, врачи Бачинский, Смирнов, Талацан, Лидия Русланова, многие из инженеров-производственников, с которыми я, как начальник строительства встречался чаще, потому что надо мной был план, а за его выполнение весьма строго спрашивали. Внутренней жизнью лагеря занимался мой заместитель, он так и назывался зам. по лагерю. В его компетенцию входили и режим, и питание, и санитарное состояние, и жилье, и торговля, и школы. Все это и для заключенных, и для вольнонаемных, а их было около 4-5 тысяч. Словом, это было сложное хозяйство. А это означало, что при лагере были не подчиненные лагерной администрации политотдел и военизированная охрана, прокуратура, отдел КГБ, суд. Словом, лагерь это было сложное, очень сложное хозяйство. Надо было строить ж/д и все, что связано с ней (станции, депо, поселки и т.д.), заготавливать, перерабатывать лес, вести сельское хозяйство, затем при открытии рабочего движения по дороге перевозить народнохозяйственные грузы. Время послевоенное. Вот и поразмыслите, чем и как должна была заниматься администрация. А ответственность была не нынешняя.
    Чем руководствовалась администрация? Решениями партии и правительства, приказами министра, инструкциями, утвержденными МВД, КГБ, прокуратурой, министерством юстиции. Никакой "отсебятины" не допускалось. Говорить о том, что работники лагеря были плохие и хорошие, злые и добрые, можно только условно, ибо все они действовали в рамках инструкций. Об этом можно говорить долго.
    Вы спрашиваете, как были связаны Ангарлаг и Озерлаг. Сначала был Ангарский лагерь. В 1949 г. организованы лагеря политзаключенных, стало 2 лагеря: Ангарский с уголовниками и Озерный с политическими. К политическим относились осужденные за измену родине. "Чистых" политических среди них было 15-20%, не больше. В 1956 г. особые лагеря были ликвидированы. Всех необоснованно осужденных освободили, остались одни уголовники.
    Хочу и вам задать вопрос, Л.С. Зачем вы занимаетесь лагерями? Я бы понял вас, если бы вас интересовали какие-то люди, зря осужденные. Это как-то можно понять. Тюрьмы, лагеря, колонии были, есть и будут, пока будет сохраняться государство. Меня возмущает галдеж вокруг них. О "Мемориале" особый разговор
    12.12.1991 г.

* * *

    Уважаемый Л.С.,
    Честно говоря, не знаю, что и как ответить на ваше письмо. Вы задаете мне нерешимые задачи. Вы хотите, чтобы я вспомнил, да еще в деталях, то, что было сорок с лишним лет назад. К тому же надо иметь в виду, что при ж/д строительстве стационарных, долговременных лагпунктов не бывает. 10-15 км насыпи ж/д полотна отсыпали передислоцируйся на другой участок. Стационарные лагпункты были только на промышленных предприятиях, ремонтных заводах, сельхозах, при больницах. Эти объекты и сейчас существуют, хотя з/к на них не работают. Кстати, о сельхозах. Их было 6 в Озерном, не упоминается нигде заготовительный сельхоз в Мариинске. Этот сельхоз заготавливал корма, в основном сено и выращивал немного картофеля, капусты для своих нужд.
    Теперь о восстаниях в лагере. Отвечаю однозначно их не было. Отдельные волынки были, например, на Чунском ДОКе. Так называемые "западники" отказались выходить на работу в Троицев (так! Л.М.) день. Случилось так, что я был в это время на ДОКе. Решение было найдено. Я предложил выйти в производственную зону со всеми вместе, а там можете не работать. На этом и порешили. Случаев подготовки восстаний я не знаю.
    Теперь о том, на чьей вы стороне. А не надо быть в данном случае ни на чьей стороне, надо быть реалистом. Раз есть государственная власть, будет и насилие. Или вы думаете, что может быть иначе?
    ...Меня возмущает, когда люди о тюрьмах, лагерях врут много, особенно журналисты. Бывшие з/к врут, чтобы вызвать к себе жалость, а журналисты, чтобы услужить моде и получить гонорар. Вот з/к вспоминают, журналисты сочиняют, мол, солдаты запросто стреляют в заключенных. "Однажды, в феврале 1950 г., конвойный на глазах всей группы убил одного из зэков, грохнул его в упор". Я бы мог сказать, что за действия охраны я не отвечаю, т.к. охрана воинская часть и мне не была подчинена. Но поступить так мне совесть не позволяет, ибо оскорбляет 18-19-летних солдат срочной службы. Неужели наши дети-призывники в армии, в данном случае в войсках МВД, становятся извергами? Это злостная клевета. Кто такое солдат? Что он зверь? Допускаю, что где-то, когда-то мог быть подобный случай. Но случай, и чрезвычайно редкий. Даже при задержании заключенного, при побеге, когда разрешено применение оружия, если беглец при предупредительном выстреле продолжает бежать. Это тоже крайне редкий случай, ибо задержание беглецов обычно происходит на ж/д станции, пристанях, населенных пунктах, где всегда люди. Однако бывшие заключенные и журналисты сочиняют разные небылицы. Зачем нужна лесосека за 12 км от станции, когда в то время от Тайшета до Лены вдоль ж/д полотна в 100 м от нее была девственная тайга? Вот такая получается несуразица. Стало быть, такой лесосеки не было. Так и заключенных туда не выводили, а коли не выводили, то и прикладами их не били, собаками не травили, отстающих не пристреливали. Жигулин просто врет.
    Или, скажем, питание в лагере. Это баланда, и всё. Но никто не приводит нормы питания в граммах, килограммах! Как по-вашему, почему? Да потому что нормы питания таковы, чтобы з/к не только жил, но и работал, выполнял производственную норму, а для Управления лагеря это государственный план, за невыполнение которого строгий спрос. Стало быть, лагадминистрация должна обуть, одеть, накормить з/к, чтобы он мог работать. От одной баланды работы не будет. И т. д.
    начало 1992 г.

* * *

    Уважаемый Л.С.,
    Отвечаю на ваши вопросы. Вы пишете: "Я обнаружил... озерлаговские колонны... в Ангарлаге, даже на 720 км". Ах, ах, и тут коммунисты скрывали свои преступления. Так теперь многие создают небылицы... Коммунисты-сталинисты ничего не прятали, не скрывали, и обнаруживать и обнародовать сенсацию не стоит, будет очередное вранье. Его и так большой избыток. Ох, уж эти многочисленные свидетельства! Они, как правило, лжесвидетельства. Природа лжесвидетельств ныне одна облить грязью всех и вся отныне и до века, т.е. с октября 1917 г. и до путча. О, господи, до чего же противно. В этих случаях мне постоянно приходят на память стихи:

    Когда на глади полотна
    Художник ночь изображает
    Хоть луч он всё же оставляет
    Чтоб эта ночь была видна.

    Ну а на вопрос, почему в Озерном не было восстаний, отвечу просто в Озерном, скажем, в сравнении с Норильлагом были сносные условия жизни и работы. Озерный был в тайге, значит, бараки рубленые и их полное благоустройство: баня, пекарня, клуб, столовая, санчасть и т.д. Дров вволю, значит, постоянно тепло в строениях, на объектах работ костры. Питание. Оно вполне сносное и бесперебойное. Овощи почти полностью свои в ассортименте. В лагере было 6 сельхозов, лучшие в Иркутской обл. по урожайности, по надоям, привесам. Рабсилы было достаточно. Вовремя убирали, вовремя сеяли, землю удобряли навозом. Большая часть специалистов работала по специальности. При лагере было большое проектно-конструкторское бюро, врачи работали в больницах, в том числе и для вольнонаемных, был отличный симфонический оркестр, эстрадный ансамбль и в каждом отделении культбригада. Инженеры, техники занимали должности прорабов, мастеров. Вольнонаемных специалистов было очень мало, т.к. и в стране их не хватало, в лагеря из вузов не направляли. Вот все это вместе взятое и создавало сносную обстановку, и бастовать повода не было...
    С вами, Л.С. с удовольствием побеседовал бы. Наверно, не зря я задал вам вопрос в конце нашей беседы: "Зачем вы занимаетесь всем этим?" Задал я, видимо, этот вопрос потому, что вы думающий человек, но излишне доверчивый. Вы лично мало что знаете о тюрьмах, лагерях, судах и вообще о всей этой сфере. Значит, вы будете пользоваться "свидетельствами и воспоминаниями" бывших. Так оно и есть. Вот вы перечисляете в письме своих "свидетелей". Кто они? Предатели. Давайте смягчим изменники, эмигранты, люди, которые покинули Родину. Они ненавидят ее. Не будем вдаваться в причины, это другой вопрос. Но ведь если не предатели, то изменники. И вы ждете от них правды или объективности? Вы перечисляете и французов, и немцев, и венгров, и болгар, и т.д., которые находились в Озерном. Неправда это, ибо все иностранные подданные были сосредоточены в отдельном, единственном лагере в стране. А если эти лица, которых вы перечисляете, действительно были в Озерном, значит, они были гражданами СССР и наверно шпионы, разведчики той страны, в которой они нынче живут. Я в этом глубоко уверен. Они ваши информаторы и вы распостраняете их вранье и клевету. Это не есть хорошо.
    6.04.1992 г.

* * *

    Уважаемый Л.С.,
    Несколько дней назад получил вашу книгу "Озерлаг: как это было", искренне благодарю вас за внимание. Прочитал почти все "воспоминания". Содержание меня не удивило. "Воспоминания" написаны по принципу: "Мели Емеля, твоя неделя", ныне это стало чуть ли не нормой нашей жизни. В собранных вами "воспоминаниях" даже здравый смысл отсутствует.
    В тюрьме, лагере ничего хорошего не было, нет и не будет, это суровые учреждения, в них горькой правды с избытком. Совершенно непонятно, зачем выдумывают небылицы? Видимо, это кому-то нужно. Наверно, нужно оклеветать Зою Космодемьянскую, Александра Матросова, Г.К.Жукова и множество других святых имен нашей Родины. Не говоря уже о подвигах нашего народа в труде, войне и 70 лет нашей истории.
    Все обгажено, оплевано. Грустно сие, но факт.
    Теперь о другом. Никогда никаких воспоминаний не писал, напечатана фальшивка. Потребую от издательства извинения в печати и подам в суд. Вот так, уважаемый Леонид Станиславович!
    28.04.1993 г.

Вместо отступления

    И в самом деле, я оказался доверчивым. Взял и послал ему свою книгу. В воспоминаниях Евстигнеева, собранных мной из его писем и интервью, была одна неточность. Вместо заголовка "Я был солдатом партии" С.Евстигнеева мне нужно было написать "Воспоминания С.Евстигнеева, собранные Л.Мухиным на основе писем, интервью, выступлений в печати". А так я нарушил авторские права и понес за это наказание в 70 тыс. рублей, суд приговорил меня к такому штрафу. Конечно, мне было неприятно, я и суд представлял иначе, хотелось посмотреть Сергею Кузьмичу в глаза, он ведь со мной беседовал мирно с 1989 г., а тут... К тому же в его "воспоминаниях" я не придумал ни единого слова от себя. На суд он, естественно, не явился.
    После суда я долго отходил, а потом решил написать Евстигнееву и сказать, что я его за язык не тянул, 90-95% сказанного в его воспоминаниях закреплено документально, 5% есть в его публичных выступлениях, что ничего порочащего, обличающего в его воспоминаниях нет: это его воспоминания, их не выдумал я, не присочинил ни единой строчки, и что я во всей этой истории, несмотря на решение суда, не чувствую себя лжецом, обманщиком, о чем говорит хотя бы факт, что я искренне, без боязни подарил свою книгу ему.
    Вот девятое, заключительное письмо. Больше мне переписываться с бывшим полковником не хочется.

* * *

    Леонид Станиславович!
    Несколько дней тому назад получил ваше сердитое письмо. Не хочу вступать с вами в полемику, это бессмысленно, у нас с вами разные, совершенно противоположные взгляды на историю нашей страны, на то, что произошло со страной, которой уже нет, что происходит вокруг нас, кто в этом повинен. Вы не хотите в это вникать, не хотите смотреть на это открытыми глазами. Я смотрю, вижу и глубоко переживаю за страну, за народ. Данное письмо не о том. В ответ на ваше сердитое письмо хочу только кое-что уточнить. Я не подавал на вас в суд, подавал на "Восточно-Сибирское кн. издательство". Следовательно, вы привлечены судом, а не по моему заявлению. На заседании суда я не был... Решил сумму, взысканную с вас, вернуть вам. [73 600 рублей, перечисленные мной полковнику, так и не были мне возвращены].
    Получив ваше письмо, в котором вы пишете: "Вы испугались, что я "засветил", обнаружил вас для российского, зарубежного читателя", я подумал и решил, если человек в своей стране и за рубежом собирает грязную слюну, чтобы плюнуть в мою сторону, поступить по христианской заповеди: "Чем тебя меряют, тем и отмеряй". Вы считаете себя правым, вы были в суде почему же суд не принял ваши доводы?
    Что касается того, что вы меня "засветили". Меня сие не трогает. Я всю свою жизнь нахожусь среди людей, они видели и видят меня со всех сторон. Мне бояться нечего, поэтому я и не уехал из района деятельности Озерного. От Тайшета и до Лены проживает не одна тысяча сидевших в Озерном. Их дети и многие из них поддерживают со мной связь по-хорошему, по-человечески. Тем, кому в те строгие времена сумел помочь, благодарят.
    На этом можно и закончить письмо. Нет. Пожалуй, выскажу еще одно замечание. О вранье, это ныне бедствие. Вернемся к вашей книге... "Мне хотелось, чтобы сборник... стал документом эпохи". Воно куда вас понесло!
    Для этого достаточно Солженицына. В его "Гулаге" наряду с вымыслом есть и здравый смысл. В вашем сборнике много зла, лжи и очень мало здравого смысла. Историки будущего будут пользоваться документами, а не модными воспоминаниями, подобными вашему сборнику.
    ...Так что, Л.С., в книге вашей вранья, пошлости, нелепиц столько, что хоть пруд пруди.
    Поверьте, не тянет она на "документ эпохи". Да и читателей таких книг становится все меньше и меньше. Мода проходит.
    4. 10. 1994 г.

От автора

    Лжецами, врунами полковник Евстигнеев назвал людей, которые со своими воспоминаниями вошли в мой сборник. Вот эти "лжецы": Б.Четвериков "Всего бывало на веку"; Б.Дьяков "Повесть о пережитом"; И.Наппельбаум, А.Жигулин, П.Набоков; авторы, живущие или издающиеся за рубежом: Г.Липинская "Если забудем о них" (Польша); Ф.Брайс "Любовь и ненависть" (Германия); Б.Сосновский "Рассказы об Озерлаге" (Германия); Б.Вайль "Особо опасный" (Дания); И.Емельянова "Дочери света" (Франция); А.Малумян "Сыновья ГУЛАГа" (Франция); Д.Чикош "Каторга" (Венгрия); А.Шифрин и М.Улановская (Израиль); И.Бергер (Австрия); К.Штайнер (Югославия) и простые з/к со всей страны: Н.Кравец (Москва), Т.Барышникова (Волгоград), В.Абламский, Г.Яруллов, М.Павлов (Вихоревка), разведчик Д.Быстролетов и питерцы И.Вербловская и Е.Рудаковский.

ЛЕОНИД МУХИН


Усолье-Сибирское (Иркутская обл.)


©   "Русская мысль", Париж,
N 4347, 4 января 2001 г.


©   "Русская мысль", Париж,
N 4348, 11 января 2001 г.


©   "Русская мысль", Париж,
N 4349, 18 января 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...