ЖИЗНЬ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ

 

Кому мешает
«чертово колесо»

Нет согласия на площади Согласия

Марсель Кампьон По решению парижской мэрии, подкрепленному заявлениями министерства культуры, демонтаж «чертова колеса» должен был начаться не позднее 7 января 2002 года. Однако хозяин аттракциона Марсель Кампьон (первый снимок слева) отказывается подчиниться и мечтает о том, чтобы остаться на самой знаменитой площади Парижа еще на год, в крайнем случае до осени, до конца летнего туристического сезона.

Нашла коса на камень. Марсель Кампьон, которому в Париже принадлежит немало каруселей и других аттракционов, возглавляет объединение всех парижских «балаганщиков», тех, у кого аттракционы, карусели, игры и ярмарки основа бизнеса. А их в Париже 35 тыс. человек, и все они стоят горой за своего «патрона». Нет сомнений, что если мэрия попытается силой демонтировать «чертово колесо» и вызовет на подмогу СRS (французский ОМОН), то «балаганщики» устроят на площади Согласия, в самом центре столицы, такой балаган, что муниципальные власти рады тому не будут.

Примеры столкновений такого рода уже были не так давно: в 1983 г. на Марсовом поле, у подножия Эйфелевой башни, и в 1985 г. в саду Тюильри, как раз в двух шагах от площади Согласия.

Поэтому мэрия упирает только на закон и муниципальные постановления и уже 7 января передала дело в суд, аргументируя свои позицию тем, что колесо Марселя Кампьона «незаконно занимает общественное место». А Франсуа Лебель, мэр 8-го района, к которому относится площадь Согласия, обвинил министерство культуры в том, что оно безнаказанно позволяет частному лицу эксплуатировать находящуюся под охраной государства историческую площадь в коммерческих целях.

Министерство культуры, естественно, тут же отреагировало. Ванде Тьебольт, директору отдела архитектурных памятников министерства, не нравится, что колесо портит «самую красивую в мире архитектурную перспективу»: Лувр сад Тюильри с малой Триумфальной аркой обелиск колесо: вид от пруда на площади Согласия Елисейские Поля Триумфальная арка на площади Звезды и далее, через Грандармейский проспект (авеню Великой Армии), до арки Миттерана в пригороде Дефанс.

Еще один аргумент министерства то, что даже земля на площади Согласия зачислена в исторические памятники, а колесо вот уже два года бесстыдно давит на национальный булыжник. По малопонятным расчетам главы культурного министерства, полтора года это «разумный срок, когда площадь могла выносить такой вес», а более уже неразумно. Иначе говоря, министерство солидарно с парижской мэрией.

История отношений Марселя Кампьона с парижской мэрией и министерством культуры сквозь призму парижского «чертова колеса», как нам кажется, станет понятнее, если вспомнить, что между тем, как колесо было установлено (первые круги оно сделало 1 декабря 1999 г.), и сегодняшним днем состоялись муниципальные выборы. На смену десятилетиями правившим в Париже правым в столичную ратушу явились социалисты. А Марсель Кампьон в 1983-2000 гг. был членом голлистского «Объединения в поддержку республики» (партии Жака Ширака) и, видимо, поддерживал ее финансово не только членскими взносами. Разрешение на установку колеса на площади Согласия он получил от «наследника» Жака Ширака в мэрии Жана Тибери, и сегодня бывший мэр Парижа вместе с многочисленными актерами и общественными деятелями в числе активных защитников «Парижского большого колеса».

С новым мэром французской столицы Бертраном Деланоэ Марсель Кампьон явно не сошелся характерами. Уже с июня прошлого года мэрия стала настаивать, что колесо пора убрать, и предложила его хозяину несколько иных мест в Париже для «переезда». Марсель Кампьон оказался несговорчив.

Конечно, для него это колесо увенчание всей его карьеры: оно стало символом празднований 2000 г. и за два года только подтвердило свою популярность среди парижан и туристов. Но немаловажен и чисто коммерческий расчет. Только по обнародованным данным, фирма, эксплуатирующая колесо, каждый месяц зарабатывает 381 122 евро (2,5 млн. франков) на продаже билетов (по 20 франков). Из них на содержание колеса (зарплата, электричество, техническое обслуживание) каждый месяц уходит 60 979 евро плюс годовой муниципальный налог 106 714 евро.

В целом за два года, по словам самого Марселя Кампьона, его прибыль с колеса составила 3,05 млн. евро (20 млн. франков). Но не стоит забывать, что строительство самого колеса обошлось его владельцу в 6 млн. евро, да еще 182 тысячи стоила установка электрической подсветки. Короче говоря, Марсель Кампьон считает, что колесо далеко не окупилось. Его, правда, всегда можно продать. Этого варианта приобретения «чертова колеса» у несговорчивого хозяина не исключают и в парижской мэрии.

Начав схватку с мэрией Бертрана Деланоэ, Марсель Кампьон, конечно, понимает, что если уж дело дошло до суда, то он наверняка проиграет. Максимум чего можно будет добиться, так это отсрочки. Но у него и его компаньонов в запасе иные, порой более действенные аргументы в пользу того, чтобы колесо осталось на площади Согласия.

дневные соседи: колесо и башня Главный парижский «балаганщик» заручился подержкой многих известных деятелей, а накануне 7 января объявил, что часть прибыли от работы колеса в 2002 г. пойдет в пользу раковых больных. 4 января он торжественно сделал свой первый благотворительный жест в шапито под опорами колеса неправительственная ночное дежурство: колесо и башня организация «Вместе против СПИДа» получила из его рук чек на 100 тыс. евро это 20% выручки за декабрь 2001 года. Если мэрия Парижа все же остановит круговращение колеса, то лишит исследования по борьбе с раком солидных финансовых вливаний. Аргумент, конечно, довольно мощный.

Но главное все же не эти финансово-политические разборки между социалистической мэрией Парижа и Марселем Кампьоном. «Парижское большое колесо» за два года фактически вросло в историческую площадь французской столицы. Оно по-домашнему прижилось на этом месте и, вопреки мнению министерства культуры, не портит, а, напротив, украшает «самую красивую архитектурную перспективу города». По опросам общественного мнения, проведенным в мае 2001 г. самыми крупными французскими центрами опросов, 80% опрошенных считают, что колесо придает площади Согласия более праздничный вид; 54% думают, что колесо не портит, а особо подчеркивает красоту и уникальность исторической площади и ее памятников. Наконец, 66% парижан голосуют за то, чтобы колесо осталось на площади Согласия.

Парижане, как мы видим, оказались менее консервативными, чем правящие ими политики из ратуши на Гревской площади. Они, видимо, иначе видят и любят Париж, нежели «люди в черных «Ситроэнах»». Ведь это город, который удивительным образом впитывает в себя любой стиль архитектуры и самые невероятные сооружения. Отсчет можно вести с прошлого века, когда после Всемирной выставки собирались демонтировать Эйфелеву башню. За сто лет «уродливое сооружение» превратилось в символ Парижа. А сколько копьев скрестилось, когда Ф.Миттеран затеял строительство стеклянной пирамиды в самом историческом центре города во дворе Лувра, и ничего теперь многим даже нравится. Пирамида, конечно, никак не влияет на общий вид города, а вот колесо...

ночной вид: колесо и фонтан Обычное, казалось бы, «чертово колесо» исполнено изящно, в пропорциях, не гнетущих окружающую часть Парижа. Оно подсвечено не только ночью, но и днем, что незаметно для глаза, но придает ему особую стать и не давит просто железной громадиной. А ночью, на фоне темного неба, это просто сказочное зрелище. Париж опять и опять становится «праздником, который ночной вид: колесо и башнявсегда с тобой».

Какова будет судьба «чертова колеса»? Прислушается ли мэрия к голосу парижан и посчитается ли с мнением многочисленных туристов, которые даже в декабрьские и январские холода отстаивают очереди, чтобы сверху взглянуть на «самую красивую в мире архитектурную перспективу» и заглянуть во внутренние сады недоступных дорогих парижских кварталов?

Понятно, что Марсель Кампьон не уступит и готов даже физически обороняться. Это, впрочем, не мешает ему искать потенциальных покупателей. На этой неделе он, говорят, принимает делегацию из Пекина. Но есть в Париже мудрые головы, которые подсказывают мэру: а почему бы Парижу не сделать царский подарок купив колесо у хозяина, подарить его Санкт-Петербургу к трехсотлетию второй российской столицы. Впрочем, может быть, мэр предпочтет подарить Северной Пальмире Эйфелеву башню?..

ИРИНА КРИВОВА


Париж



©   "Русская мысль", Париж,
N 4391, 10 января 2002 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...