СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

Прокуратура проверяет
нефтехимиков

Арестовано второе лицо «Газпрома»

Генпрокуратура сообщила, что проводила следственные действия в рамках уголовного дела по ст.201 УК РФ злоупотребление полномочиями. Основанием к его возбуждению послужило заявление руководства «Газпрома» по поводу «действий группы лиц, выразившихся в уводе активов "Газпрома" на общую сумму 2,6 млрд. рублей путем незаконной реализации активов дочерних структур концерна». Скандальность ситуации заключалась в том, что под арестом оказался первый заместитель председателя «Газпрома», человек, которому еще в начале прошлого года прочили место главы крупнейшей российской компании. Сибур Рем Вяхирев, говоря о своем возможном преемнике, сказал тогда, что считает наилучшей фигурой Вячеслава Шеремета.   На снимке: Москва, 9 января. В этот день из-за отсутствия кворума не состоялось общее собрание акционеров компании «Сибур».

Новая монополия

Отношения «Газпрома» и «Сибура» с самого начала выглядели довольно странно. В декабре 1998 г. малоизвестная Газонефтехимическая компания стала победителем аукциона по продаже пакета в 50% акций «Сибура», за который. было уплачено около 400 млн рублей. К тому моменту «Сибур» владел лишь несколькими газоперерабатывающими предприятиями в Западной Сибири и Пермской области, которые поставляли сжиженный газ населению и сырье нефтехимической промышленности. С 1999 г. «Сибур» начал стремительно развиваться, поглощая одно за другим предприятия нефтехимического комплекса. Это было бы невозможно без серьезных финансовых вливаний, которые Газонефтехимическая компания сама обеспечить не могла. Было ясно, что за ней стоит мощная финансовая структура.

К середине 2000 г. истинный владелец «Сибура» перестал быть секретом: в июле «Газпром» объявил о покупке 38% обыкновенных акций, что дало ему большинство голосов на собрании акционеров. Между тем «Сибур» продолжал стремительно развиваться. Помимо предприятий в Тюменской области, он скупил нефтехимический комплекс в Нижегородской области и при этом умудрился получить в собственность установку по переработке нефти, на которую претендовала влиятельная нефтяная компания «ЛУКойл». За несколько лет «Сибур» стал владельцем крупнейших нефтехимических предприятий, в том числе Тобольского нефтехимического комбината и кемеровского «Азота», группы предприятий в Пермской области, заводов по производству синтетического каучука, предприятий по производству химических волокон, Ярославского, Волжского и Омского шинных заводов, а вдобавок Курганского машиностроительного, производящего бронемашины для пехоты.

Не оставил «Сибур» без внимания и зарубежье. На протяжении 2000-2001 гг. компания пыталась установить контроль над венгерским нефтехимическим комплексом, включавшим компании «Борсодхем» и ТВК. Однако венгерской нефтяной компании МОЛ удалось сохранить контроль над этими производствами. Имел «Сибур» серьезные интересы и в Ираке, подготовив десятилетнюю программу развития иракской нефтехимии. По словам управленцев «Сибура», программа оценивалась в сумму свыше 2 млрд. долларов.

Специалисты начали говорить, что в России возникает новая серьезная монополия в нефтехимической промышленности. «Сибур» стремился выстроить полную цепочку предприятий от добычи газа до получения продукции для конечного потребителя.

Персональные интересы и
государственный интерес

Такой размах, конечно, не был бы возможен без серьезной поддержки «Газпрома». Многое стало ясно, когда во главе «Газпрома» появился человек из президентской команды Алексей Миллер и привел с собой новую команду финансистов. К середине осени стало известно, что долги «Сибура» «Газпрому» составляли около 25 млрд. руб. Снижая инвестиции в добычу газа, «Газпром» вкладывал средства в «Сибур».

При этом неожиданно выяснилось, что сам он теряет контроль над компанией. «Сибур» объявил о новой эмиссии акций, и для сохранения контроля «Газпрому» пришлось выложить больше 24 млрд. рублей. Одновременно в «Газпроме», по всей видимости, заподозрили менеджеров «Сибура» в стремлении увести активы компании.

Подобное уже случалась. Осенью прошлого года «Сибур» предложил ведущим российским нефтяными компаниям, ищущим выход на рынок газа, стать акционерами его дочерней компании «Сибур-Тюмень». Однако нефтяники тогда проявили осторожность и высказали подозрение, что за компанией «Сибур-Тюмень» нет никаких активов.

Задержание Вячеслава Шеремета (на снимке) и двух управленцев «Сибура» стало сенсацией, хотя доказать увод активов из компании дело чрезвычайно сложное, так как руководители компании имеют достаточно широкие полномочия по управлению собственностью.Шеремет-СИБУР Свою роль в случившемся, возможно, сыграла и борьба между двумя группами управленцев «Газпрома» старой, которую представлял Шеремет, и новой, которую привел Миллер.

Впрочем, дело не только в отношениях двух команд менеджеров. На протяжении долгих лет «Газпром», будучи государственной собственностью, оставался государством в государстве. Формируя четверть российского бюджета и продавая почти в убыток газ внутри страны, «Газпром» жил по своим законам. А интересы его управленцев не совпадали с государственными. Внутри обширного и запутанного внутреннего хозяйства «Газпрома» возникали персональные «кормушки».

История отношений «Газпрома» с «Сибуром» показывает, что необходимость реформы газовой монополии давно назрела. Компания нуждается в прозрачности активов. От этого серьезно зависит экономическое благополучие России. И важно, чтобы реформа не свелась лишь к механической замене одной команды управленцев другой.

АНВАР АМИРОВ


Москва



©   "Русская мысль", Париж,
N 4392, 17 января 2002 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...