ВОПРОСЫ ЭКОНОМИКИ

 

Новая ничья
в тарифной войне

Кабинет министров урезает лоббистские
аппетиты естественных монополий

Главной темой прошедшего 24 января заседания российского правительства стало повышение тарифов естественных монополий «Газпрома», «ЕЭС России», МПС и «Транснефти». В последние месяцы кабинет министров неоднократно рассматривал этот вопрос. В начале декабря было наконец принято решение ограничить повышение тарифов в 2002 г. 35 процентами. Это было победой монополистов. Конечно, каждая из компаний просила о более существенном увеличении тарифов (МПС 66%, ЕЭС 44%, «Газпром» - 37,6%). Известно, однако, что подобные инициативы всегда несколько завышены: монополисты прекрасно знают, что в ходе торга с правительством им придется согласиться с компромиссной цифрой. Однако в январе кабинет министров решил вернуться к этой теме. В результате тарифы «ЕЭС России» возрастут всего на 23%, «Газпрома» на 30%, МПС на 23%.

Борьба вокруг тарифов на услуги естественных монополий шла сразу на нескольких уровнях. Помимо сугубо лоббистских столкновений (проекту повышения тарифов оппонировали представители энергоемких отраслей, а также многие региональные лидеры), развернулась полемика по концептуальным проблемам. В центре внимания оказался вопрос о том, занижены или завышены тарифы монополистов в настоящее время. Монополисты, естественно, говорят об искусственном занижении тарифов. На самом деле механизм государственного регулирования ценообразования в этих отраслях изначально предполагал ограничение роста тарифов, обеспечивая искусственную поддержку предприятиям других отраслей и сохранение относительной социальной стабильности. Представители монополий утверждают, что такое положение сохраняется и по сей день. Действительно, если сопоставить внутренние цены на газ, электроэнергию, железнодорожные перевозки с европейскими, налицо очевидный щадящий режим для российских потребителей.

Главным оппонентом естественных монополистов стал советник президента Андрей Илларионов. Он поставил под сомнение расчеты крупнейших российских компаний. По мнению Илларионова, сравнение внутренних цен с мировыми не всегда правомерно. Он полагает, что «мировых цен» на электроэнергию и железнодорожные перевозки как таковых вообще не существует и сколько-нибудь корректны эти сопоставления лишь в газовой отрасли. Советник президента убежден, что рост доходов естественных монополий не приведет к повышению их эффективности. В подтверждение он приводит инвестиционную политику монополистов. Так, МПС на каждый вложенный рубль инвестиций получает доход (не прибыль, а доход) в 9,5 копейки. Показатели «Газпрома» и «ЕЭС России» несколько получше, но и их инвестиционная деятельность никакой прибыли не приносит (соответственно 44,4 и 83,4 копейки). Илларионов подчеркивает, что рост тарифов не приведет и к другой заявленной монополистами цели не обеспечит энергосбережения. Львиную долю потребителей услуг составляют разного рода бюджетные организации (вооруженные силы, органы жилищно-коммунального хозяйства и т.п.), которые расплачиваются за продукцию монополистов по сути чужими деньгами и не слишком беспокоятся об экономии.

Очевидно, спор о том, завышены или нет цены на услуги монополистов, будет решен еще не скоро. Решение правительства от 24 января, промежуточный итог этой полемики, выглядит как компромисс в пользу Илларионова. Тарифы все-таки будут повышаться, но аппетиты монополистов заметно ограничены. Если в начале декабря кабинет министров и Минэкономразвития фактически солидаризировались с предложениями монополий, то спустя полтора месяца и Михаил Касьянов, и Герман Греф заметно изменили свою позицию. Обладающие колоссальным лоббистским потенциалом «Газпром», «ЕЭС России» и МПС, рассчитывавшие на значительный рост доходов, потерпели серьезное поражение. Экономический советник президента одержал крупную победу, сопоставимую с его прошлогодним успехом в битве вокруг схемы выплаты Россией внешнего долга. Впрочем, его триумф нельзя назвать полным: Илларионов не просто считает предложения монополистов завышенными, но выступает даже против незначительного повышения тарифов.

Правда, как и в случае с пошлинами на подержанные иномарки (см. «РМ» N4393), исход противостояния еще может измениться. Правительственный вердикт обусловлен не столько принципиальным согласием с расчетами Илларионова, сколько конъюнктурными соображениями. Перед заседанием кабинета министров были обнародованы данные, согласно которым инфляция только за первые две недели января составила 1,2%. Если так пойдет и дальше, заложенный в бюджет прогноз уровня инфляции окажется нереальным. Опасаясь такой перспективы, чиновники приняли экстренные меры, одной из которых и стала корректировка декабрьского инфляционного решения о повышении тарифов монополистов. В действиях правительства прослеживаются и политические мотивы: нежелание терять популярность в регионах (где проекты повышения тарифов воспринимаются болезненно) и стремление избежать конфликта с президентом, который в неявной форме поддержал позицию Илларионова.

КОНСТАНТИН СИМОНОВ


Москва



©   "Русская мысль", Париж,
N 4394, 31 января 2002 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...