КНИЖНАЯ ПОЛКА

 

Журналы и альманахи сегодня

Традиции и эксперимент

Говоря о современном журнальном состоянии в России и в читающем по-русски пространстве, я прежде всего попытался бы отказаться от термина «провинция». В советское время произошло предельное закрепление деления страны на столицу и провинцию. И хотя еще тогда раздавались голоса, что провинция не географическое понятие, однако вся идеология была выстроена на противопоставлении центра и периферии (или такого «милого» слова, как «глубинка»).

Разумеется, политика преувеличения роли центра дала свои плоды. Во-первых, очень многие художники вынуждены были перебираться в центр, во-вторых, устоявшееся представление о том, что все происходит в центре, осталось неколебимым и даже получило новое наполнение в связи с современной экономической ситуацией. В Урюпинске невозможно выпускать «Плейбой» денег нет. По этой причине даже в таком небедном городе, как Саратов, закрылся один из лучших российских журналов последнего десятилетия «Волга».

Деньги, конечно, решают многое. И в столице их вроде бы легче добывать. Теперь можно говорить о столичности и провинциальности в том смысле, вставка-врез-1что столица это место, где есть финансы, а провинция место, где одни романсы. Вот это действительно есть. За последние двадцать лет во многих городах сформировался слой новых творческих людей, культурная жизнь стала значительно динамичней. Можно было бы привести немало примеров художественной активности в разных городах, назвать ряд проектов, превосходящих по своей уникальности многое из того, что делается в центре. Но даже если говорить только о журналах, можно назвать такие интересные начинания, как «Urbi» и «Дерижабль» в Нижнем Новгороде, «Симбиоз» в Пензе, «Цирк "Олимп"» в Самаре, некоторые номера журнала «Кредо» в Тамбове, «Тит» в Перми, «Кто zdes'?» в Новосибирске. К сожалению, не знаю, существуют ли первые два, следующие три прекратили существование по недостатку все тех же средств. А вот два последних это уже новинки.

«Тит» выходит с 1999 г. как «альманах для тех, кто любит палиндромы». Его редактору Алексею Нагорских удалось выпустить уже 12 номеров, в которых представлена почти вся историческая и современная российская палиндромическая панорама. Это издание, конечно, рассчитано на сугубых любителей сложной формы. Но, судя по тому, что палиндромы печатаются уже в массовых газетах, таких любителей становится все больше, и вполне возможно, что журнал сможет расширить свою аудиторию. Во всяком случае, такое поисковое издание безусловно необходимо, а близких по духу изданий не так уж много. В Москве время от времени выходит «Журнал поэтов», созданный поэтом и философом Константином Кедровым (за пять лет вышло 14 номеров). Здесь мы тоже встречаемся с палиндромами, а также с анаграмматической и заумной поэзией. С этим журналом активно сотрудничали такие поэты, как Игорь Холин и Генрих Сапгир. «Журнал поэтов» стремится знакомить читателя также с экспериментами в зарубежной поэзии. Проблема этого издания в том, что он не имеет постоянного финансирования, а значит, и редакционного штата. Весь набор и макет делает поэтесса Елена Кацюба на общественных началах. Впрочем, это характерно для всех изданий такого типа.

Уже более десяти лет издает на свои средства альманах «Черновик» живущий в США русский поэт Александр Очеретянский (вышло 16 номеров). В первые годы он печатал альманах в США, затем с помощью коллег стал печатать в Петербурге и Москве. Надо обладать, конечно, особой энергией, чтобы собирать все самое нестандартное со всего мира, в первую очередь едва ли не со всех уголков России, макетировать это у себя дома, пересылать потом в Москву. Конечно, благодаря появлению в России электронной почты процесс значительно упростился, но все равно сложностей хватает. Тем не менее за это время Очеретянскому удалось напечатать многих экспериментирующих авторов, которые без «Черновика» вряд ли вообще были бы замечены. Особое внимание «Черновик» уделяет визуальной поэзии, различным пограничным жанрам. В последнее время он активно популяризирует «смешанную технику», то есть различные формы соединения словесного, визуального и даже звукового письма. Особое внимание стало уделяться разработке теории «смешанной техники». Здесь много спорного, еще недостаточно отрефлексированного, но именно этим интересно. Идет поиск, а на пути поиска всегда есть неточности, сбои. Если этого нет, следовательно, процесс уже завершен, и мы получили некую готовую вещь. В случае с «Черновиком», на мой взгляд, важна последовательность, с которой редактор выстраивает поисковый характер своего издания. И в этом смысле альманах уникален.

Занимая при небольшом тираже вполне маргинальное положение, он, тем не менее, вызывает некоторое брожение среди авторов, склонных к эксперименту или, напротив, совсем к нему не склонных. То есть, с одной стороны появляется критика, с другой желание действовать в близком по духу направлении. Например, в Чикаго поэт Рафаэль Левчин несколько лет выпускает альманах «Рефлекшен», близкий по духу и по авторам «Черновику», но с таким принципиальным отличием, как двуязычность, то есть тексты даются на русском и английском (переводы как с русского, так и с английского). И нет принципиальной нацеленности на эксперимент, хотя часто публикуются вещи довольно радикальные.

В прошлом году в Москве поэт и прозаик Евгений Степанов начал издание нового журнала «Футурум-Арт» (тоже на общественных началах), в котором он старается соединить поисковую литературу со вполне традиционной, но, как правило, нестоличных или малопубликуемых авторов. Так в двух номерах он представил новых поэтов Тамбовской области и Сибири. В «Футуруме» также представлены поиски в области визуальной поэзии (В.Шерстяной, А.Федулов, И.Лощилов, французский автор Бруно Невер, который выступил и с обычными стихами в оригинале и в переводе). Можно отметить интересную прозу Лайлы Арсановой, Татьяны Михайловской, Олега Дарка, Юрия Проскурякова. Многие авторы известны по «Черновику» или «Журналу Поэтов», но редко появляются на страницах каких-либо еще изданий. Судя по откликам, появившимся на это издание, ниша, которую занял журнал, пустовала. Авторы, в той или иной степени отклоняющиеся от так называемого «основного русла», да еще живущие «далеко от Москвы», редко попадают в поле зрения известных журналов. Есть, правда, довольно много сетевых изданий, но Сеть все еще не воспринимается литературным сообществом как что-то серьезное. Хотя есть очень интересные вещи, например, «Сетевая словесность», существующая уже пять лет. Но бумажные издания остаются по-прежнему привлекательными (в частности и потому, что далеко не каждый литератор имеет доступ к Сети), поэтому бумажные издания вновь и вновь учреждаются в разных местах России и русского зарубежья.

На переломе 2001 и 2002 гг. в Новосибирске вышел нулевой номер журнала «Kto zdes'?» Латиница в названии, да и вообще латинизированные названия журналов и книг, стихи и проза с вкраплением слов и целых текстов на иностранных языках это тоже примета времени. Мир открылся заново, Россия возвращается в мир после долгих лет «железного занавеса». Новосибирский журнал в этом отношении определенно выдерживает линию Россия в мире и мир в России. Например, действие рассказа Владимира Костина происходит на Кубе, герои блестящей повести Владимира Назанского путешествуют по Турции, но думают о России, Михаил Богатырев описывает существование художников в Париже, автор маленьких пьес Вилен Барский живет в Германии, поэт Давид Паташинский в Америке. Здесь же Андрей Щетников представляет переводы из поэзии Хорхе Луиса Борхеса, а в стихах Александра Попова возникают образы Сезанна, Брейгеля... Наконец, в стихах одного из замечательных современных поэтов, новосибирца Сергея Самойленко, возникает сильно романтизированный образ Парижа с жареными каштанами, как пишет сам поэт, «непременной деталью знакомых со школы романов». Этот образ (как будто так задумано!) соприкасается с образом реального существования в Париже из «Дневника нищего» Михаила Богатырева, который начинается такой фразой: «Какая нелепая потрата души эта распродажа газеты бездомных "Фонарь"», и заканчивается так:

«Видишь, Ольга, каков он, Париж? говорю я без голоса, одними губами. Да и не губами даже, а стершимися полушариями мозга».

На сегодняшнем журнальном фоне «Кто zdes'?» предстает именно как журнал нового типа, в котором все материалы без дидактического нажима работают на одну идею. вставка-врез-2 Вернее, эта идея так сказать, веерная, развернутая: человек в мире. Что он? Что ему? Такой журнал прочитываешь как единый текст, не потому, конечно, что авторы пишут одинаково, а именно потому, что по-разному, но пишут-говорят, буквально ощущая сам процесс зацепления друг за друга полушарий мозга.

Итак, несмотря на все трудности времени, литературный процесс продолжается, и по мере накопления сил и появления новых тенденций в литературной и общественной жизни возникают новые журнальные инициативы. Традиционные журналы, пережившие трансформацию и грандиозный взлет в эпоху перестройки, сейчас находятся в неплохой, но не лучшей форме. Они испытывают не столько финансовый кризис, сколько кризис идей. Новые журналы и альманахи выдвигают и идеи (пусть даже иногда смешные), и новых авторов. Например, выходящий уже несколько лет альманах молодой литературы «Вавилон» выдвинул и закрепил ряд авторов, которые сейчас выступают и в других изданиях. Возможно, что поколенческое издание не самая свежая идея, однако и эта ниша не была полностью закрыта, несмотря на то, что существововали и еще, кажется, существуют различные молодежные журналы. Но эти журналы по-прежнему ориентируются на всех, там есть немного того, немного сего, в том числе какое-то количество стихов и прозы. «Вавилон» же выступил только как литературное издание и, естественно, привлек внимание пишущих со всех концов России и зарубежья. И опять же это частный проект Дмитрия Кузьмина в данном случае. То есть журнальное дело окончательно становится личным делом самих литераторов.

Все 90-е годы в России и русском зарубежье шла активная перегруппировка литературных сил. Появление одних журналов, исчезновение других, переформатирование третьих естественное отражение этого процесса. И, судя по тому, что журнальное брожение продолжается процесс формирования нового литературного пространства далек от завершения.

СЕРГЕЙ БИРЮКОВ


Халле (Германия)



©   "Русская мысль", Париж,
N 4395, 07 февраля 2002 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...