МИР ИСКУССТВА

 

«Чернозем» в Базеле

Опера Клауса Хубера о Мандельштаме

Французский Мюлуз и швейцарский Базель, альпийские города-соседи, неожиданно вступили в этом сезоне в некое соревнование по русскому искусству: в первом прола премьера оперы Мусоргского «Борис Годунов», во втором оперы современного швейцарского композитора Клауса Хубера (либретто Михаэля Шиндхельма) «Чернозем», посвященной судьбе и творчеству Осипа Мандельштама. Базель одержал очевидную победу над соседом: премьера оперы стала настоящим событием, а успех «русской темы» подкрепили концерты Вадима Репина, Максима Венгерова, Гидона Кремера, Мстислава Ростроповича. Программу завершили гастроли балета Мариинского театра.

В Воронеже, столице российского Черноземья, Осип Мандельштам отбывал ссылку в 30-е годы прошлого века. Написанные там стихи (известные под названием «Воронежские тетради») открываются стихотворением «Чернозем», давшим название опере.

Автор либретто Михаэль Шиндхельм, немец из ГДР, учился на математическом факультете Воронежского университета. Здесь он начал изучать русскую литературу, стал переводчиком Гоголя, Чехова и Горького. Здесь же впервые услышал стихи Мандельштама, что несомненно повлияло на его окончательное решение оставить математику ради литературной и театральной карьеры. Постановку «Чернозема» он осуществлял не только как либреттист и переводчик, но и как директор Базельского театра. Возглавив театр в 1996 г., Шиндхельм сделал его одним из самых интересных в Европе, завоевав несколько международных наград.

Либретто написано на трех языках: русском, немецком и армянском. На русском звучат все поэтические тексты. На немецком необходимые по ходу действия комментарии. Армянский носитель возвышенных и философских аспектов.

Идея, объединившая композитора и либреттиста, создать произведение о противостоянии поэта и власти, «гения и злодейства». Масштабы темы определили параметры спектакля: некий современный вариант греческой трагедии, античный по форме и современный по содержанию. На сцене сам поэт, три героини и вестник судьбы, баллады которого звучат в сопровождении виолы-д'амур. Важнейший участник трагедии, не появляющийся на сцене, Сталин, олицетворяющий зло, а центральный эпизод оперы развернутая ария-монолог «Мы живем, под собою не чуя страны...» (полный текст в переводе на немецкий дан в программе). Хор в опере играет роль, равнозначную его роли в античных трагедиях: судит, участвует, направляет сюжет. Одна его половина позитивна, другая негативна. Эта двойственность определяет и остальные параметры оперы.

Клаус Хубер, родившийся в 1924 г. в Швейцарии, наблюдая за всеми катаклизмами ХХ века из этой нейтральной страны, давно уже отдал свое перо Мандельштаму. Для композитора создание оперы о Мандельштаме не эпизод, а итог поисков длиной более чем в десятилетие. В 1989 г. Хубер сочинил струнное трио памяти Мандельштама, затем вокальные миниатюры на стихи из «Воронежской тетради» в переводе на немецкий, потом создал хоровые произведения на стихи нескольких поэтов, в том числе Мандельштама в русском оригинале. В опере «Чернозем» Хубер продемонстрировал свою композиторскую виртуозность: мощные и густые звучания tutti оркестра портрет эпохи тоталитаризма, а тонкая звукопись, возникающая из тишины, использована для создании психологически точных музыкальных портретов героев. Хубер нашел остроумный способ придать своей музыке особую утонченность: он делит тон на три части, а не на два полутона, как принято в классической технике. Мелодии приобретают особую текучесть, а гармонии мягкость.

Но композитор нигде не впадает в эстетство. В музыке оперы соблюдено необходимое соотношение традиционного и новаторского: слушатель без усилий сосредотачивается на интонационных поворотах и тембровых находках. В оркестр введены несколько старинных и народных инструментов, что обогащает звуковую палитру. Музыканты периодически покидают оркестровую яму и, разделившись на группы, играют прямо в зале.

Вокальные партии выписаны с ювелирной точностью. В вокализах и мелодекламации интонационный строй точно соответствует естественной мелодике того или иного языка.

Сложность и многослойность выразительных средств, переплетение натуральной поэтики и условности заставляет постановщиков, не надеясь на непосредственное восприятие публики, обстоятельно пояснить каждую деталь, как поэтическую, так и музыкальную, в аннотации к оперной программе.

Девять частей оперы (идут без перерыва) это единый поток. Несмотря на трагедийный заряд, вступление и финал оперы оптимистичны. Двойственность подчеркивается чередованием контрастных сцен. Начало ода свету рождение поэта. Затем пантомима (повторяется несколько раз по ходу действия) судороги удушья символ деспотии и насилия.

Баллада вестника о короле Архаке, заточенном в башню до конца жизни, предсказание судьбы Мандельштама. Следующую любовную сцену прерывает обыск. Снова вестник с балладой-мечтой, которую сменяет страшная галлюцинация героя о смерти...

Мелодекламация трех героинь лирическая кульминация, полифония любовной поэзии написана на стихи и строки писем Анны Ахматовой, Марины Цветаевой и Надежды Мандельштам. Сразу за этим гротеск: ария героя в сопровождении мужского хора и тромбона парафраз арии Царицы ночи из «Волшебной флейты» Моцарта.

Возникает новый образ: предгорья Арарата, символизирующего свободное пространство и надежду... Опять трагический слом: поэт в застенке в музыке жесткие гротескные гармонии, на фоне которых издевательски повторяется приговор: «изолировать, но сохранить». Оркестр взрывается ударами, гармоническая ткань трансформируется и расползается, вызывая ощущение разрушения и гибели...

В эпилоге снова гармонии света. Звучит ария, написанная на строки письма Надежды Мандельштам мужу. Вестник вторит ей: «Я хочу, чтобы король Архак прожил еще на один день больше...» Оперу завершает дуэт поэта и вестника.

Известный музыкальный критик Макс Ниффелер заметил после премьеры оперы: «Социальная роль поэта произнести то, что у остальных людей остается загнанным в подсознание. Мандельштам постоянно отшлифовывал каждую фразу. Музыка Хубера эквивалентна точности и хрупкости поэзии Мандельштама. Эта опера гимн жизни в эпоху, когда человечность у отдельных личностей и целых народов истаяла почти до полного исчезновения».

ЕЛЕНА ГАНЧИКОВА


Базель



©   "Русская мысль", Париж,
N 4396, 14 февраля 2002 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...