ТЕМА НЕДЕЛИ

 

Объявит ли Россия
войну Ватикану?

Московская Патриархия
рассчитывает на поддержку государства
в противодействии католикам

12 февраля на сложившуюся ситуацию откликнулось министерство иностранных дел РФ, заявив, что признаёт право католической Церкви «организовываться в соответствии с каноническими нормами», но вопрос о создании митрополии «в первую очередь касается межцерковных отношений и может явиться причиной их серьезного осложнения», а отношения между Церквями должны «строиться на равноправной основе и не наносить ущерба интересам РПЦ». В то же время мидовские чиновники отметили, что не имеют никакого отношения к отмене визита Вальтера Каспера, а российское государство хотело бы всемерно развивать отношения с Ватиканом.

Иной была реакция Государственной Думы. 15 февраля депутаты поддержали инициативу Владимира Жириновского, приняв обращение к МИДу с просьбой не давать виз представителям Ватикана «в связи с обострением обстановки и их самовольными действиями по изменению статуса католических епархий». Законодатели также намерены запросить в МИДе сведения о нарушениях католической Церковью права на свободу совести и вероисповедания, допускаемых в бывших республиках СССР. Правда, нет никаких данных о том, что МИД прислушался к рекомендациям парламентариев.

Московская Патриархия и Ватикан:
на грани разрыва

Отношения между РПЦ и Ватиканом складывались в последние годы непросто, но столь нешуточный конфликт произошел впервые. Патриархия болезненно реагировала на укрепление католичества сначала в союзных республиках (особенно на Украине и в Белоруссии), а затем и на территории России. Тем не менее на протяжении долгого времени она считала католиков менее серьезными оппонентами, нежели начавших активную миссионерскую деятельность протестантов. В середине 90-х, когда разгорелись споры вокруг закона «О свободе совести и религиозных организациях», РПЦ была готова признать за католичеством статус «традиционной религии», а основной мишенью нового закона оказались протестанты.

Однако в последнее время ситуация изменилась. Опасения насчет распространения протестантства не оправдались: несмотря на то, что протестанты основали свои общины практически в каждом городе, серьезным конкурентом РПЦ они не стали. Их критики развернули массированную пропагандистскую кампанию, расценивая едва ли не все общины как «тоталитарные секты», однако довольно скоро стало понятно, что поддерживать «образ врага» в течение длительного времени нелегко. И хотя влияние католичества в России сравнительно невелико (обычно называют цифру в 500-600 тыс. католиков), Ватикан стал все чаще занимать в заявлениях иерархов РПЦ вакантное место главного противника православия на территории России. Представители Синода несколько раз высказались категорически против визита Папы в Москву. Более того, когда РПЦ не удалось предотвратить поездку Иоанна Павла II в Киев, в ответ была экстренно организована поездка Алексия II в Минск, которая, впрочем, вызвала куда меньший резонанс. Тема возможного посещения Папой России стала поводом к серии резких выпадов против Ватикана. РПЦ рассчитывала здесь на поддержку со стороны государства, тем более что Кремль не торопился приглашать Папу в Москву. Но в начале года позиция российского руководства изменилась появились признаки того, что Владимир Путин готов направить приглашение в Ватикан.

Протестуя против создания католических епархий на территории РФ, представители РПЦ в который уже раз подчеркивают, что Россия «каноническая территория» православия, в то время как католической Церкви, по их мнению, следовало бы сосредоточиться на кризисной ситуации в Западной Европе и заняться реевангелизацией живущего там населения. Кроме того, РПЦ упрекает католиков в притеснении православных на Западной Украине. Более радикальные противники Римско-Католической Церкви (например, телеканал «Московия») напоминают католикам поражение от Александра Невского в 1240 г., говорят о деятельности УНА-УНСО на Украине, об угрозе национальной безопасности РФ и задаются вопросом: «Позволим ли мы иностранному государству (то есть Ватикану. М.В.) хозяйничать на нашей земле?»

РПЦ и властная вертикаль

Отклик политических верхов на межцерковный конфликт был довольно вялым. МИД дал несколько противоречащих друг другу сигналов: его порицание действий католической Церкви идет вразрез с предыдущими официальными заявлениями, где дипломаты отмежевывались от разногласий между РПЦ и Ватиканом. Судя по всему, на Смоленской площади не получили команды, как оценивать происходящее, и склонны импровизировать. Получается это не слишком удачно примерно как в ситуации с Курильскими островами: главный аргумент Москвы «Не время сейчас» весьма уязвим для критики. Государственные масс-медиа сдержанно осуждают католическую Церковь, но все-таки не торопятся прямо поддерживать аргументацию Московской Патриархии, опасаясь, что позиция руководства страны может еще измениться.

Общественный интерес к внутрицерковному спору связан не столько с проблемами распространения католичества в России, сколько с неуверенностью в том, каким будет политическое влияние РПЦ. Периодически циркулируют слухи о готовности руководства РФ объявить православие государственной религией, называют даже политиков и чиновников, покровительствующих таким проектам. Владимир Путин и его супруга неоднократно посещали православные святыни, что при желании можно интерпретировать как свидетельство готовности Кремля к установлению с РПЦ особых отношений. Однако похоже, что окончательное политическое решение на сей счет Путин принимать не спешит, предоставляя сторонникам и противникам этой идеи возможность состязаться.

Соблазн встраивания Церкви во властную вертикаль действительно велик, тем более что РПЦ демонстрирует готовность к подобному союзу и воздерживается от осуждения даже таких сомнительных шагов власти, как, например, чеченская война.

Но в этом союзе власть видит и существенные издержки. Русская Православная Церковь (Московский Патриархат) крупная и довольно автономная структура, ввести в ней «внешнее управление» по сценарию естественных монополий вряд ли возможно. Эффективность РПЦ как средства идеологической поддержки власти ограничена, тем более что происходившее на рубеже 80-90-х возрождение православия угасло, доля нерелигиозного населения (а также верующих, но не воцерковленных) весьма велика. Не случайно под давлением Церкви из вопросов предстоящей переписи населения был исключен пункт о вероисповедании. Да и недавние проекты создания православного телеканала, предложения РПЦ ввести обязательное преподавание истории православия в школе больше напоминали действия монополиста, отстаивающего собственные корпоративные интересы и пытающегося противодействовать конкурентам с помощью административного ресурса.

МИХАИЛ ВИНОГРАДОВ


Москва



©   "Русская мысль", Париж,
N 4397, 21 февраля 2002 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...