СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

Не вполне единая Россия

За и против восстановления смертной казни 266:85

На прошлой неделе депутаты, не дождавшись законопроектов от правительства, сами проявили инициативу. Например, в первом чтении был принят довольно безумного свойства закон «О ювенальной юстиции». В том, чтобы дела несовершеннолетних преступников рассматривал особый суд, ничего страшного нет; может, это и правильно. Однако в своем нынешнем виде текст законопроекта представляет собой мину, заложенную под российское судопроизводство. Он сформулирован таким образом, что позволяет передать в ювенальный суд любое гражданское дело для этого достаточно лишь привлечь несовершеннолетнего в качестве одного из участников процесса. Таким образом, у участников процесса появляется возможность перенести рассмотрение дела на неопределенный срок, особенно в переходный период до создания специализированных органов «детской» юстиции.

Помимо описанного законотворческого казуса, были и другие. Постановление об обращении к президенту с просьбой отдать частоту ТВ-6 спортивному каналу, правда, провалилось: не хватило 23 голосов. Зато были приняты два других постановления: одно в защиту Милошевича, другое в защиту смертной казни.

Друг Слобо

«Международные» постановления Думы, а уж особенно ее обращения к президенту Путину с призывом произвести те или иные дипломатические шаги это вещь, вообще говоря, глубоко сомнительная. Постановление не закон, никакой силы оно не имеет, так, сотрясение воздуха. Реальное влияние Думы на внешнюю политику России состоит в том, что она ратифицирует (или не ратифицирует) международные соглашения. Что же касается обращений Думы к президенту с пожеланием выступить с такой-то или такой-то внешнеполитической инициативой, то они до сих пор никакого действия ни разу не возымели разумеется, за исключением тех случаев, когда Дума (как после ужасных событий 11 сентября прошлого года) просто выражала всемерную поддержку внешнеполитической линии президента, не вдаваясь при этом в подробности.

Тем не менее лидер ЛДПР Владимир Жириновский решил заставить Думу дать Владимиру Путину очередной внешнеполитический совет, а именно: рекомендовать ему поставить в Совете Безопасности ООН вопрос об упразднении Международного трибунала по бывшей Югославии. Необходимость срочно прикрыть МТЮ Жириновский объяснил так: «Это позор, когда судят жертву: спецслужбы устроили заваруху на Балканах, а виноват один Милошевич».

В связи с инициативой Жириновского свой, более мягкий вариант постановления про Милошевича написали в думском комитете по международным делам. Суть постановления комитета состояла в двух просьбах к президенту: во-первых, подумать, не стоит ли возобновить дискуссию об установлении сроков деятельности трибунала по бывшей Югославии, во-вторых, рассмотреть «возможность по инициированию рассмотрения в Совете Безопасности вопроса об изменении Слободану Милошевичу меры пресечения». В итоге Дума сначала проголосовала за «мягкий» вариант комитета, а потом за «жесткую» поправку к нему бывшего советского премьер-министра Николая Рыжкова.

Н.Рыжков, собственно, внес две поправки: о том, чтобы распустить международный трибунал до конца 2002 г. (эту завалили), и о том, чтобы, кроме Милошевича, привлечь к ответственности за события в Югославии лидеров стран НАТО (эту приняли). В общем, как ни старался международный комитет смягчить позицию палаты, ничего не вышло.

Око за око

депутаты группы Группа «Народный депутат» давно ведет борьбу за отмену действующего в России моратория на применение смертной казни. Точка зрения президента Путина на проблему известна: он неоднократно высказывался за полную отмену смертной казни. Однако стремление «нардепов» покарать преступников пересилило даже их лояльность.    (На снимке: Руководитель фракции "Народный депутат" Геннадий Райков (на снимке слева) с коллегами по фракции Виктором Войтенко (в центре) и Игорем Ханкоевым (справа) во время пленарного заседания Госдумы РФ).

15 февраля представитель группы генерал Аркадий Баскаев (в прошлой жизни командующий Московским округом МВД) предложил Думе принять обращение к президенту с предложением считать ратификацию протокола N6 к Конвенции о защите прав человека (об отмене смертной казни) преждевременной и ввести по всей России суды присяжных, что в соответствии с решением Конституционного суда даст возможность восстановить смертную казнь. Только эта мера, по мнению Баскаева, может «остановить вал внутреннего терроризма, жестокости и цинизма». Кроме того, Баскаев с коллегами по Народной партии Геннадия Райкова собирается устроить референдум по вопросу о возвращении смертной казни; правда, они пока даже не зарегистрировали инициативную группу для сбора подписей.

В ходе дискуссии прозвучали практически все аргументы «за» и «против», которые принято высказывать по этому поводу. От Баскаева потребовали (в частности Владислав Резник из «Единства») привести примеры стран, где применение смертной казни привело бы к сокращению преступности. Он, естественно, не смог, но сказал, что уверен в том, что такие страны есть. Спрашивали его и про судебные ошибки, на что он честно ответил, что судебные ошибки возможны, но после введения суда присяжных маловероятны.

Депутаты произнесли много разных слов. Владислав Резник обвинил сторонников смертной казни в том, что они хотят «узаконить чудовищно низкую цену человеческой жизни». Борис Надеждин (СПС) выразил мнение, что нардеповский текст представляет собой удивительный «образец трусости и холуйства». Думские сторонники смертной казни, сказал Надеждин, могли бы честно выступить против законодательных предложений Владимира Путина, направленных на ее отмену; вместо этого они предпочитают нижайше просить президента, чтобы он соизволил передумать. Владимир Буткеев задал «детский» вопрос»: «Родственники убитого имеют право на месть, но имеет ли на это право государство?» Хаписат Гамзатова от имени КПРФ заявила, что смертная казнь это гораздо лучше, чем кровная месть. Вячеслав Володин (ОВР) говорил о том, что применять смертную казнь не обязательно, но сохранить обязательно нужно, потому что в России люди не такие, как в Европе. Заметим, что, несмотря на заявления Володина о том, что ОВР выступает против крайностей, фракция не воздержалась при голосовании, как можно было бы ожидать, а почти единодушно поддержала просьбу «Народного депутата» о возвращении казней.

Результаты голосования таковы: 266 депутатов поддержали обращение «Народного депутата», 85 против. За возвращение к ситуации, которую «медведь» Владислав Резник назвал «перманентным состоянием войны», проголосовали левые фракции, естественно, «нардепы», ОВР (почти все) и больше половины регионалов (членов группы «Регионы России». В лагере противников смертной казни оказались думские правые (СПС, «Яблоко», независимые либералы вроде Виктора Похмелкина и др.), «Единство» и часть регионалов. Таким образом, члены одной и той же партии «Единой России» Лужкова и Шойгу оказались по разные стороны баррикад, голосуя по принципиальному политическому вопросу. По-хорошему, сторонников смертной казни надо бы гнать из партийных рядов (выгнали же депутата Волковского за чрезмерную снисходительность к начальнику думского аппарата), но этого, конечно, не случится.

Ежели президент внесет на ратификацию протокол N6, с овээровцами (или с регионалами, или с теми и другими) как-нибудь договорятся. А ежели, прочитав думское обращение, передумает и вносить не будет значит, слабоват у нас президент.

ЕКАТЕРИНА МИХАЙЛОВСКАЯ


Москва



©   "Русская мысль", Париж,
N 4397, 21 февраля 2002 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...