МИР ИСКУССТВА

 

Февраль в Париже
под знаком Иоселиани

Интервью с режиссером к выходу его нового
фильма «В понедельник утром»

В России испокон веков очень любят пересматривать прошлое, и оценивать: а как человек себя вел. Поскольку Советский Союз был громадным концентрационным лагерем, то того, кто в этом лагере себя прилично вел, люди помнят. Поэтому меня сегодня вспоминают хорошо.

Да нет, эстетика всегда вторична и кстати, зависит от того, как вообще человек живет на этом свете. Не может мерзавец снять хороший фильм... А сегодняшнее российское кино представляет собой довольно печальное зрелище. Я конечно, не могу сказать, что знаком со всей панорамой российского кино, но знаю, что с большим трудом продолжает работать мой старый друг Глеб Панфилов и что есть много талантливых молодых людей, которым никто не оказывает никакой поддержки, и они вынуждены простаивать, впустую расточать свой дар. Но есть, конечно и такие, кто приспособился очень хорошо: они либо копируют Голливуд, либо лепят карикатуры на советскую власть, которая больше никого не накажет. Полная безответственность...

К тому же, о чем собственно делать фильмы? Ничего хорошего сегодня не происходит. А пошлость, хамство, жульничество и прочие безобразия про все это снимать картины совсем не интересно. Как ни странно, самое ужасное исчезновение запретов. Нет запретов нет и сопротивления, а сопротивление как известно, один из главных рычагов творчества. Творить вопреки всему это большое удовольствие. И этого удовольствия тоже люди лишены. А делать картины только для того, чтобы продать, это уж совершенно недостойно.

Думаю, это шутка. А можно вспомнить и другие строки Пушкина: «Веленью Божьему, о Муза, будь послушна...» Мне кажется, это важнее.

Тема фильма всем знакома. Труд, если он не доставляет радость, не разнообразен каждый день, это рабство. Выскочить из этого рабства каждому хотелось бы, но не все могут. Но и выскочив один раз из унылой повседневности, нужно дать себе возможность убедиться, что выскочить на самом деле некуда. Фильм на самом деле о невозможности: некуда сбежать! Везде в конечном счете все одинаковое, поэтому Венсан в конце возвратится обратно домой.

А никакого выхода. Выход нашли Троцкий и Ленин. Вы прекрасно знаете, чем это кончилось. Если бы я знал, какой выход, я бы не занимался кино.

Мы с приятелем приехали в провинцию и увидели химический завод громадное количество дымящих труб. Я представил себе: вот трубы дымят, а внизу суетятся несчастные люди, которые делают одно и тоже изо дня в день. Кстати, съемки происходили на настоящем химическом производстве, но мы еще и добавили, конечно, всякой жути, дыма, угрожающих шумов и т.д.

Когда происходит катастрофа, она облегчает ситуацию, потому что хотя бы происходит какое-то событие, которое разбивает каждодневное унылое существование. А если все так и останется одно и тоже каждый день, как заведенный механизм, это еще страшнее. Знаете, как рабочие на конвейере завода Рено одни и те же движения изо дня в день, без всякого творчества. Даже слесарь, который делает замок, он и то что-то творит.

Я против того, чтобы дети, которых воспитывают для радости, для творчества, для общения, чтобы эти дети потом в силу обстоятельств превращались в гуртовый скот.

Когда люди состарились, всё прожили, всё повидали, они, конечно, становятся свободными. Именно поэтому у бабушки, единственной в семье, такое взаимопонимание с внуками. Но наша в самом деле особенная: сегодня во Франции, к сожалению, бабушек все больше заменяют ясли и электронные игры...

Конечно, это казаки, вы когда-нибудь видели грузин, которые поют по-русски? Это потомки казаков, они собираются вместе, наряжаются в одежду бабушек и дедушек и веселятся. Таких во Франции много.Пойдите в любой ресторан, хоть в ту же «Балалайку», там таких сколько хотите. Правда, они уже не те удалые донские казаки, как их предки, но почему же не надеть эполеты и не попеть песни.

Наш главный персонаж, избитый, измученный, попадает из своей деревни в совсем другой мир, и вот он обнаруживает случайно этих людей, очень доброжелательных, они приглашают его к своему праздничному застолью и насильно заставляют выпить. Ему потом, как вы увидите, очень плохо. То есть город все равно агрессивен и холоден, и никакой серьезной теплоты человеческой, сердечности за всем этим нет. Радушие показное.

Видимо, его приятелю совсем не повезло, и он опустился на самое дно. Конечно, он и симпатичный, и интересный, иначе зачем его снимать?

Скажем, знаменитых актеров нет. А вообще любой человек актер. Никакой разницы нет.

В записной книжке. Открываю и смотрю, кто из моих приятелей мог бы сыграть ту или иную роль.

Ну, если вы попадете в мою записную книжку...

Да все гораздо проще, не нашлось актера на роль маркиза, вот я и сыграл...

Мой внук архитектор, хорошо рисует, а по сценарию Никола должен был рисовать фреску на стене собора прямо в кадре!

ЕКАТЕРИНА БОГОПОЛЬСКАЯ


Париж



©   "Русская мысль", Париж,
N 4397, 21 февраля 2002 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...