МИР ЗА НЕДЕЛЮ

 

«Второй фронт»
в Панкисском ущелье?

Тема наличия на территории Грузии незаконных вооруженных формирований, обсуждавшаяся в последние месяцы много и вяло, на прошлой неделе приобрела неожиданное содержание. До сих пор казалось, что предположения о том, что в Панкисском ущелье (то ли под покровительством грузинских властей, то ли вопреки им) находятся чеченских отряды, не более чем предмет дипломатического торга и пропагандистской риторики во взаимоотношениях Москвы и Тбилиси. Заявления директора ФСБ Николая Патрушева о том, что на территории Грузии укрываются лидеры "аль-Кайды" и чуть ли не сам бин-Ладен, воспринимались довольно скептически. Москва давно отстаивает тезис об общих корнях "международного терроризма", объединяя чеченских сепаратистов в один ряд с талибами и организаторами терактов в США, и утверждения Патрушева больше напоминали продолжение этой пропагандистской игры.Американский вертолет в Тбилиси Однако потом ситуация получила неожиданное развитие.

В Грузию прибыла группа американских военных советников, а в западной прессе стали распространяться сведения, что в ближайшее время США проведут контртеррористическую операцию в Панкисском ущелье (см. "РМ" N4398). Правда, официальный Вашингтон этот слух не комментировал, и к тому же не было понятно, кто именно станет ее объектом. По российским данным, в ущелье скрываются чеченцы и примкнувшие к ним члены "аль-Кайды", по грузинским наркобароны (уже объявлено о проведении полицейской операции против них), американцы никаких предположений не выдвигали.

Действительно ли налицо признаки подготовки к проведению американскими войсками масштабной акции в Грузии, так и осталось неясным до сих пор. Однако эти слухи стали объектом политической игры, в которой приняли участие самые разные политические силы.

Эдуарду Шеварднадзе разговоры о переброске американских войск на территорию Грузии и последующем вполне вероятном размещении здесь военных баз Американский вертолет в Тбилиси2позволяют укрепить свои позиции. Такое развитие событий означало бы, что отношения между Тбилиси и Вашингтоном как никогда хороши и на смену довольно призрачной грузинской армии придут боеспособные силы, которыми можно пугать сепаратистов. Это стало бы неплохим подспорьем в борьбе за власть.

Абхазии и (в меньшей степени) Южной Осетии представилась возможность напомнить о себе: подать размещение американских войск как неприкрытую попытку восстановления территориальной целостности Грузии насильственным путем. Тем самым можно мобилизовать местное население и привлечь внимание России. Это особенно важно для абхазских лидеров, так как ситуация в автономии стала в последние месяцы весьма неопределенной из-за сообщений о тяжелой болезни президента Абхазии Владислава Ардзинбы.

Не остались в стороне и российские политики. Но если депутатам Думы было довольно легко достаточно выступить с дежурными заявлениями о нецелесообразности (раньше бы сказали недопустимости) размещения американских войск вблизи границы РФ, то дипломаты оказались в более сложном положении. Участие США в силовой операции могло бы выглядеть как открытие второго фронта "антитеррористической" операции в Чечне. К тому же правовых оснований препятствовать военному союзу Вашингтона и Тбилиси у Москвы нет.

В результате был избран уже испытанный вариант высказывания нескольких официальных точек зрения. Сначала чиновники, не скрывая недоумения и удивления, жестко заявляли, что интересы России должны быть учтены. Было похоже, что Москва готова начать маленькую информационную и дипломатическую войну против гипотетического размещения американских войск в Грузии. Однако, выдержав двухдневную паузу и "поиграв мускулами", Кремль эту точку зрения скорректировал. На алма-атинской встрече лидеров СНГ 1 марта Владимир Путин признал, что никаких правовых преград для военного сотрудничества США и Грузии он не видит, и предложил не драматизировать ситуацию, указав лишь, что стороны должны лучше информировать Россию о своих намерениях. Эти слова заставили смягчиться и депутатов Государственной Думы, которые отказались от заявленного было намерения немедленно признать независимость Абхазии и Южной Осетии (в ответ на что грузинские парламентарии пригрозили признать независимость Чечни).

Таким образом, вне зависимости от того, появятся или нет военные базы на территории Грузии, Американский вертолет в Тбилиси3принципиальное согласие Москвы на это Эдуард Шеварднадзе получил. Большинство потенциальных критиков вынужденно отказались от открытых возражений то же самое происходило при размещении американских войск в Средней Азии и решениях о закрытии российских военных объектов во Вьетнаме и на Кубе. Возможно, в ответ на это Кремль получит какие-то символические уступки от Тбилиси и Вашингтона (вроде решения госдепартамента отложить вещание радио "Свобода" на чеченском языке идеологически значимого для Москвы, но в принципе неспособного серьезно повлиять на положение на Северном Кавказе). Впрочем, особых ресурсов для серьезного сопротивления американско-грузинскому сотрудничеству у российских властей и не было, и в Москве могут рассчитывать лишь на сугубо формальные реверансы Белого Дома. Как полагает газета "Ведомости", "Америка готова сделать вид, что она живо заинтересована в консультациях с Россией по всем вопросам. И про НАТО, и про Грузию, и насчет Ирака тоже готовы обсуждать как бы сделать так, чтобы Ирак разбомбить, но без ущемления там российских интересов. Мы все равно не можем расширить свое военное присутствие в Грузии, а к американскому присутствию (...) привыкнем быстро и даже будем получать от этого удовольствие".

МИХАИЛ ВИНОГРАДОВ


Москва



©   "Русская мысль", Париж,
N 4399, 07 марта 2002 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...