ПО ВЫСТАВОЧНЫМ ЗАЛАМ

 

Французская Минерва

Выставка «Мадам де Помпадур и искусство»
в Версальском дворце

Легенда гласит, что девятилетней мадемуазель Пуассон гадалка предсказала будущее "почти королевы Франции". Жанна-Антуанетта ни на минуту не забыла о своем "предназначении". Выйдя замуж и став госпожой Ленорман, она поселилась в имении Этиоль, в двух шагах от Сенарского леса, где любил охотиться Людовик XV. Владельцы прилегающих к охотничьим угодьям замков имели разрешение присутствовать на королевской охоте. В первых рядах совершенно естественным образом каждый раз оказывалась мадам Ленорман д'Этиоль, и король не раз задерживал взгляд на красавице в розовых туалетах.

Уже не легенда, а достоверные источники фасадсвидетельствуют, что маркиза оставалась любовницей короля около пяти лет. Все остальное время вплоть до ее безвременной кончины, т.е. более пятнадцати лет, маркиза де Помпадур (титул, пожалованный ей королем), находясь в дружеских отношениях с Людовиком XV, умело влияла на него и на дела государства. Ясно, что сохранить свою власть над монархом, который по числу любовных похождений оставил далеко позади даже самого "Короля-Солнце", с помощью одной лишь красоты, к тому же с годами вянущей, женщине не под силу. Какой же она была, знаменитая фаворитка? Что любила, кому покровительствовала, чьи вкусы разделяла?

Выставка открывается залом, в котором впервые собраны почти все портреты маркизы. Нежно-розовый, с перламутровым отсветом, цвет кожи, осиная талия, белизна пухлых холеных рук, изысканные, продуманные до тонкостей туалеты такой предстает она на полотнах Буше, Натье, Ван Лоо, Друэ. Но Жанна-Антуанетта вовсе не ветреная кокетка: в ее руке вы обязательно заметите книгу, у ног глобус, неподалеку перо, опущенное в чернильницу, а фоном, оттеняющим серебро шелкового платья, служит клавесин с раскрытыми нотами. Перед нами одна из самых образованных женщин своего времени, покровительница наук и искусств.

Во втором зале виды принадлежавших маркизе дворцов, большей частью не дошедших до наших дней из-за разрушений в бурные годы революций и мятежей. Мадам де Помпадур обладала отменным вкусом в выборе мест, поистине достойных королевских визитов. Назовем лишь одно ее владение это отель д'Эвре, ныне всем известный Елисейский дворец в Париже, официальная резиденция президента Французской республики.

Выставка приурочена к окончанию реставрационных работ в апартаментах, которые занимала маркиза во времена своего "царствования" в Версальском дворце. Здесь, в своем салоне, дважды в неделю она принимала прославленных представителей своей эпохи, в числе которых Вольтер, Бюффон, Кребийон, Дидро и Д'Аламбер. Последним двум маркиза оказала неоценимую услугу: не только поддержала издание их знаменитой "Энциклопедии", когда оно находилось под угрозой запрета, но и представила их ко двору. С ее подачи Вольтер стал историографом Людовика XV.

В двух небольших залах представлена частичка богатой библиотеки, собранной хозяйкой дома. В красных и темно-зеленых сафьяновых переплетах с золочеными тиснениями книги Руссо и Вольтера с дарственными надписями.

О вкусах первой дамы можно судить по ее коллекции севрского и саксонского фарфора, по предметам восточного интерьера (чайные сервизы, напольные вазы, ширмы) и, конечно, по украшениям и малоформатным портретам. Два замечательных полотна кисти Ван Лоо прибыли из санкт-петербургского Эрмитажа: "Султанша, пьющая кофе" и "Две султанши, ткущие ковер". Черты фаворитки явственно проступают в образе знатной восточной женщины. Сюжеты этих полотен подтверждают одну из тайн маркизы, однажды доверенную подруге, которая поспешила занести ее в свой дневник: "Для короля я та же и вместе с тем каждый раз новая женщина: пастушка, султанша, простая и веселая горожанка или остроумная рассказчица. Главное ни в чем не походить на придворных дам".

О набожности хозяйки дома свидетельствуют картины на религиозные темы, украшавшие стены ее залов.

Помимо способностей к рисованию а в библиотеке парижского Арсенала хранятся шестьдесят три выполненные ею гравюры, госпожа де Помпадур обладала и сценическими талантами: она танцевала, пела и играла в спектаклях театра Малых Апартаментов. Несмотря на свое пристрастие к рококо, она всячески поддерживала проекты Суфло и Габриеля, архитекторов, отвергавших кокетство легкомысленного стиля. По ее инициативе и частично на ее же деньги Габриель воздвиг здание Военной школы в Париже.

В наше время невозможно полностью воссоздать ту обстановку залов, которая служила иллюстрацией совершенства искусства и художественных ремесел Франции XVIII века. Тем не менее 150 экспонатов, представленных на выставке в Версале, могут немало рассказать о той, что более двадцати лет была "почти королевой Франции".

До 19 мая выставка будет работать в Версальском дворце, с 14 июня по 15 сентября в мюнхенском "Кунстхалле, а с 16 октября по 12 января 2003 г. в лондонской Национальной галерее.

ЕЛЕНА ЯКУНИНА


Париж



©   "Русская мысль", Париж,
N 4399, 07 марта 2002 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...