МИР ЗА НЕДЕЛЮ

 

БЕЛОРУССИЯ:
Лукашенко совершенствует науку

На прошлой неделе Александр Лукашенко подписал декрет «О совершенствовании государственного управления в сфере науки». Новая система органов государственного управления включает Комитет по науке и технологиям, Национальную Академию наук и Высшую аттестационную комиссию. Комитет по науке и технологиям будет выполнять функцию государственного регулирования в сфере научной и инновационной деятельности, а также интеллектуальной собственности, подчиняется он правительству. Высшая аттестационная комиссия выделяется в самостоятельный государственный орган и будет подчиняться непосредственно президенту. Задача Академии наук осуществлять фундаментальные и прикладные научные исследования и координацию этой деятельности в вузах и отраслевых НИИ. В ее ведение передаются также вопросы развития информатизации и системы научно-технической информации. В целях укрепления статуса и повышения ответственности за развитие науки НАН наделяется функциями органа государственного управления, подчиняется президенту страны и подотчетна совету министров.

В состав НАН включены Белорусский республиканский фонд фундаментальных исследований, Белорусский инновационный фонд, Фонд информатизации, Белорусский государственный научно-производственный концерн порошковой металлургии, концерн «Белмашприбор», а также Академия аграрных наук в качестве Отделения аграрных наук НАН.

В пресс-службе главы государства отметили, что декрет разграничивает функции и полномочия трех органов государственного управления наукой, что исключает возможность распределения средств республиканского бюджета одним органом из «одной корзины».

В Академии к декрету отнеслись явно скептически Незадолго до его появления резко сокращено бюджетное финансирование НАН, отключено теплоснабжение в институтских корпусах, научные сотрудники переведены на сокращенную рабочую неделю с соответственно сокращенной зарплатой. Новые научные разработки по-прежнему остаются невостребованными.

На календаре весна, а почти во всех академических институтах продолжается зима. Температура в лабораториях и кабинетах опустилась до 5-7 градусов. Большинство институтов задолжали за электроэнергию, и теплоснабжение стало непозволительной роскошью. Белорусское государство спасает науку от вымерзания доступными ему методами. Ученые ходят на работу два-три раза в неделю и получают 40-70% зарплаты. Похоже, что полный должностной оклад сохранился лишь в дирекциях отдельных институтов и президиуме НАН. После президентских выборов казначейство Белоруссии почти полностью прекратило финансирование важнейших научных проектов, утвержденных Комитетом по науке. Просьбы о продолжении финансирования остаются без ответа или с ответом «Денег нет», хотя проекты госзаказа составляют немалую часть бюджетного портфеля академических институтов.

Денег не хватает на минимальное финансирование науки, здравоохранения, образования, культуры. Причины очевидны. Тотальная нехватка бюджетных средств, ставшая следствием системного экономического кризиса, вынуждает руководство страны постоянно перетасовывать приоритеты в финансировании.

На первом месте оказались силовые структуры, властная вертикаль и агитпроп. Провозглашение науки, образования, здравоохранения и культуры приоритетами осталось голословным. Имитацией радения власти о развитии науки будет намеченный на июнь съезд ученых. По аналогичному сценарию в Белоруссии уже прошли съезды учителей, врачей, деятелей культуры. Нет сомнения, что на грядущем съезде ученых, в котором примут участие специально отобранные статисты, выступит президент и заявит, что сфера науки самая приоритетная. Уже сейчас ясно, что коэффициент полезного действия «высокого собрания» будет равен нулю. О чем говорить? О низкой зарплате, трехдневной рабочей неделе и холодных лабораториях?

Представляя в октябре прошлого года нового президента НАН Михаила Мясниковича, Лукашенко отметил, что тот знает, где взять деньги на фундаментальную науку. Увы, Мясникович не удержал реальное финансирование Академии на уровне прошлого года. Ученым предлагают удвоить объем хоздоговорных работ. Иных источников стабилизации работы академических учреждений нет.

Однако заключать хозяйственные договора и финансировать таким образом прикладные исследования могут несколько относительно богатых организаций Белоруссии «Белнефтехим», «Белтрансгаз», Минский автозавод и некоторые предприятия министерства промышленности. Но и их возможности ограничены. В добровольно-принудительном порядке они вынуждены финансировать не предусмотренные никакими бизнес-планами проекты по развитию сельского хозяйства, инфраструктуры городов. Другие министерства, например сельского хозяйства, здравоохранения, природных ресурсов, имея свои отраслевые НИИ и строго лимитированный бюджет, не в состоянии делиться с академическими институтами.

Эксперты отмечают, что, чтобы удержаться на грани выживания, Академия должна решить две главные проблемы: сохранить точки роста фундаментальной науки существующие (пока!) научные школы и привлечь новые кадры. Аспиранты и молодые ученые не задерживаются в НАН, отказываясь соглашаться с отпусками без содержания и пещерными условиями работы.

В ближайшее время должны состояться выборы в действительные члены и члены-корреспонденты НАН. Обычно с новыми академиками связывают надежды на новые достижения в развитии науки. Однако похоже, что сегодня ни от действующих, ни от будущих членов Академии ничего не зависит. Они за редким исключением хранят молчание. Наверное, из-за слишком низкой температуры окружающей среды.

ЕЛЕНА ДАНЕЙКО
(Специально для «РМ»)


Минск



©   "Русская мысль", Париж,
N 4400, 14 марта 2002 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...