СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

Думу клонируют

Левых теснят по всем фронтам

На прошлой неделе думцы, хоть и были в основном увлечены (как и любые нормальные зрители на их месте) перипетиями драмы «Спикер на распутье», все же уделили некоторое внимание и законотворческой деятельности. Например, были внесены изменения в бюджетную классификацию; в первом чтении приняли поправки к закону «О рекламе», ограничивающие рекламу пива; довольно радикально изменили принципы формирования региональных парламентов. Однако все эти новости прошли почти незамеченными на фоне душераздирающих страстей вокруг поста думского спикера.

На старом месте

После того как стало понятно, что лично Владимир Путин вовсе не желает пинками сгонять Геннадия Селезнева с кресла председателя Думы, инцидент, казалось бы, должен был быть исчерпан. А вот и нет. Оказалось, что все не так просто, ибо в душе спикера возымел место конфликт долга и страсти. Долг велел Селезневу во имя сохранения политической стабильности в государстве оставаться во главе Думы, а страсть призывала покинуть государственный пост N4 (после президента, премьера и Сергея Миронова) и влиться в ряды униженных пересмотром пакетного соглашения депутатов-коммунистов. Или наоборот: долг диктовал Селезневу заявление об отставке, ибо коммунист должен делить судьбу своих товарищей; страсть же внушала, что любовь к России и ее президенту выше долга перед партией.

Чужая душа потемки, но, несомненно, дело было серьезное, потому что все руководство КПРФ занималось спасением души Селезнева полных три дня. Коммунистические тусовки сменяли одна другую; публику кормили самыми разнообразными сказками и веселыми историями. Например, утверждали, что КПРФ расколется на два крыла: коммунистическое и социал-демократическое. Вождем коммунистов останется Геннадий Зюганов, а эсдеков возглавит Селезнев, которого укрепят самарским губернатором Константином Титовым и президентом «Горбачев-фонда» Михаилом Горбачевым. Кресло спикера займет председатель бюджетного комитета Александр Жуков, а осиротевший комитет осенит крылом ушедший из депутатов в компанию «Ренессанс-Капитал» Александр Шохин, который якобы уже приходил в Охотный ряд просить о возврате сданных полномочий. Угар был таков, что подобные вещи проходили на «ура».

Когда занавес опустился, пленум ЦК отзаседал и дым рассеялся, выяснилось, что Селезнев остается и спикером, и коммунистом. Зрители, понятно, были несколько разочарованы. В утешение мудрецы выдвинули так называемую «генную версию». По этой версии, за дымовой завесой фракционных заседаний и прочих пленумов КПРФ скрывалась титаническая борьба двух Ген. Предполагается, что Гена З. и Гена С. соперники, борющиеся за власть в коммунистической партии. Гена З. воспользовался антикоммунистическим наступлением медведей и К*, чтобы лишить Гену С. политического влияния, принудив его уйти в отставку с поста председателя Думы. В ответ Гена С. якобы заявил, что он согласен сменить кресло спикера исключительно на пост лидера фракции КПРФ, то есть на место самого Гены З. Такая перспектива настолько удручила Гену З., что он пошел на попятную и смягчил требования к Гене-спикеру.

Звучит складно, но верится почему-то с трудом. Может быть, потому что о неизбежности раскола КПРФ стали писать и говорить буквально с момента создания этой структуры. И где, спрашивается, этот раскол?

По образу и подобию

В день, когда пленум ЦК КПРФ решал, если можно так выразиться, судьбу Селезнева, Дума относительно мирно приняла поправки в закон с непроизносимым названием «Об общих принципах организации законодательных и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ». Депутаты решили, что не менее 50% депутатов законодательного органа государственной власти субъекта федерации должны избираться по пропорциональной системе (по партийным спискам). Если в субъекте двухпалатный парламент, как, например, в Татарстане или Свердловской области, то требование о 50% партийцев относится к одной из палат.

Цель внесения поправок, по мнению продвигавших их депутатов, стимулировать развитие политических партий. На это можно возразить, что никто не мешает политическим партиям выдвигать или поддерживать депутатов в одномандатных округах. «В большинстве регионов России законодательные собрания избираются по мажоритарной системе, и что же? Политические партии в них практически не представлены, зато ставленники местной администрации представлены в изобилии», скажут сторонники партийных списков. «Если выборы проводятся по мажоритарке, люди выбирают своего кандидата; когда выбирать нужно между партийными списками, они фактически голосуют за неведомых им партийных чиновников, ответят оппоненты. Депутат-одномандатник несет ответственность перед избирателями, депутат-списочник прежде всего перед руководством партии».

Кто прав, а кто неправ в этом споре не очевидно. Очевидно другое. Во-первых, изменение правил избирательной кампании приведет к оживлению той сферы российской экономики, которую обозреватель Максим Соколов в свое время назвал «электорально-промышленным комплексом». Во-вторых, думские поправки это очередной шаг в направлении унификации устройства органов власти субъектов федерации. Теперь регион больше не сможет самостоятельно определять, каким способом ему избирать свой парламент. В Москве решили, что у всех должно быть так, как в Государственной Думе: половина по округам, половина по партспискам.

Дискуссия о крышке гроба

Как известно, левых в Думе теснят по всем фронтам. Некоторое время назад их вышибли и с думского телевидения. Известный телеведущий и депутат-«медведь» Валерий Комиссаров, возглавив депутатскую комиссию по вопросам выпуска телепередачи «Парламентский час» (идет по воскресеньям на канале РТР), основательно взялся за дело реформирования парламентского ТВ. Его деятельность на этой ниве вызвала замечательную переписку между группой левых депутатов и представителями «центристского большинства».

Там, где люди обмениваются письмами, а общественные деятели открытыми письмами, парламентарии обмениваются заявлениями. Заявление N1 исходило от коммунистов. Товарищи написали проникновенно:

«Комиссаров на "свои" деньги оформил задник для дискуссионной передачи, посвященной теме о смертной казни в России. Его творческие "идеи" лишь исказили художественно-технические формы этой передачи. Над участниками дискуссии свисали декорации, символизирующие крышки гробов. Подобный примитивный подход сводит "Парламентский час" к личной инициативе Комиссарова, чьи телевизионные способности весьма ограничены».

Возможно, большинство и пропустило бы заявление мимо ушей, но левые не ограничились критикой Комиссарова они еще обозвали представителей одной весьма перспективной политической партии «Едороссами». Этого стерпеть было нельзя, и появилось заявление N2, в котором группа правых и центристов выразила свое «глубокое возмущение» заявлением N1:

«Это заявление напичкано безосновательными, безапелляционными и голословными обвинениями. Оно выдержано в хорошо узнаваемом стиле, где звучат такие слова, как "пора прекратить", "пора остановить", "клакеры", "Едороссы" и другие. На самом деле работа председателя комиссии по вопросам выпуска телевизионной передачи "Парламентский час" В.Я.Комиссарова сводится лишь к воплощению в жизнь решений, принятых на заседаниях комиссии, о чем есть соответствующие документы».

Едо..., то есть представители большинства, ответили и на гробы:

«Авторы данного заявления увидели в государственной символике Российской Федерации, в виде которой выполнены декорации оформления Малого зала заседаний Государственной Думы, цитируем дословно "крышки гробов". Возможно, авторы данного заявления так тонко и верно оценивают свои исторические перспективы?»

Пока переписка на этом и закончилась. Как зритель, могу сказать, что комиссаровский «Парламентский час» (во всяком случае первый) был несколько поживее старого; но все равно скучный.

ЕКАТЕРИНА МИХАЙЛОВСКАЯ


Москва



©   "Русская мысль", Париж,
N 4405, 18 апреля 2002 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...