АСПЕКТЫ СОВРЕМЕННОГО МИРА

 

Театр на костях

О чем напоминают надписи в Рейхстаге

Штурм Берлина закончился 1 мая 1945 года. Захваченное под самый конец боев здание Рейхстага было испещрено надписями советских солдат. При реконструкции Рейхстага в 90-х их открыли заново. Осталось надписей немного около 120-ти. Автографы, лозунги «Да здравствует Сталин!» и «Смерть Гитлеру!», ругательства, иногда матерные. Большинство надписей было сохранено, закрыто стеклом и превратилось в экспонаты экскурсий по Рейхстагу.

Время от времени возникают предложения надписи уничтожить. В марте Бундестаг в очередной раз отклонил такое предложение представителей партии ХДС в парламенте. Однако спор на эту тему будет продолжаться. Здесь переплелись в один клубок исторические и моральные проблемы.

Многие немцы с обостренным чувством патриотизма болезненно воспринимают постоянное напоминание о катастрофе, да еще в здании Бундестага. Многие потомки победителей, тоже с обостренным чувством патриотизма, болезненно воспринимают попытки уничтожить надписи. Победа над нацизмом единственное очевидное светлое пятно в советской истории. Для одних это символ поражения, горькое напоминание о национальном унижении. Для других символ победы над фашизмом. Политические символы это почти всегда идеологические клише. А что на самом деле означал штурм и захват Берлина для всех его участников? Для кого что...

Для Сталина захват Берлина был последним театральным аккордом победоносной войны, апофеозом его личного величия. Чисто военной необходимости штурма не было. Окруженный город не имел никакой надежды на спасение. Начинался голод. О подходе подкреплений или подвозе боеприпасов и продовольствия и речи не было. Достаточно было подождать пару недель, и город сдался бы сам. Вот этого Сталин и не хотел. Заключительный аккорд должен был быть очень громким. Легкая победа была не нужна. Великий вождь готовил настоящие декорации для будущего фильма «Падение Берлина», где он в белом с золотом кителе в исполнении актера Геловани являлся восхищенным народам. Кроме того, играли роль политические соображения. Хотя Берлин и отходил по соглашению с американцами к советской зоне оккупации, затягивать с его захватом не следовало.

Для Гитлера борьба до последнего солдата и последнего дома тоже была заключительным аккордом великой трагедии. Для него лично капитуляция была исключена. Фюрер многие годы ассоциировал свою судьбу и судьбу своих идей с судьбой Германии. Крах идей означал и крах Германии. Дальнейшая судьба немцев его просто не интересовала. Он посылал подростков с фаустпатронами на советские танки, потому что не видел смысла в том, чтобы они жили после его смерти.

Для советских солдат штурм Берлина означал более чем вероятную перспективу бессмысленной смерти накануне победы. Ненужность штурма была, вероятно, ясна всем его участникам. Но также был ясен пропагандистский эффект от водружения красного знамени на Рейхстаге после кровавых боев, а не после скучного ожидания капитуляции. К перспективе бессмысленной гибели советские солдаты были приучены. Сталин и его генералы умудрялись воевать так, что и при наступлении, и в обороне соотношение погибших немецких и советских солдат достигало 1:6. А по некоторым данным 1:10. Так оно получилось и при штурме Берлина. На 300 тыс. погибших красноармейцев пришлось 40 тыс. погибших солдат Вермахта. По сравнению с общими потерями в войне 26 млн. человек не так уж и много.

Населению окруженного города, в котором скопилось 2-3 миллиона человек, штурм принес массовую гибель под руинами зданий, методично уничтожавшихся советской артиллерией. А после прекращения огня волну грабежей и насилия, далеко не сразу остановленную. Сталин знал, чем вознаградить поставленных на край гибели, но чудом выживших солдат, к тому же не имевших ни одного отпуска за всю немыслимо тяжелую войну. В Берлине были тогда зарегистрированы 19 тыс. изнасилований малая часть действительной картины.

А для западных союзников, испытывавших тогда при всем своем демократизме не так уж много сочувствия к населению побежденной Германии, штурм Берлина был демонстрацией варварской мощи, с которой им пришлось считаться еще очень долгие десятилетия.

ДМИТРИЙ ХМЕЛЬНИЦКИЙ


Берлин



©   "Русская мысль", Париж,
NN 4408-4409, 16 мая 2002 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

 ...