МИР ЗА НЕДЕЛЮ

 

КУБА:
«Это не ветер перемен это
только дуновение...»

Визит Джимми Картера на «остров свободы»
вселяет надежды на возможные
политические реформы на Кубе

14 мая впервые высокопоставленный американский политик смог обратиться к кубинскому народу по радио и телевидению. Прямая трансляция шла из аудитории Гаванского университета, где бывший президент США Джимми Картер, прибывший на Кубу с частным визитом, в течение 20 минут объяснял кубинским студентам преимущества западной демократии. Присутствие в зале Фиделя Кастро придавало происходящему характер «высшей дозволенности». Бессменный правитель коммунистической Кубы молча выслушивал слова Картера о том, что «демократия позволяет людям приспособиться к изменяющимся временам и исправить прошлые ошибки», что «социалистическая система правления на Кубе не позволяет народу создать какое бы то ни было оппозиционное движение», что конституция Кубы признает свободу слова и собраний, а другие законы «отказывают в этих правах тем, кто не согласен с правительством». Картер настойчиво просил, чтобы Международному комитету Красного Креста было позволено посетить кубинские тюрьмы и чтобы кубинское правительство приняло верховного коммисара ООН по правам человека Мэри Робинсон и обсудило с ней вопросы, касающиеся узников совести. Картер также открыто поддержал выдвинутую оппозицией идею проведения референдума о необходимых изменениях для создания демократии на острове.

Дж. Картер свободно говорил и отвечал по-испански собравшимся на встречу с ним студентам и профессорам Гаванского университета. Смысл их сводился к тому, что американский гость не вправе критиковать существующий государственный строй, что кубинская демократия самая лучшая в мире, а выборы в стране самые свободные, в то время как в США «нарушаются элементарные гражданские права». Куба, по словам оппонентов Картера, может гордиться своими показателями в сфере здравоохранения и образования самыми лучшими во всей Латинской Америке. Дж. Картер, конечно, согласился, что его страна далеко не образец в плане соблюдения прав человека, и охотно похвалил кубинскую систему здравоохранения, признав, что США «не смогли за последнюю четверть века дать гражданам элементарное право на всеобщее медицинское обслуживание». Но при этом он подчеркнул, что «именно гарантии гражданских свобод предоставляют каждому гражданину возможность изменить существующие законы», что он защищает не американское определение демократии, а те принципы, что содержатся во Всеобщей декларации прав человека, подписанной Кубой в 1948 г., и наконец объяснил, что цель его поездки не желание вмешаться во внутренние дела Кубы, а стремление протянуть руку дружбы кубинскому народу.

Бывший президент Рисунокзаявил присутствующим, что весь мир с восторгом воспринял бы решение кубинских властей допустить проведение референдума, предусмотренного проектом «Варелы», и это «стало бы наглядным примером того, что конституция Кубы действительно гарантирует право на свободу слова и собраний».    Тексты на рисунке: Я пережил 9 американских президентов, но в мои 75 лет начинаю сбавлять темп, и боюсь, что теперь смогу пережить лишь 4-5... (Рис. из журнала "Экономист").

Проект «Варела» это инициатива кубинского диссидента Освальдо Пайа, президента Христианского освободительного движения. Цель проекта организация референдума по вопросу о проведении законодательных реформ, включающих гарантии свободы слова и собраний, расширение свободы частной инициативы в экономике, амнистию политическим заключенным, подготовку нового закона о выборах и проведение свободных выборов не позднее чем через год после референдума.

В интервью испанской газете «Паис» Пайа указал, что статьи 63 и 88 кубинской конституции предусматривают возможность рассмотрения законодательной реформы в Национальном собрании, если более чем десять тысяч человек, имеющих избирательные права, подпишут соответствующую петицию в парламент. За последний год на Кубе под этой петицией собрано 11 020 подписей, и 10 мая они были переданы в парламент. Пайа подчеркнул, что поддержка проекта «Варела» не означает, что подписавший петицию стал участником диссидентского движения: подпись это лишь изъявление желания политических преобразований в стране без исключения из этого процесса кубинских государственных руководителей.

Будучи на Кубе, Дж. Картер обратился также и к вашингтонской администрации, призвав Белый Дом проявить инициативу в нормализации отношений с Кубой и представив платформу, на основании которой конфликт между двумя государствами может быть разрешен. Предложения Картера включают создание специальной комиссии, чтобы заняться жалобами гражданских и юридических лиц США, у которых революция экспроприировала собственность; разрешение свободных поездок граждан США на Кубу; отмену запрета на двустороннюю торговлю и 40?летнего эмбарго. По его мнению, «эмбарго вызывает гнев и негодование, ограничивает свободу граждан США, препятствует обмену идеями и затрудняет взаимоуважение». Картер отметил, что, согласно опросам общественного мнения, большинство граждан США желают отмены эмбарго, установления дружеских отношений между двумя странами и вступления Кубы в «сообщество демократий американского континента». «На протяжении 42 лет наши страны находятся в губительном состоянии конфронтации. Пришло время изменить наши отношения и манеру думать и говорить друг о друге», подчеркнул Картер.

Во время встречи Дж. Картера с группой кубинских правозащитников они попросили его ходатайствовать перед властями о публикации полного текста проекта «Варела» в кубинских СМИ. Словно в ответ на эту просьбу, официальный орган компартии Кубы газета «Гранма» опубликовала на пяти страницах текст выступления Картера в Гаванском университете и основные моменты последовавшей дискуссии, объяснив читателям в общих чертах, что такое проект «Варела».

По сообщениям зарубежных корреспондентов, освещавших визит Дж. Картера на Кубу, на улицах кубинских городов явно чувствовалось недоумение. Многие задавались вопросом: что же изменилось в стране, если диссидентам вдруг позволяется открыто провозглашать свои идеи, а зарубежному гостю громогласно выступать в поддержку политических реформ? В телефонном разговоре с автором этих строк один кубинский правозащитник заявил: «Это не ветер перемен. Это покамест только дуновение. Но для нас это похоже на бурю».

Вне сомнений, визит Картера не повлечет за собой немедленных изменений в позиции американского и кубинского правительств. Не случайно за неделю до этого частного визита Картера официальный Вашингтон в первый раз обвинил Кубу в создании биологического оружия и предоставлении технологии его производства странам, поддерживающим международный терроризм. Политические обозреватели оценили это заявление как признак ужесточения политики Белого Дома по отношению к Гаване.

Кубинские власти тоже не продемонстрировали никакой готовности к проведению реформ. В интервью американскому каналу Си-Эн-Эн председатель кубинского парламента Рикардо Аларкона заявил, что «нигде в конституции не предусматривается обязанность Национального собрания начать процесс изменения конституции только потому, что этого требуют 11 тысяч человек, представляющих лишь 0,01% всего электората».

В заключение своего визита Джимми Картер и Фидель Кастро сыграли партию в бейсбол национальную игру обеих стран. Судя по всему, политический бейсбол будет продолжаться еще долго, а от политики, как поется в одной из песен шансонье-диссидента Карлоса Варелы, «сахарница полнее не становится».

КАРЛ КУЯС-СКРИЖИНСКИЙ


Париж



©   "Русская мысль", Париж,
N 4410, 23 мая 2002 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

 ...