КНИЖНАЯ ПОЛКА

 

Скорее не подвиг,
а трагедия

Б.В.Соколов. Оккупация. Правда и мифы.
М., АСТ-Пресс «Книга»,
2002. 352 с. 10 000 экз.

То, что картина немецкой оккупации в годы Второй Мировой войны, вошедшая в прежние и нынешние учебники истории, на самом деле далека от истины, многие российские историки робко заявляли уже с начала 90-х. Однако в России практически не было обобщающих работ по данному вопросу, пересматривающих советскую мифологию. В Белоруссии и на Украине издания, отвергающие советскую традиционную трактовку оккупации, вышли почти десятилетие назад. Из самых признанных назовем книги Юрия Туронока «Белоруссия под немецкой оккупацией» (Минск, 1993, по-белорусски) и Владимира Косика «Украина и Германия во Второй Мировой войне» (Нью-Йорк Париж Львов, 1993, по-укрраински).

Наконец и в России вышла подобная книга. Борис Соколов, автор, обладающий редкой продуктивностью, продолжает открывать нам «белые пятна» истории. В новой работе он разрушает черно-белую картину ада жизни в условиях нацистского господства, которую пять десятилетий рисовала советская историографическая пропаганда.

Книга не знакомит заинтересованного читателя с чем-то радикально новым основные явления, описываемые в работе, были известны в узких кругах даже до 1991 года. Не только по советским книгам, «тамиздату», произведениям Василя Быкова, но и по рассказам людей старшего поколения, переживших немецкое нашествие и последующее «освобождение». А о некоторых вещах можно было просто догадаться.

Так, название четвертой главы говорит само за себя: «Партизаны против крестьян. Крестьяне против партизан». Вооруженные красные партизаны, прячущиеся в лесах, хотели есть. Крестьяне тоже хотели есть. И оккупанты тоже, как ни странно, есть хотели, вытягивая последнее из разоренных коммунистами и войной местностей. В основном из-за еды и происходили столкновения, «реквизиции», бои партизан с отрядами крестьянской самообороны и коллаборационистской полиции. «В тех районах, где основная часть населения поддерживала немцев или, по крайней мере, ладила с ними, партизаны применяли массовое уничтожение мирных жителей, а не только членов семей коллаборационистов».

Кроме просоветских партизан, на Западной Украине и в Прибалтике были местные, независимые от немцев национальные движения, с красными партизанами боровшиеся. Из присоединенных к СССР в 1939-1940 гг. областей массовое просоветское движение удалось создать только в Белоруссии. Помимо националистов и красных, были еще «дикие» партизаны, не подчинявшиеся никому, попросту бандиты. Самыми серьезными противниками партизан были не немцы, а коллаборационисты, хорошо знавшие местные условия. Есть отрывочные данные, к сожалению в книге не рассмотренные, что партизанские базы на Дону, заранее подготовленные советскими войсками при отступлении, были быстро уничтожены местным казачьим населением в 1942 г. без помощи немцев.

Соколов со свойственным ему осторожным отношением к цифрам ставит под сомнение общее число партизан за войну, десятилетиями считавшееся непререкаемой истиной, один миллион. При более внимательном рассмотрении эта цифра сокращается по меньшей мере вдвое. Несостоятельность данных о миллионе партизан подтверждается и анализом, сделанным другими исследователями на основании количества медалей, выданных «за участие в партизанском движении». Коллаборационистов же среди населения было куда больше. Вообще теме сотрудничества с врагом на оккупированных территориях автор уделяет особое внимание, приводя пример возникновения настоящей «республики» под немецким «протекторатом» в поселке Локоть Брянской области. В книге есть тексты песен коллаборационистов и партизан, тексты из присяг.

Документы из Центрального штаба партизанского движения, показывают нам с неизвестной стороны Пантелеймона Пономаренко первого секретаря ЦК КП(б) Белоруссии и главу Центрального штаба партизанского движения по совместительству. Во-первых, в приказах этого деятеля сталинской эпохи сквозит жестокость, не совсем характерная даже для ближайшего окружения вождя. Во-вторых, ряд его приказов оставляет сомнение в целесообразности например, о том, что в бой необходимо бросать девушек 17-20 лет или обязательно добывать оружие в бою, не перегружая центр запросами вооружения. Вместе с тем видно, что он понимал роль пропаганды: он предлагал меры, кажущиеся более чем разумными, резко критиковал агитпроп и признавал профессионализм ведомства Геббельса.

Ясно, что среди партизан процветали очковтирательство и туфта (см. главу «Все хорошо, прекрасная маркиза»). Чтобы получить больше боеприпасов или скрыть потери, партизанские командиры врали в Москву о численности отрядов, о числе пущенных под откос эшелонов и убитых врагов. «Приписки» получили в среде партизан широкое распространение, так как точность донесений было сложно проверить.

Книга показывает не столько подвиг, сколько трагедию жизни и борьбы на оккупированной территории. Главное для 80 миллионов людей было выжить, а способы они избирали разные. На оккупированной территории, помимо «межгосударственной», шла фактически гражданская война, отягощенная множеством национальных конфликтов. При этом жестокости, часто за гранью воображаемого, практиковали все. Читая новые и новые документы об отрезанных ушах и убитых младенцах, можно подумать, что стороны старались перещеголять друг друга в изуверстве. Приходилось несладко всем, в том числе и партизанам, в среде которых процветала маниакальная подозрительность, подогреваемая приказами из центра, в отдельных случаях асоциальное поведение, непрофессионализм командиров, «подставлявших» партизан под удар СС или озверевших от кошмаров войны крестьян, иногда голод, случаи людоедства и трупоедства среди «народных мстителей».

Несколько слов в книге сказано и о трагедии... оккупантов на территории СССР в 1941-1944 гг. Немцы не зря боялись партизан. В данном случае имеет смысл сослаться на исследования немецкой стороны. В 1997 г. в Австрии вышла книга немецкого историка Франца Зайдлера «Преступления против Вермахта. Военные жестокости Красной армии в 1941-1942 гг.», сборник документов с минимумом комментариев. Описывается 300 случаев преступлений против пленных немецких солдат. Поскольку предмет исследования, скажем так, неоднозначный, автор приводит 100 фотографий из юридических и медицинских актов, а все документы подтверждены ссылками на архивы, которые каждый желающий может проверить. Издание посвящено преступлениям Красной армии, хотя случаи бесчинств партизан тоже попадаются. Подобное отношение красноармейцев к пленным поддерживалось пропагандой, а иногда было прямым следствием приказов. Что же говорить о партизанах, которые, в отличие от красноармейцев, воочию видели прелести «нового порядка» и часто просто мстили, а вдобавок чаще всего не имели возможности брать пленных.

При всех несомненных достоинствах книги Соколова нельзя не отметить и некоторые моменты, вызывающие сомнение.

Условия жизни и быт «восточных рабочих» Соколов оценивает как в целом вполне сносные. Автору этих строк приходилось вплотную соприкасаться с проблемой «остарбайтеров» в Германии, и исследования и мемуары, авторов которых отнюдь не обвинишь в коммунистической пропаганде, обычно рисуют печальную картину: грязь, голод, холод, издевательства и массовая гибель.

При том, что автор осознанно не претендует на полноту исследования, а высвечивает лишь «белые пятна», в книге нет данных о таких явлениях, о которых стоило написать хотя бы несколько абзацев. Катастрофе еврейского народа на оккупированной территории автор посвящает главу в советское время эта трагедия несколько замалчивалась. А о не столь широко известном российскому читателю истреблении цыган только упоминание.

Книга написана на основе открытых и в большинстве своем доступных публикаций, архивных документов (Российский государственный архив социально-политической истории). К сожалению, в работе почти нет точных ссылок, что несколько уменьшает ее ценность. В более ранних книгах автора ссылки, как правило, присутствуют.

АЛЕКСАНДР ГОГУН


Берлин



©   "Русская мысль", Париж,
N 4410, 23 мая 2002 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

 ...