РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

 

Кому выгодно соглашение в Праге?

Но все течет, все меняется. Мы помним юного Гарри, романтика шахмат, любимца болельщиков, бросавшего вызов советскому истеблишменту, игравшего под российским флагом, когда еще существовал Советский Союз, отказывавшегося подчиняться финансовому диктату Спорткомитета СССР. Помним, как он помогал в начале 1991 г. бакинским беженцам.

Сегодняшний Каспаров это прежде всего вальяжный делец. Отсюда, не будем скрывать правду, и альянс с Илюмжиновым. Те, кто думают, что соглашение с ФИДЕ, подписанное в Праге, преследует объединение шахматистов высшего уровня, еще будут иметь возможность убедиться в его фальшивости. В первую очередь оно удовлетворяет финансовые аппетиты Каспарова и Илюмжинова. Кроме того, соглашение предусматривает, что Каспаров будет играть в рамках ФИДЕ без всякого отбора матч с чемпионом ФИДЕ Русланом Пономаревым. При этом ФИДЕ отринуло всех выдающихся шахматистов от игры на первенство мира на ближайшие два года. Где Ананд, Иванчук? Почему не отбираются к матчу с Пономаревым такие шахматисты, как Карпов, Свидлер, Халифман, Дреев и многие другие? Конечно, могут сказать, что Каспаров сегодня шахматист «номер один» (правда, матч Крамнику он все-таки проиграл) и что он обязательно победит, а поэтому его можно пустить без очереди. И все же шахматы не игра в крестики-нолики; тогда ничего не стоило бы устраивать и можно было бы объявить Каспарова пожизненным чемпионом мира. Очевидно, и это не скрывается, Каспаров и Илюмжинов обо всем договорились задолго до встречи в Праге, и подписание соглашения было лишь формальным актом. Да и народ, как всегда, безмолвствовал. И выходит, скаламбурим, после Праги кулаками не машут!

Не будем сегодня вдаваться во все подробности того, что произошло в Праге, а сделаем выдержки из выступлений в прессе Каспарова, Крамника и других ведущих гроссмейстеров. Снабдим их небольшими замечаниями.

Гарри Каспаров: «Я думаю, что если не случится чего-то невероятного, то к ноябрьской ассамблее ФИДЕ в Словении ситуация в шахматах стабилизируется, и можно будет ожидать серьезных изменений к лучшему, то есть в шахматах появится устойчивое финансирование. То, чего до сего дня в шахматах не было, потому что считать личные деньги Илюмжинова гарантией устойчивости профессионального мира было нельзя, что бы ни говорили по этому поводу мои молодые коллеги. Девять лет войны с ФИДЕ подошли к концу. Я был уверен, что какое-то решение будет найдено, потому что в какой-то момент почувствовал готовность всех сторон пойти на определенные уступки ради достижения большой цели. Потенциал шахмат таков, что позволит всем оказаться в выигрыше, здесь со словами, сказанными Илюмжиновым перед подписанием соглашения, можно только согласиться. Никто не проиграл: каждый пошел на уступки, но в итоге выигрыш окажется больше. Наверное, это болезнь любого профессионального спорта конфликт профессионалов с мировой федерацией. В моих боевых действиях против ФИДЕ были и запоминающиеся моменты, но в целом любая война кончается подписанием мирного договора. Можно сказать, что подведен определенный итог моей жизни: война началась перед моим тридцатилетием, и, если все будет идти нормально, то я надеюсь в 40 лет завершить этот цикл. Я постараюсь завершить его достойно возвращением себе титула, который у меня был на тридцатилетии».

Опять каспаровский нарциссизм, желание делать себе подарки к юбилеям. И все это с верой в счастливое финансовое будущее.

Владимир Крамник: «Мой титул "классический чемпион мира" значит больше, чем титул "чемпион мира ФИДЕ" Пономарева, который все-таки выиграл по нокаут-системе и с другим контролем времени. Формальное признание равноценности этих званий главная жертва, на которую пришлось пойти. Другая уступка это мое собственное предложение играть объединительный матч на равных условиях, без привилегий чемпиону мира. Хотя я все-таки считаю себя чемпионом мира. Может, я чересчур осторожен, но пока еще рано говорить об объединении. Подписан лишь акт о согласии по каким-то очень-очень общим позициям, и дальше начнется процесс, который будет идти долго и, наверное, не без проблем. Но я в этом уже участвовать не буду: это уже вопрос к ФИДЕ».

В отличие от Каспарова, Крамник как будто извиняется, что он чемпион мира. Вместе с тем он понимает, что объединение шахматистов может оказаться фикцией. Мне, например, кажется, что не так просто будет провести все намеченные ФИДЕ соревнования и обнаружится немало препятствий. Но Крамник верен себе: он не хочет ни в чем участвовать.

Александр Халифман: «То, что произошло в Праге, не имеет к объединению никакого отношения. В чемпионате мира примут участие лишь 11 шахматистов. По-моему, это не объединение, а дискриминация. Многие шахматисты оказались не у дел до 2005 г., что действительно скверно. Все успехи Каспарова не являются достаточным основанием для того, чтобы исключить многих сильных шахматистов из борьбы за первенство мира. В эту группу, конечно, входят Ананд и Иванчук, и не только они. Лишить таких шахматистов как Свидлер, Грищук, Карпов, Дреев, Лотье и др., возможности участвовать в розыгрыше первенства мира просто нечестно. Может быть, им надо начать с какого-то отборочного турнира, но у них должно быть право участвовать. Это единственное справедливое решение».

Веселин Топалов: «Каспаров получил все что хотел, и думаю, что теперь Ананд и Иванчук оказались в большом проигрыше. Как всегда, шахматисты были разобщены...»

Вишванатан Ананд: «Я не хочу играть в этом цикле, так как я против того, что Каспаров получил право играть матч с Пономаревым без отбора. Сделка была заключена еще до того, как все заинтересованные стороны нашли некий общий базис, на котором следовало обсуждать вопросы объединения. В тот день, когда я выиграл турнир «Евротел», гроссмейстер Ясер Сейраван объяснил мне, что стороны уже пришли к общему решению. Каспаров получит право на матч-реванш, которого он так долго ждал. Вызывает удивление, что то, что нам представили, выдается за решение для всего шахматного мира. ФИДЕ даже не консультировалась с ведущими шахматистами, которые отлично выступили в чемпионате под эгидой этой организации. Они не получили шанса стать частью объединительного плана».

По правде сказать, не могу представить, как можно устраивать чемпионат мира и не пригласить Ананда. По количеству первых призов в турнирах последнего десятилетия он уступает только Каспарову.

Алексей Широв: «Единственный способ провести честное и справедливое первенство мира упразднить все привилегии для Каспарова, Крамника и Пономарева и организовать соревнование 16 шахматистов. Таким образом, все ведущие шахматисты смогут участвовать. Будущие циклы также должны включать 16 шахматистов, 14 из которых отбираются в большой швейцарке, а чемпион мира и обладатель самого высокого рейтинга присоединяются к отобравшимся. Конечно, мое предложение не реалистично хотя бы потому, что Каспаров и Крамник не те люди, которые готовы пожертвовать своими привилегиями во имя справедливости. Однако теперь у нас цикл без Ананда и Иванчука, которых ФИДЕ попросту предала».

ЛЕВ ХАРИТОН


Нью-Йорк



©   "Русская мысль", Париж,
N 4410, 23 мая 2002 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

 ...