ДУХОВНЫЕ ПУТИ

 

«...что видишь?»

Выставка в Пушкинском Доме
к 150-летию В.А.Жуковского

Все помнят стихотворение на смерть Пушкина, вписанное Жуковским в альбом графини Ростопчиной, где у автора в момент созерцания им лица мертвого друга возникает один из вечных вопросов бытия:

Вопрос этот, сродни гамлетовскому «быть или не быть», не Жуковскийединожды вставал перед поэтом Василием Жуковским и в поворотные моменты его жизненного пути, и в благословенные часы творчества, на страницах его поэзии и прозы.

Выставка, которая проходит сейчас в Литературном музее Пушкинского Дома в Петербурге (автор проекта и текста Е.Н.Монахова), подготовлена в рамках традиционной пасхальной конференции «Православная и русская культура». Впервые в России затрагиваются и раскрываются неизвестные моменты и проблемы, связанные с творчеством Жуковского. Два аспекта выведены на первый план: первый касается отношений В.А.Жуковского, незаконного сына русского помещика и пленной турчанки, с императорской семьей и воспитания им наследника российского престола, будущего царя-освободителя Александра II, а второй принадлежит религиозно-философской сфере.

Одно из самых первых стихотворениях Жуковского, написанное в 1803 г. «На смерть Андрея Тургенева», уже намечало некую эфирную, недоступную земному взгляду, но неразрывную связь с миром иным:

Потеряв еще молодым человеком любимую женщину, которую он обессмертил в стихах, Марию Протасову (в замужестве Мойер), он писал своему другу А.П.Елагиной: «Примем вместе Машину смерть как уверение Божие, что жизнь святыня; уверяю Вас, что это теперь для меня понятнее; мысль о товариществе с Существом Небесным не есть для меня одно действие воображения, нет это опыт!»

Последней загадкой для него, ослепшего, доживающего свой век вдалеке от России, в Баден-Бадене, стала кончина Гоголя. Известие о смерти Николая Васильевича он получил за несколько недель до собственной смерти. Он успел написать П.А.Плетневу: «Надобно нам, друзьям Гоголя, позаботиться о собрании его сочинений. Издании полном, красивом, по подписке, в пользу его семейства... Если бы я был в России, то дело бы разом скипело...»

Перед своей кончиной (12 апреля 1852) Василий Андреевич, склоняясь к просьбам родных, исповедовался и причастился святых Христовых тайн. Совершил таинство православный священник Иоанн Базаров.

Он успел еще передать своей (второй) очень молодой жене, матери двоих его малолетних детей, что будет ждать ее в лучшем мире, а пока посылает благую весть, как ветхозаветный, праведный Ной посылал голубя из своего ковчега. Елизавета Алексеевна, была дочерью немецкого художника Г. фон Рейтерна, познакомилась с Жуковским в возрасте шести лет (разница в возрасте была огромна), но с первых до последних дней была в него влюблена и боготворила его. Друг и биограф Жуковского К.К.Зейдлиц писал: «Говорят, что за несколько часов до смерти Жуковский подозвал дочь Александру и сказал: "Поди, скажи матери, что я нахожусь в ковчеге и высылаю ей первого голубя. Это моя вера. Другой мой голубь терпение"». Молодая жена пережила Василия Андреевича на несколько недель и скончалась от тоски по любимому человеку.

Памятуя о том, что последнее пристанище В.А.Жуковский обрел в Петербурге, с которым были связаны 20 лет его жизни (прах поэта в августе 1852 года перевезли из Германии и перезахоронили подле могилы Н.М.Карамзина в Лазаревской усыпальнице Александро-Невской Лавры), мы можем весь текущий год почитать годом памяти Жуковского.

На выставке в Пушкинском Доме представлены уникальные материалы из фондов Литературного музея, рукописного отдела и библиотеки ИРЛИ. Здесь можно увидеть портреты членов императорской семьи, учебные тетради императрицы Александры Федоровны с пометками и исправлениями рукой Жуковского, рисунок пером императора Александра I, карта путешествия Жуковского с наследником цесаревичем Александром Николаевичем в 1837 г., оригинал текста Нового Завета в переложении Жуковского и... доподлинное кресло Н.В.Гоголя. Показаны на выставке и материалы, раскрывающие отношения, переписку и духовную живую связь Жуковского с Гоголем (письмо Жуковского Гоголю). В витрине экспозиции лежит Библия, принадлежавшая семье Гоголя, с его многочисленными пометами, портрет писателя, созданный в Риме художником А.А.Ивановым, автограф некролога Гоголю написанный рукой Е.П.Ростопчиной. Особо нужно упомянуть о 87 книгах из библиотеки В.А.Жуковского, многие с его пометами, а также о редчайших рисунках К.П.Брюллова, А.П.Елагиной .

Выставка призвана раскрыть образ Жуковского, которого еще недавно в СССР преподносили с определенной тенденциозностью.

КСЕНИЯ КРИВОШЕИНА


Санкт-Петербург Париж



©   "Русская мысль", Париж,
N 4412, 06 июня 2002 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

 ...