СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

Калининградская область:
по пути Западного Берлина?

Проблема статуса Калининграда
может стать камнем преткновения
в отношениях России и Евросоюза

В середине июня на повестке дня вновь оказался спор между Россией и ЕС Калининградо визовом режиме для жителей Калининградской области. Эта проблема вызвала острые разногласия на прошедшей в Санкт-Петербурге встрече глав правительств Совета государств Балтийского моря. Российская сторона категорически отвергает идею предоставления гражданам РФ шенгенских виз для посещения Калининградской области, видя в этом угрозу территориальной целостности страны. В свою очередь идея создания «коридора», по которому россияне могли бы ездить в Калининград и обратно, пока не вызывает особого восторга у стран Евросоюза.

Всем ясно, что за этим спором кроется куда более существенная политическая проблема, связанная с сохранением территориальной целостности России. В последние годы после того, как весной 1992 г. Борис Ельцин отменил визит в Японию из-за территориальных споров, а в 1994 г. Москва отказалась от фактически происшедшего признания режима Джохара Дудаева в Чечне, на дискуссии по этой теме было наложено табу. Конечно, в кругах экспертов эта проблема обсуждалась многократно поводы к этому давали и неудачи федеральных сил в Чечне, и стихийная экспансия китайцев в Сибири и на Дальнем Востоке, и «подвешенная» ситуация вокруг Калининградской области, с распадом СССР оказавшейся отрезанной от территории России. Однако эта проблема оставалась (да по сути остается и до сих пор) заведомо не подлежащей содержательному обсуждению за пределами академических аудиторий.

«Забвение» угрозы отделения Калининградской области облегчалось еще и тем, что эта идея не имела широкой поддержки за рубежом. Европейские страны не были готовы ставить вопрос о сокращении территории России куда важнее было удержать ее хотя бы в нынешних границах, не допустив проектов включения в РФ Белоруссии, Крыма, Приднестровья. Но жизнь стала постепенно оказываться сильнее политики. Область стала удаляться от России и экономически, и психологически.

Казалось бы, победа адмирала Владимира Егорова на губернаторских выборах 2000 г. должна была окончательно ликвидировать любые сепаратистские поползновения. Но хотя избиратели и выразили поддержку «политику-государственнику», политической воли для интеграции региона в российскую экономику не проявили ни новый губернатор, ни федеральные органы власти. Еще в прошлом году высокопоставленный чиновник президентской администрации в интервью агентству «РИА-Новости» особо подчеркивал, что «жестко стоит на принципах государственности и является противником предоставления региону широкой автономии» (см. «РМ» *4354). Но попытки руководства региона использовать проблему угрозы сепаратизма, чтобы получить из Москвы новые привилегии (например, через предоставление области статуса федерального округа), успехом не увенчались. Что же касается настроений населения, то нельзя не учитывать «разлагающего» влияния притока немецких туристов и инвестиций.

Вследствие этого в последние полтора года ситуация обострилась. По мере того как восточноевропейские страны интегрировались в Евросоюз, вопрос о визовом режиме вставал все более остро. Понятно, что обеспеченные граждане могут летать в Москву и другие российские города самолетом. Однако это доступно немногим, тем более что регион нельзя отнести к числу зажиточных. Проезд по железной дороге через территорию Литвы сопряжен с визовыми проблемами, а добираться морем долго и тоже дорого.

Пока что позиции обеих сторон трудно назвать содержательными: неизвестно, насколько Россия и ЕС готовы идти до конца в отстаивании своей точки зрения. Нельзя сказать, что вариант с выдачей российским гражданам шенгенской визы для посещения Калининградской области принципиально неприемлем для Москвы: вопрос здесь скорее в том, на какие уступки в ответ пойдет ЕС (например, на смягчение визового режима для всех граждан РФ) и как оформить это решение, чтобы не вызвать критики «государственников» внутри страны. Нельзя исключать и возможности, что ЕС тоже пойдет на уступки. Очевидно, однако, что тема конфликта вокруг Калининграда может в ближайшее время дать почву для разного рода экзотических политических схем. Так, некоторые политологи в России уже говорят, что, оперевшись на поддержку Вашингтона, выступающего союзником Москвы по «антитеррористической» коалиции, Кремль мог бы вести себя более жестко по отношению к европейским странам, пресекая попытки ЕС поставить под сомнение нынешний статус Калининградской области.

МИХАИЛ ВИНОГРАДОВ


Москва



©   "Русская мысль", Париж,
N 4414, 20 июня 2002 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

 ...