АСПЕКТЫ СОВРЕМЕННОГО МИРА

 

«Нынешняя Россия это
не брежневский Советский Союз»

Интервью со Сьюзен Эйзенхауэр

Нет. Я считаю, что это качественно иная встреча. Хотя бы по той причине, что нынешняя Россия это не брежневский Советский Союз. «Холодная война» закончилась, и сам тон диалога двух президентов, их цели совершенно иные.

Мы самой историей обречены стать партнерами, у нас нет другого выхода. Хотя до сих пор далеко не все в наших странах это поняли. Перспективы реального партнерства между США и Россией сейчас намного лучше, чем прежде.

Конечно, очень многим не под силу расстаться со стереотипами «холодной войны». К тому же эти возможности партнерства только зарождаются. Это касается и политики, и бизнеса. Очень важно, например, что российская Дума приступила к реформированию самих законов вашей страны.

Далеко не все так думают. Многие понимают, что Россия прошла через чрезвычайно болезненный этап. Но, поверьте мне, немалое число крупных американских компаний уверены, что сейчас наступило время очень внимательно приглядеться к России. И они готовы выступить вперед, чтобы получить преимущества перед своими конкурентами на новом гигантском рынке. В конечном итоге Россия только начала развивать рыночную инфраструктуру и создавать более привлекательную среду для инвестиций. Но, чтобы убедить американцев в чистоте ваших намерений, потребуется определенное время. Я чувствую, что в среде крупных американских бизнесменов начал преобладать осторожный оптимизм. А этого не было и в помине десять лет назад.

По сравнению с моим первым визитом (в 1985-м) это совсем иное государство. Россия намного более дружественна, чем Советский Союз, и, если хотите, она стала куда более интригующей и возбуждающей.

Конечно, сейчас всех занимает общая борьба против терроризма. Ей и будет уделяться первостепенное внимание. Но одновременно должны происходить и тектонические сдвиги в плане сближения бизнес-сообществ двух стран.

Эта самая «химия» будет полезной только тогда, когда она станет постоянной и активной. Это мощная сила, которая способна пробить чудовищную бюрократию двух стран, где, как правило, и вязнут все благие начинания. Мы должны превратить личную симпатию между президентами в план к действию.

Эта книга, «Ислам и Средняя Азия», заключительная часть пятилетнего проекта. Мы исследовали самые разные пласты от каспийской нефти до социальной напряженности в Ферганской долине. У нас с мужем приблизительно равные доли участия к этой книге. Он безусловно знает Среднюю Азию лучше меня. Я безусловно лучше его знаю английский язык. Я не претендовала на авторство в тех разделах, которые касались технологии и физики, а муж не вмешивался, когда речь шла о политике.

Я убеждена, что до сих пор Средняя Азия не получила должного внимания исследователей. В отличие, например, от Ближнего Востока.

Две. Та, о которой я говорила, и книга моих мемуаров, при написании которой он тоже помогал мне.

Сейчас мы разрабатываем совместный космический проект, который нас обоих страшно интересует. Я ведь занималась космическими исследованиями еще до того, как мы встретились. Мы стараемся совместить проблемы космической технологии с проблемами политическими, вопросы безопасности с космическим бизнесом.

Да, я думаю написать некий эпилог к предыдущему повествованию. Очень много интересного произошло с людьми, о которых я писала в предыдущей книге. Это, безусловно, сюжет, который меня больше всего привлекает.

Беседовал
ЕВГЕНИЙ БАЙ


Вашингтон



©   "Русская мысль", Париж,
N 4414, 20 июня 2002 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

 ...