МИР ИСКУССТВА

 

Универсум прошлого

К парижской выставке Бориса Заборова

Собственно, у Заборова проходят одновременно две персональных выставки. Первая в галерее «Валуа», специализирующейся на скульптуре, и вторая через два дома по той же улице, в галерее «Висконти», где демонстрируется графика.

В рисунке и бронзе художника прослеживается тот же почерк, но, преломляемый разным материалом, действует он на зрительское восприятие неодинаково. Книги-скульптуры рассматриваешь до последней щербинки на переплете. От пронзительных взглядов персонажей, устремленных с портретов, хочется поскорее отвести глаза. Отчего у автора такая непреходящая тоска по канувшему в Лету? В экспозиционном пространстве «Висконти» выставляются произведения, исполненные на бумаге, а кажется, что основой служит дерево, изъеденное временем и жучком. Художник создает традиционный, классический рисунок, который потом покрывает слоем акриловой краски и через него еще раз прорабатывает поверхность путем расцарапывания и соскребания лишнего. Палитра художника являет набор цветов даже не довоенных, а дореволюционных, выцветших серо-коричневых фотографий.

Чтобы уйти от реальной действительности, есть несколько способов: создать свою собственную вселенную, поселиться на необитаемомЗаборов. Почтовая открытка острове или полностью раствориться в воспоминаниях. Борис Заборов выбрал третье. Его диалог с прошлым настолько интимен, что чувствуешь невольное смущение, вторгаясь в чужие мысли и чувства. Меланхолия или просто усталость вполне объяснима на лицах стариков. Но почему бесконечно печальны дети? И какое-то вечное одиночество царит даже в двойных портретах. Ни одной мажорной ноты не звучит ни в одной из четырнадцати представленных работ.

Раньше мне казалось, что Заборов исключительно художник. На вернисаже обнаружила, что он еще и скульптор. Все его творчество сплошная ностальгия. Не только по ушедшему: атмосфере, времени и людям. Но и по книгам, которые тоже тленны. Видимо, для того и превратил их Борис в бронзовые монументы, чтоб сохранить любимую библиотеку навечно. Они прекрасны в своей патинированной ветхости, с истлевшими страницами и потрепанными корешками. В век минималистских средств выражения удивительно встретить академически тщательно проработанные детали: кисточку, у которой можно пересчитать волоски, печати и штампы с ясно читаемыми словами и знаками, ощутить тепло и скукоженность старого переплета. Можно ли выразить в металле Забороврассыпающийся в пыль томик? Или раскрытую бронзовую книгу, которая весит, наверное, несколько пудов, повесить на стенку так, что она будет одновременно изящна и роскошна?

Завтра у художника не существует. Будущее не его проблема. Не знаю, любит ли он Марселя Пруста. Великий затворник свою комнату на парижском бульваре Османн выложил изнутри звукоизоляционным материалом и таким способом полностью порвал с современным миром. Заборов, кажется, наследует писателю, укрывшись в своей мастерской, расположенной в том же городе. Он постоянно рефлексирует о прошлом, поддавшись той же стихии поиска утраченного времени.

Борис Заборов живет во Франции больше двадцати лет. Судьба свела его с известными парижскими галереями Клода Бернара и Патриса Тригано. Последний с завидным постоянством в течение нескольких лет выставлял произведения художника на ФИАКе. Парижский Городской музей современного искусства (во Дворце Токио) в конце 80-х устроил его большую ретроспективную выставку. Известный московский режиссер Анатолий Васильев пригласил художника участвовать в создании спектакля для «Комеди франсез», и в 1992 г. в «Маскараде» Лермонтова актеры играли в костюмах, сшитых по эскизам Заборова. Через несколько лет возникла серия костюмов к «Лукреции Борджиа» Гюго и «Месяцу в деревне» Тургенева. И, наконец, театральный сезон 2001-2002 гг. был отмечен вновь васильевской постановкой «Амфитриона» Мольера (см. «РМ» N4400), к которому художник разработал сценографию.

В 1996 г. режиссер Валерий Рубинчик, уроженец Минска и земляк художника, снял документальный фильм «Художник Борис Заборов».

На открытии выставки художник наотрез отказался беседовать с журналистами, заявив, что все уже сказал своими работами. Так что тем, кто хотел бы услышать живое слово автора, следует посетить две уютные галереи. Оно там.

Выставки работ Б.Заборова открыты до 13 июля по адресам: 35-37 и 41, rue de Seine, Paris-6.

ЕЛЕНА ЯКУНИНА


Париж



©   "Русская мысль", Париж,
N 4414, 20 июня 2002 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

 ...