ВОПРОСЫ ЭКОНОМИКИ

 

БОЛЬШОЙ АФГАНСКИЙ ПРОЕКТ

Россия возвращается в Афганистан, чтобы строить

Падение режима талибов коренным образом изменило ситуацию в Центральной Азии. Но со сменой политического режима встал вопрос о том, что же делать с этой одной из самых бедных стран мира. Многолетняя война практически разрушила экономику Афганистана, и мировому сообществу придется вложить немалые средства, чтобы поднять страну из руин.

Афганистан занимает особое географическое положение между республиками бывшего СССР и развивающимися странами на юге Азии. Растущая экономика Пакистана и Индии давно привлекает бывшие советские республики как рынок для их товаров. Эти страны, в частности, нуждаются в топливно-энергетических ресурсах, которыми богаты Россия и страны Средней Азии.

Еще во времена афганской войны СССР оказывал помощь просоветскому режиму в Афганистане, поставляя туда горюче-смазочные материалы. Для этого был даже построен специальный нефтепродуктопровод, обеспечивавший потребности кабульского правительства. Для потребностей российского воинского контингента был построен специальный нефтепровод к границам Афганистана.

После ухода советских войск из Афганистана и распада СССР главным поставщиком горюче-смазочных материалов в Афганистан стала Туркмения. Режим талибов в значительной степени держался на поставках дизельного топлива из соседней страны. А Туркмении поставки нефтепродуктов талибам и экспорт нефти позволяли несколько лет не экспортировать главное богатство страны газ.

На пути к теплым морям

Еще до прихода талибов к власти возник проект строительства магистрального газопровода, который должен был транспортировать туркменский газ в страны южной Азии. Разработку проекта начала американская компания «Юнокал». Однако в 1998 г. работы были прекращены из-за разгоревшейся на территории Афганистана войны, в результате которой режим талибов дошел до Кабула и захватил власть во всей стране.

С падением режима талибов Туркмения вновь вернулась к проекту строительства трансафганского трубопровода. С советских времен транспортировка газа происходит по территории России, и в Ашхабаде заинтересованы не только в том, чтобы выйти на новые рынки Пакистана и Индии: строительство газопровода в порты Индийского океана может позволить экспортировать газ в страны Юго-Восточной Азии. Пакистан и Афганистан тоже заинтересованы в строительстве газопровода. Афганистан мог бы получить помимо голубого топлива еще и плату за транзит газа, а Пакистан остро нуждается в топливных ресурсах для модернизации своей экономики.

В конце мае нынешнего года глава временного правительства Афганистана Хамид Карзай и президент Туркмении Сапармурат Ниязов подписали соглашение о строительстве газопровода. Первоначально планировалось, что соглашение подпишет и президент Пакистана Первез Мушарраф, но этого не произошло из-за разгоревшегося конфликта между Пакистаном и Индией.

Газопровод длиной 1,46 млн. км планируется построить по маршруту Довлетабад (Туркмения) Кандагар (Афганистан) Мултан (Пакистан). При удачном стечении финансовых и политических обстоятельств газопровод планируется продлить и в Индию. Пропускная способность трубопровода должна составить 15 млрд. кубометров в год с перспективой расширения до 20 миллиардов. На строительство требуется 2-2,5 млрд. долл., а в случае продолжения трассы до Индии еще 500-600 миллионов.

В самих странах региона таких средств нет. Поэтому Туркмения, главный двигатель проекта, стремится привлечь к нему частных инвесторов и международные финансовые институты. Президент Ниязов заявил, что к этому проекту проявляли интерес крупнейшие мировые компании. В своих выступлениях Туркменбаши постоянно утверждает, что трансафганский трубопровод это экономически обоснованное и финансово выгодное предприятие.

По мнению Ашхабада, проект может принести разоренному Афганистану 12 тысяч рабочих мест и около 300 млн. долларов ежегодного дохода. В связи с этим, по мнению Ашхабада, ООН могла бы выступить своего рода политическим спонсором этого проекта. Кроме того, по словам президента Туркмении, проект трансафганского газопровода поддерживают Всемирный банк и Азиатский банк развития, и в ближайшее время предполагается начать переговоры с этими финансовыми институтами.

Российский фактор

Не обошел своим внимание президент Туркмении и Россию. Первоначально Ашхабад предложил России 10% акций консорциума по строительству газопровода. Кроме того, в Туркмении хотели бы привлечь к проекту и российский газовый гигант «Газпром», а также компанию «Итера», которая давно занимается экспортом туркменского газа. Кстати, один из руководителей «Итеры» Валерий Отчерцов, бывший вице-президент Туркмении.

Впрочем, «Газпром», еще некоторое время назад намеревавшийся приобрести 15% акций в проекте, отказался от участия в строительстве газопровода. «Газпром» испытывает сложности с уже имеющимися у него экспортными проектами, которые требуют серьезных инвестиций.

Позднее Туркмения сделала еще одно предложение: построить нефтепровод, параллельный трансафганскому газопроводу. При этом в Ашхабаде предложили, чтобы совместными усилиями обе страны заполнили оба трубопровода: газовый на 80% туркменским и на 20% российским газом, а нефтяной наоборот. Нефтепровод должен стать продолжением той трубы, которая использовалась в советское время для нефтепоставок армии. В глазах российских нефтяных компаний экспорт нефти в страны южной Азии тоже выглядит весьма привлекательным, открывая большие рынки Индии и Пакистана.

Индия и Пакистан интересуют не только Туркмению. Собственные планы по строительству газопровода в этот регион вынашивает и соседний с Туркменией Иран, чьи недра также богаты голубым топливом.

Хотя перспективы строительства и газопровода, и нефтепровода пока остаются туманными, российские компании не хотят упустить важное направление. В конце июня «Роснефтегазстрой» заключил с двумя афганскими компаниями соглашение о создании совместного предприятия. По соглашению, совместная компания «РНГЗ-Афганистан» намерена участвовать в проектах нефтегазового и промышленно-гражданского строительства на территории Афганистана.

Хотя со времени падения режима талибов прошло совсем немного времени, но Афганистан уже успел стать ареной конкурентной борьбы соседних государств. Россия, у которой сложились неплохие отношения с нынешними властями в Кабуле, имеет реальный шанс вернуться в эту страну. Вернуться не на танках и бронетранспортерах, а для того, чтобы торговать и получать прибыль.

АНВАР АМИРОВ


Москва



©   "Русская мысль", Париж,
N 4415, 27 июня 2002 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

 ...