СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

Путин грозит регионам
банкротствами

Поездка президента в Поволжье,
где полпред Кириенко отрабатывает
модели региональной политики

Во время поездки в Ульяновск и Саранск Владимир Путин выступил с серией новых инициатив в сфере региональной политики. Самая заметная из них предложение проводить процесс банкротства отдельных регионов и отстранять от должности их руководителей. Инициативы главы государства нельзя назвать революционными, да и политическая готовность к их воплощению в жизнь неочевидна. В то же время важно отметить, что после длительной паузы Путин наконец вернулся в своих публичных выступлениях к проблемам взаимоотношений между центром и регионами.

Регионы снова под огнем

Поволжский федеральный округ один из полигонов, на котором федеральная власть и полпред Сергей Кириенко отрабатывают различные модели совершенствования региональной политики. Из всех полпредов Кириенко наиболее склонен к нововведениям и экспериментам. Поэтому не удивительно, что для заявлений главы государства о путях совершенствования региональной политики был избран именно этот округ.

Само по себе переключение внимания Путина на отношения с регионами весьма показательно: после событий 11 сентября в президентском графике куда больше времени занимали контакты с зарубежными лидерами. Путин фактически оказался в той же ловушке, что и его предшественники Хрущев, Горбачев, Ельцин, для которых визиты за рубеж были эмоционально куда более приятным событием, нежели поездки в депрессивную провинцию. А в силу того, что Путин последнее время уделял мало внимания отношениям с регионами, он рискует попасть в стоящие на его пути ловушки.

Во-первых, судя по интонации заявлений главы государства, он по-прежнему исходит из того, что властная вертикаль довольно эффективный инструмент управления регионами и что авторитет федерального центра весьма велик, поэтому достаточно лишь грозного президентского взгляда или намека, чтобы «навести порядок». На деле это не совсем так. Конечно, в распоряжении федеральных властей остается мощный финансовый ресурс, но его одного уже недостаточно: региональные верхи постепенно приспосабливаются к реалиям путинской России и владеют искусством использования идущих из центра инициатив в своих интересах. В результате многие президентские нововведения благополучно тонут в рутине и ожидаемого эффекта не дают.

Во-вторых, местным верхам все более очевидно, что президент переключает внимание на региональную политику сугубо ситуативно и вряд ли это продлится долго. Поэтому полномасштабную стратегию в этой сфере, проводимую в жизнь, Кремль вряд ли способен предложить.

В-третьих, федеральные власти так и не решаются определить, что же является целью задуманных преобразований: аккумулирование в Москве финансовых потоков, приведение в повиновение «региональных баронов» или же проведение непопулярных реформ. Оборотной стороной реформы межбюджетных отношений стало резкое ослабление местного самоуправления (центр отнимает в свою пользу бюджетные деньги у регионов, а регионы у муниципалитетов). Вдобавок отнюдь не доказано, что, сосредоточив государственные деньги в федеральных ведомствах, можно резко усилить контроль над их целевым расходованием. Задача «укрощения» региональных лидеров стоит не столь остро: политическая ситуация в стране относительно стабильна, поэтому серьезную оппозицию Путину губернаторы все равно не в состоянии создать. Что же касается непопулярных экономических преобразований, то, даже приступая к ним, центр не торопится взять ответственность за них на себя. Самой больная здесь тема реформа жилищно-коммунального хозяйства, которую регионам предполагается осуществлять самостоятельно под давлением Москвы, но без ее политического «прикрытия».

Нет уверенности в том, что новые инициативы Путина о банкротстве регионов это всерьез и надолго. Федеральные власти, одной рукой угрожая регионам, другой в это же время готовят проекты по поддержке автопрома, цель которых предотвратить банкротство заводов и территорий с помощью административных мер. Да и давно являющаяся образцовым примером финансового неблагополучия Ульяновская область, к проблемам Мэр города Ульяновска Павел Романенко (на фото слева) доложил президенту которой и апеллировал президент, не станет объектом для «показательной порки» здесь как раз президент пошел на уступки, предложив реструктурировать долги энергетикам на 15 лет.

Губернаторы путинского призыва

Ульяновская область интересна и в другом отношении: ею управляет генерал Владимир Шаманов, которого вполне можно отнести к губернаторам «путинского призыва». За время правления нынешнего президента главы исполнительной власти сменялись в целом ряде регионов, однако не все победители выборов могут рассматриваться как символы «новой эпохи». Шаманов, Владимир Кулаков в Воронеже, Сергей Собянин в Тюмени побеждали во многом благодаря близости к той или иной группировке в окружении Путина. И предполагалось, что Кремль возлагает на них некую особую миссию.

На деле же, хотя Путин и снял с Шаманова ответственность за острый бюджетный кризис в Ульяновской области (виновником называют его предшественника на посту губернатора), очевидно, что достижения пришедших во власть силовиков весьма и весьма скромны. Шаманов отнюдь не стал фигурой, сопоставимой по личным качествам или политическому потенциалу с Александром Лебедем. Подобно Владимиру Егорову (Калининград) или Борису Громову (Московская область), он практически затерялся в коридорах власти и особых управленческих достижений не продемонстрировал. С момента успеха Шаманова на выборах прошло более полутора лет, но особыми достижениями он похвастаться не может. Поэтому даже если Путин и осуществит угрозу отстранения от должности глав обанкротившихся территорий, то вовсе не факт, что в своем кадровом резерве ему удастся найти достойных кандидатов на освободившиеся посты.

МИХАИЛ ВИНОГРАДОВ


Москва



©   "Русская мысль", Париж,
N 4417, 11 июля 2002 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

 ...