АСПЕКТЫ СОВРЕМЕННОГО МИРА

 

Неисторическая несправедливость

Можно ли в Чечне вернуться на десять лет назад?

В отличие от нескольких других заметных чеченских политиков, оживившихся после последнего вторжения российских войск в Чечню, Малик Сайдуллаев не может похвастать значительным политическим прошлым. Более того, один из самых известных фактов его биографии организация лотереи «Русское лото» вызывает отвращение у чеченцев, серьезно приверженных исламским ценностям: азартные игры ислам не приветствует. Когда в постсоветской Чечне кипели политические страсти, Малик Сайдуллаев был чабаном на Ставрополье. Его судьбу круто изменила в 1991 г. встреча с небезызвестным околокремлевским предпринимателем Германом Стерлиговым. 27-летний Сайдуллаев принимал участие в деятельности стерлиговской биржи «Алиса», затем организовал собственный концерн «Милан». В течение следующих восьми лет он был малозаметной фигурой, его имя впервые стало предметом дискуссий лишь в октябре 1999 г., когда группа живущих в Москве чеченцев избрала его председателем некоего Государственного совета Чечни. Тогдашний глава марионеточного правительства Чечни Николай Кошман, назначенный Москвой, отказался признать его полномочия, а уж о законно избранном президенте Аслане Масхадове и говорить нечего! В ноябре 1999 г. Сайдуллаев публично собирался организовать со стороны Ингушетии ополчение для борьбы с «бандформированиями» в Чечне, однако ничего не создал. В июне текущего года Сайдуллаев объявил о желании выдвинуть свою кандидатуру на пост президента Чечни.

До выборов, впрочем, еще далеко, хотя предвыборная гонка кандидатов среди них не один Сайдуллаев уже началась. Пока Чечню «зачищают» российские военные, разыскивая непокорных партизан, желающие поуправлять российской Чечней предлагают свои варианты республиканских конституций по разным сведениям, их от пяти до девяти. Свой проект обнародовал 13 июля и глава администрации республики Ахмад Кадыров. Малик Сайдуллаев решил поступить хитрее: стать одним из организаторов референдума по принятию чеченской конституции.

11 июля в качестве председателя некоего «Всенародного форума Чеченской Республики по содействию проведению референдума и выборов» он провел консультативный семинар в роскошном столичном «Президент-отеле». Вокруг крытого зеленым сукном стола собрались в числе прочих такие известные личности, как президент Ингушетии Мурад Зязиков, сопредседатели совместной рабочей группы «ДумаПАСЕ» лорд Фрэнк Джадд и Дмитрий Рогозин заместитель председателя Госдумы и известный русский националист. На семинаре Малик Сайдуллаев выразил благодарность Генриху Боровику и члену Совета Федерации от Ингушетии Иссе Костоеву за желание стать сопредседателями форума, а значит, оказать поддержку. Главная же идея, которую выдвигает Малик Сайдуллаев, привлечь к референдуму по конституции и к выборам всех, кто жил в Чечне 1991 г. и бежал оттуда, преимущественно русских и ингушей. Для этого пока планируется создать некую общественную конституционную комиссию, а сам форум предлагается окончательно оформить в сентябре.

По данным переписи населения 1989 г., в Чечне проживали 1,2 млн. человек, треть из которых русские и русскоязычные. К началу военных действий в 1994 г. в Чечне оставалось около миллиона жителей. Перед второй войной население республики не превышало 500-600 тысяч. Таким образом, Сайдуллаев рассчитывает увеличить количество избирателей примерно в два раза, да еще привлечь нечеченское население к управлению республикой. Учитывая меняющуюся на глазах политическую картину Северного Кавказа, на которой неудобные для Москвы деятели сменяются ранее неизвестными лицами вроде Зязикова, к этой инициативе нельзя относиться снисходительно.

Восстановление исторической справедливости как правило, вещь крайне несправедливая, как и сама история. Никто не сомневается, что для тысяч русских людей, живших в Чечне, стремление этого народа к независимости обернулось трагедией как, впрочем, и для тысяч чеченцев. Однако истоки их трагедии следует искать по меньшей мере в 1944 году, когда Сталин депортировал горцев в Казахстан, без этого демографическая картина была бы иной. Но, даже рассуждая по-сайдуллаевски, нельзя вернуться на десять лет назад. По разным данным, за период первой военной кампании погибли от 36 до 100 тысяч жителей Чечни. Они навсегда лишены возможности сказать свое слово на выборах.

ЗОЯ ОРЬЯХОВА
(«Прима»)


Москва



©   "Русская мысль", Париж,
N 4418, 18 июля 2002 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

 ...