АСПЕКТЫ СОВРЕМЕННОГО МИРА

 

Кровоточащая рана
на теле страны

Заметки нашего корреспондента о поездке в Сеул

В самом центре Сеула, современного индустриального города, выстроенного из стекла и

С 1910 г. весь Корейский полуостров находился под японской оккупацией. В конце Второй Мировой войны советские войска заняли северную, а американские южную часть Кореи. Страна была разделена демаркационной линией, проходившей по 38-й параллели, которая, по договору между СССР и США, должна была прекратить свое существование после объединения страны.

Однако, когда США начали в Корее подготовку ко всеобщим выборам, последовал протест СССР, и выборы прошли только в южной части полуострова. В ответ на севере была создана Корейская Народно-Демократическая Республика с Ким Ир Сеном на посту главы правительства. В 1949 г. СССР и США вывели свои войска с полуострова, что, однако, не повлекло ожидаемой стабилизации.

25 июня 1950 г., в 4 часа утра, без объявления войны, вооруженные силы КНДР перешли 38-ю параллель и вторглись на территорию Южной Кореи. 135 тысячам отлично вооруженных северокорейских военнослужащих, поддержанных 150 танками Т-34, тяжелой артиллерией и самолетами Як и МиГ, противостояла 65-тысячная плохо обученная южнокорейская армия, полностью лишенная артиллерии и авиации.

28 июня пал Сеул. В этот критический момент президент США Гарри Трумэн отдал приказ об отправке американских вооруженных сил в Корею. Следует заметить, что американцы просто «проспали» подготовку к войне. Прибытие и вступление в бой 24-й пехотной дивизии США закончилось ее полным поражением. Американцы были оттеснены к портовому городу Пусан и около 90% территории Южной Кореи оказалось в руках северян. Только отлично разработанный план и новая высадка войск США под командованием генерала Дугласа Макартура в Инчоне смогли изменить положение. Уже 7 июля к американским войскам прибавились объединенные силы ООН, направленные по решению Совета Безопасности, в составе которых были представители 16 стран.

Началось контрнаступление и уже 8 сентября первые американские солдаты перешли границу КНДР. Северокорейская армия практически перестала существовать. Это, однако, вызвало ответную реакцию КНР, пославшего на помощь Пхеньяну 400 тысяч «добровольцев». Американцы, понеся тяжелые потери, были выбиты из Северной Кореи, и фронт стабилизировался. Начался поиск мирного решения, однако генерал Макартур приложил все усилия, чтобы продлить военный конфликт. По его собственным признаниям, он был сторонником ядерной атаки на китайские и советские города и военные базы с целью полной победы над коммунизмом.

Видя, что угроза глобальной войны становится реальностью, вашингтонская администрация поспешила отдать приказ об его отставке, и 11 апреля 1951 г. Макартур был отозван.

27 июля 1953 г., после длительных переговоров и продолжавшихся вооруженных столкновений, было наконец подписано перемирие, которое длится и до сих пор. Однако фактически обе страны все еще находятся в состоянии войны, что ясно показало морское сражение 30 июня этого года, когда ВМС Северной Кореи потопили южнокорейский сторожевой катер.

бетона, стоит серое гигантское здание имперско-сталинского стиля. Это Военный мемориал, открытый в 1993 г. как повседневное напоминание о Корейской войне и разделе страны. Напротив него министерство обороны Корейской Республики. Справа американская военная база, которая, кстати, стала большим яблоком раздора. В первую очередь из-за своего расположения. База занимает огромную площадь в центре города, которую корейские власти и маклеры недвижимости хотели бы использовать под строительство всевозможных офисов и жилых домов. Речь идет о сотнях миллионов долларов, но американцы продолжают упорствовать и отказываются от передислокации.

Сразу при входе в мемориал, на небольшой полусфере, разделенной трещиной, установлены две фигуры. Рослый южнокорейский солдат в каске, с автоматическим ружьем на спине обнимает щуплого северокорейского воина. Скульптура изображает встречу двух братьев на линии фронта. Внутри, в коридорах левого и правого крыльев, расположены мраморные доски с именами всех погибших во время военного конфликта. Под открытым небом стоит военная техника советского и американского производства времен Корейской войны.

Большая часть помещений Военного мемориала отведена истории военного конфликта. Специальный зал посвящен 16 странам, принимавшим участие в силах ООН по мирному урегулированию. Эта акция и по сей день остается примером самого своевременного и успешного применения сил Организации Объединенных Наций за все ее существование. Не обделена вниманием и многовековая борьба корейцев против японской экспансии еще одна не зажившая рана на памяти страны. Но главное место отведено, естественно, ДМЗ демилитаризованной зоне.

Демилитаризованная зона, разделяющая Северную и Южную Корею, имеет общую протяженность в 248 км, 4 км ширины (два принадлежат северу, два югу) и занимает площадь в 211 кв. км. Это заброшенная территория, ставшая раем для флоры и фауны. Колючая проволока, спирали Бруно, противотанковые ежи и ловушки и военные посты наглядно подтверждают, что граница между двумя государствами самая охраняемая и милитаризованная в мире. Попасть в ДМЗ, а вернее в маленький населенный пункт Панмунчжом, располагающийся на территории американской военной базы «Бонифас», можно только в составе экскурсионной группы организованной южнокорейскими официальными турагенствами или агенством, принадлежащим армии США. Именно в Панмунчжоме находится совместная зона безопасности место официальных встреч представителей Северной и Южной Кореи в присутствии представителей ООН. Вся поездка обходится в 70 тыс. вон (65 евро) и, поистине производит незабываемое впечатление.

Уже во время телефонного разговора с агенством у вас просят номер паспорта и предупреждают, что на экскурсию запрещено отправляться в джинсах, шортах, сандалиях и футболках. Все эти атрибуты для Северной Кореи символы морального упадка Запада, и Корейская Республика не желает давать противнику пропагандистские карты в руки. Неприемлемы и любые цвета, хотя бы издали напоминающие маскировочную одежду, и вы должны быть обязательно чисто выбриты. Уже в автобусе гиды проводят небольшую политагитационную беседу и напоминают, что фотографировать можно только в официально разрешенных местах.

От Сеула да Панмунчжома километров 60. Где-то на полпути замечаешь, что все побережье реки Хан опутано двойными рядами «колючки», а на сторожевых башнях находятся вооруженные солдаты. Нам объясняют, что это мера предосторожности против возможной высадки северокорейских шпионов или десанта. Перед тем, как пересечь мост Объединения, усеянный заградительными барьерами, и попасть на «запрещенную терориторию», проходишь военный контроль. Молодой южнокорейский солдат в каске и при автомате сверяет паспорта с врученным ему списком. Процедура продолжается минут 15.

Наконец нам дан зеленый свет. Медленно пересекаем мост, и вот мы уже в «зоне возможных военных действий». На территории базы меняем автобус и отправляемся в здание Информационного центра, где нам еще раз напоминают, что мы находимся на линии фронта и перечисляют все нарушения, совершенные северокорейской стороной на протяжении полувека. Под конец нам вручают на подпись декларацию, которая гласит, что хотя совместная зона безопасности нейтральная территория, но командование силами ООН, США и Корейская Республика не могут нам гарантировать жизнь и безопасность во время ее посещения в случае провокационных действий противника. Также нам запрещается вступать в любой контакт с военнослужащими Корейской народной армии или китайскими «народными добровольцами», находящимися по другую сторону демаркационной линии.

В сопровождении солдат нас отвозят к зданию Свободы, прямо напротив которого находятся голубые бараки военной комиссии по перемирию, где происходят официальные встречи между Сеулом и Пхеньяном. Посередине пролегает 50-сантиметрова бетонная полоса высотой в 5 сантиметров, разделяющая Север и Юг. По ту сторону стоят северокорейские солдаты в темно-зеленой форме советского образца. По нашу южнокорейские, в черных очках и в напряженной позе с широко расставленными ногами.

Наша экскурсия совпала с приездом группы туристов из КНР на северной стороне. Наши гиды немедленно попросили нас ни в коем случае не отвечать на приветствия туристов с «той» стороны и вообще не жестикулировать: любой жест может быть использован пропагандой Пхеньяна. Если он дружеский то как одобрение их государственного строя; если немного подозрительный как предлог для военного столкновения. Турист из Голландии говорит мне вполголоса: «У меня такое впечатление, как будто мы находимся в Северной Корее!»

После того, как китайцы покинули территорию зоны, наступает наш черед. Нас проводят в центральный голубой барак, служащий местом встреч двух стран-врагов. Стены комнаты окрашены в тот же голубой цвет, посередине стоит длинный стол, кабелем установленных микрофонов разделенный на Север и Юг. В нашем распоряжении пять минут. Перед дверью, выходящей на сторону Северной Кореи, замирает южнокорейский солдат. По его позе сразу опознаешь натренированного бойца тэквондо одного из самых научных среди корейских традиционных боевых искусств. Весь его вид говорит: «Я здесь, чтобы отдать мою жизнь за вас!»

Несколько шагов и ты уже на северокорейской части. Впрочем, никакого изменения не ощущаешь. Прямо за окном находится пост солдата Корейской народной армии. Видя, что я навожу на него камеру, солдат приосанивается и вдруг... подмигивает мне! В ответ (честное слово, непроизвольно!) подмигиваю ему тоже и вдруг вспоминаю, что нарушил правило вступил в контакт с вражеской стороной! Настороженно озираюсь, но, по счастью, мой проступок остался незамеченным.

Следующая часть экскурсии наблюдательный пост, с которого открывается вид на ДМЗ и Северную Корею. Виден приграничный поселок. Уверяют, что это «потемкинская деревня», что все постройки только фасады, что в самом поселке никто не живет, а всех людей, которых мы видим, просто привозят утром на автобусах из близлежащего городка Кэсон, а вечером увозят обратно.

Посередине населенного пункта установлена 160-метровая металлическая башня с огромным стягом КНДР (самым большим в мире!). Как нам объяснили, вначале на южнокорейской стороне была сооружена стометровая конструкция увенчанная флагом Корейской Республики. Пхеньян не захотел остаться в долгу и в ответ отгрохал еще более высокую. На всех холмах и пригорках с северной стороны установлены мощные громкоговорители, время от времени призывающие южнокорейских солдат бросать оружие и переходить в КНДР. В ответ Южная Корея включает записи классической музыки...

Заключительная часть поездки обед в американской военной столовой и посещение сувенирной лавки. В столовой из корейской еды только кимчи, очень острые и вкусно нашпигованные капустные листья. Все остальное американское понятие еды: много и безвкусно. В сувенирном магазине майки с надписями «DMZ», камуфляж, значки и видеокассеты с историей разделения Кореи. Чем-то напоминает Берлин, хотя здесь нет, как там, бетонных осколков (якобы!) Берлинской стены.

Возвращаемся в Сеул. Ощущение такое, словно только что побывал на пьесе Ионеско. Как-то не верится, что всего в 60 километрах от этого современного и динамичного 12-миллионого молоха дремлет война. Покупаю билет во второй по величине и значимости портовый город побратим Владивостока Пусан. «Обязательно посетите самый большой рыбный рынок Азии, советует мне напоследок молодая кореянка в окошечке билетной кассы. Не пожалеете!».

КАРЛ КУЯС-СКРИЖИНСКИЙ


Сеул Париж



©   "Русская мысль", Париж,
N 4418, 18 июля 2002 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

 ...