ПАМЯТИ АЛЕКСАНДРА ГИНЗБУРГА

 

Все началось с Монжерона

[1.]

Я полюбила этого человека очень давно, больше двадцати лет назад. Этого удивительного, уникального человека. Нет, вы только подумайте: столько пережить, столько встретить на своем веку злобы, ненависти, зависти... и остаться таким светлым, теплым человеком!

Все началось с Монжерона. Семья Гинзбургов приехала в Арина и Алик ГинзбургиПариж примерно в одно и то же время с нашей семьей и поселилась в старинном замке в пригороде, но куда не очень-то просто добраться из Парижа. Но Алик решил, что именно здесь можно собираться и общаться русским: и вновь приехавшим, как мы, и давно живущим, и рожденным здесь, устраивать интересные встречи, вечера поэзии, выставки художников и фотографов, да и просто поесть блинов на масленицу, послушать чеховские рассказы или хор цыган. И мы, живя в другом пригороде, стали ездить часто, почти каждую неделю. А если не было вечеров, то просто коротали вечера на кухне у Арины и Алика и часами говорили за чашкой чая. Кого там только не перебывало! А мы там же, в Монжероне, сыграли премьеру гоголевской «Женитьбы». И кто же таскал доски, ширмы, сколачивал сцену, волновался больше нас? Алик!

Переехали Гинзбурги в Париж, и не стало больше в Монжероне этих замечательных вечеров. Потом была работа в газете. О том, какой талантливый журналист был Александр Гинзбург, я уверена, напишут многие другие, а я вот о том, какой он был в общении с людьми, с друзьями, со знакомыми и вовсе незнакомыми. Как ему было не все равно, что кому-то в России очень плохо и нужно немедленно найти и передать лекарства, передать их во что бы то ни стало сегодня, а для этого надо успеть в аэропорт. А как только открылась возможность летать в Москву, Алик, отправляясь туда по делам газеты, по правозащитным делам, каждый раз нагружался посылками и передачами, не отказывая никому.

Ему было интересно, что родственник его друзей собирает марки, купить ему на парижской барахолке альбом. Другой любит собак купить ему что-нибудь с изображением этих четвероногих. Третий коллекционирует колокольчики, а еще одна семья толстеньких уродцев. Все это он с радостью покупал и отсылал. Когда я обмолвилась, что мне для детского театра нужны куклы, через пару дней звонок: «Купил тебе целую сумку кукол». Сколько же добра сотворил этот человек! Скольким людям помог! Сколько перетаскал мешков с передачами для тех, кто в них нуждался! Да просто любил он доставлять людям радость.

Среди нескольких самых, самых любимых людей ты, Алик. Спасибо тебе!

НАТАЛЬЯ КРУГЛАЯ-ЭНКЕ


Париж


[2.]

К тому, что высказала моя жена, я добавлю лишь одно. Алик, я прошу тебя простить меня. Я говорю не о тех неловкостях в повседневном общении, которые, вероятно, неизбежны, и ты, как мне казалось, пропускал все это мимо своего внимания. Нет, я говорю о другом. О моей вине в то далекое московское время, когда мы не были знакомы, но, слушая зарубежные радиопередачи, я узнавал, что тебя «судят» (я беру это слово в кавычки, ибо то, конечно же, были не суды), и, читая советские газеты, которые всячески старались тебя унизить, я бесился, говорил об этих явных мерзостях со своими друзьями и коллегами, но на этом все и кончалось. Прости, Алик.

И последнее. Сейчас мы слышим о том, что в Российской Федерации по радио и по телевидению были передачи, посвященные Александру Гинзбургу. Арине звонили из посольства с выражением соболезнования и предложением помощи. Мы воспринимаем это как некую форму извинения за то, что творило государство, правопреемницей которого стала Российская Федерация. И мы подумали: Александр Гинзбург был всегда очень конкретен в делах, слова он не считал делом. Многоуважаемые г-н посол и сотрудники посольства РФ во Франции, если вы хотите тоже быть конкретными, то похлопочите, например, о том, чтобы семье вернули московскую квартиру, которую отобрали у них при высылке на Запад политзэка Александра Гинзбурга, ныне полностью, по всем судебным делам, реабилитированного. Вероятно, это не так уж сложно.

ЛЕВ КРУГЛЫЙ


Париж



©   "Русская мысль", Париж,
N 4419, 25 июля 2002 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

 ...