МИР ЗА НЕДЕЛЮ

 

Германия:
Отставка скандального министра

Отставка министра обороны крайне обострила и без того катастрофическую ситуацию, в которой находится правительство Герхарда Шредера и социал-демократическая партия в целом. За два месяца до парламентских выборов СДПГ, по всем опросам общественного мнения, отстает от христианских демократов на 3-5%, и ей меньше всего нужно было привлекать к себе внимание, особенно такого негативного порядка.

Шарпинг стал уже восьмым министром, покинувшим кабинет Шредера за неполные четыре года правления «розово-зеленой» коалиции. Безусловно, учитывая размах скандала, связанного с именем Шарпинга, решение канцлера о его отставке следует оценить как решительный и правильный поступок: в противном случае положение СДПГ перед выборами стало бы еще более шатким. Но в то же время, как отметила парижская «Либерасьон», еще ни разу глава немецкого правительства не был вынужден сменять одного из своих министров буквально на пороге выборов.

Фигура Шарпинга сама по себе трагикомична. Среди немецких политиков он выделяется особой неуклюжестью, косноязычием и обладает особым даром становиться главным действующим лицом самых нелепых ситуаций. Проиграв выборы 1994 г. партии Гельмута Коля, Рудольф Шарпинг в 1995 г. был смещен с поста председателя СДПГ после блестящей речи Оскара Лафонтена. На том же партийном съезде Лафонтен стал новым лидером социал-демократов, а в 1998-м «главным архитектором» победы Герхарда Шредера. Тогда-то Шарпинг и произнес лапидарную фразу, ставшую притчей во языцех: «Меня обогнал локомотив. Но я отдаю себе отчет, что есть локомотивы поважней меня...»

После создания коалиции Шарпинг был назначен министром обороны. Кто-то вспомнил, что в юности, когда Шарпинг подал заявление на прохождение службы в Бундесвере, его не приняли из-за близорукости. Похоже, замечали злые языки в немецкой прессе, что близорукий непригоден только для действительной службы, а вот для руководства... Война в Югославии принесла министру неожиданную славу. Военные, опасавшиеся, что социал-демократ на посту министра обороны станет выступать за сокращение бюджета и придаст армии второстепенную роль, с радостью отмечали, что Шарпинг «свой человек».

Война, однако, закончилась наступило время министра финансов ФРГ Ганса Айхеля, при полной поддержке канцлера выступившего за сокращение госбюджета во всех отраслях, включая военную. Это стало началом конца министерской карьеры Шарпинга. Все его громогласные заявления о том, что он не допустит обнищания вооруженных сил, прерывались окриком канцлера: «Рудольф, так надо!..»

Министр обороны все чаще становился объектом критики и оттачивания политических копий. Но и сам Шарпинг сделал все для того, чтобы оказаться посмешищем. Одним из нашумевших случаев стал его полет в июне 2000 г. на встречу в верхах Евросоюза в Португалию. Тогда министра обороны... забыли в кельнском аэропорту! Его отсутствие заметили, лишь когда самолет уже взлетел и один из членов делегации спросил: «А где же Рудольф?». Самолету Люфтваффе пришлось вернуться, чтобы захватить на борт незадачливого министра.

В декабре того же года Шарпинг вновь оказался в центре внимания. В деловую поездку в Израиль министр взял с собой свою возлюбленную, графиню Пилати. Как писал затем журнал «Шпигель», в правительственных кругах Тель-Авива Шарпинга окрестили «Понтием Пилати».

В августе 2001 г. в немецкой прессе появились фотографии, официально одобренные самим Шарпингом, на которых он запечатлен с возлюбленной графиней в бассейне одного из отелей на Майорке. Сам по себе случай ничего экстраординарного не представлял. Частная жизнь это частная жизнь. Но министр обороны не вовремя занялся саморекламой. Фотографии были опубликованы в момент горячих, грозивших правительственным кризисом дебатов в Бундестаге о посылке солдат Бундесвера в Македонию в составе сил ООН.

Уже тогда прозвучали требования отставки министра. Однако Шарпинга спасло 11 сентября. В момент громогласного заявления Шредера о «безграничной солидарности» с США никто, даже оппозиция, не посмел поднять вопрос о замене человека, ответственного за безопасность страны.

Последней каплей, переполнившей терпение, стала статья в журнале «Штерн», где министра обороны обвинили в незаконном получении 140 тыс. марок от одного из «королей» немецкого «пиара» Морица Хунцингера. По данным журнала, счет на имя Шарпинга был открыт в малоизвестном немецком банке 25 сентября 1998 г. всего за два дня до парламентских выборов, на которых социал-демократы одержали победу. Первый денежный перевод составил 80 тыс. марок якобы аванс в счет гонорара за еще не написанные мемуары министра. Второй, 60 тысяч, гонорары за три выступления Шарпинга на организованных рекламной фирмой мероприятиях. За это и зацепились журналисты.

Публичным политикам, каковыми являются министры, гонорары за выступления не положены. И хотя Шарпинг продолжает утверждать, что выступления состоялись еще до его назначения главой оборонного ведомства и что полученные деньги, уплатив налоги, он потратил на благотворительные и партийные цели, но журналисты «Штерна» доказывают противоположное: что министр удачно играл на бирже и шикарно приоделся. Журнал даже воспроизводит счет из одного специализированного магазина мужской одежды на сумму в 55 тыс. марок!

Кроме того, по данным еженедельника, Шарпинг оказал услугу Морицу Хунцингеру возможно, платную, согласившись пообедать с членом правления военно-промышленной компании «Феррошталь», которая собиралась продавать подводные лодки в Египет. По сведениям немецкой прессы, в картотеке Хунцингера находится около 67 тысяч имен и адресов, среди которых фигурируют такие, как Гельмут Коль, Бил Гейтс и Муаммар Каддафи. Имея очень тесные связи с ВПК, Хунцингер, возможно, лоббировал их интересы, и поэтому его связь с министром обороны более чем подозрительна.

Существует, однако, и другая версия. Хунцингер член партии ХДС и никогда этого не скрывал. Не исключено, что «утечка» информации была просто очень удачно подстроена, чтобы нанести СДПГ лобовой удар в преддверие выборов.

Последствия сложившейся ситуации еще непредсказуемы, но ясно, что такая «скоропостижная» отставка новых симпатий правительству Шредера не принесет. На пост Шарпинга уже назначен Петер Штрук, исполнявший до этого обязанности председателя социал-демократической фракции в Бундестаге.

Итак, Шарпинг ушел. Но не подал в отставку по собственному желанию, а был убран канцлером. По сообщениям источников в СДПГ, бывший министр опасался, что его собственное прошение об отставке может быть расценено как признание в вине. Но такое объяснение похоже на попытку сделать хорошую мину при плохой игре. «Он не чувствует за собой никакой вины и уходит, по его собственным словам, с «высоко поднятой головой», пишет «Зюддойче цайтунг». В этом и заключается проблема: Шарпинг так долго жил с высоко поднятой головой, что просто перестал замечать, что вокруг него происходит».

КАРЛ КУЯС-СКРИЖИНСКИЙ


Париж Берлин



©   "Русская мысль", Париж,
N 4419, 25 июля 2002 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

 ...