МИР ЗА НЕДЕЛЮ

 

Испания Марокко:
Вот такая петрушка...

Когда гомеровский Одиссей, Остров Огигияпробыв семь лет в заточении на острове Огигия, наконец с помощью всемогущего Зевса отправился к законной жене Пенелопе, он, несмотря на всю свою «хитроумность», и представить не мог, что спустя каких-то три с половиной тысячи лет это место станет «яблоком раздора» между двумя королевствами испанским и марокканским. Напомним, что пребывание известного греческого героя на Огигии не было для него особо трагичным и тягостным. По Гомеру, Одиссей коротал время в объятиях нимфы Калипсо, среди прекрасной природы, в гроте, увитом виноградными лозами.

Таким образом, остров с незапамятных времен приобрел не очень серьезную репутацию, да и название впоследствии получил соответствующее «Перехиль», Петрушка. Огромный грот сохранился на протяжении веков он был убежищем всякого рода проходимцев: от пиратов и контрабандистов до современных марокканских мафиози, перевозящих нелегальных иммигрантов из Африки в Европу. А в остальном Перехиль это голые скалы, обдуваемые гибралтарскими ветрами, да скудная растительность. Она не нравится даже козам, которых переправляют сюда попастись с марокканского берега, что находится в 280 метрах. Ни каких-либо построек, ни постоянного населения на острове нет.

Место это оказалось настолько забытым и людьми, и Богом, что о нем никто вообще в последние десятилетия не вспоминал. О существовании Перехиля и о том, что остров им принадлежит, большинство испанцев узнало лишь 11 июля этого года, когда СМИ сообщили, что патрульный катер гражданской гвардии обнаружил на острове марокканский флаг и группу жандармов. Испания потребовала немедленно убрать и флаг, и вооруженных людей с острова. Одновременно испанцы предложили Марокко организовать встречу и обсудить ситуацию за столом переговоров. Из Рабата последовал недвусмысленный ответ: остров наш, а посему мы никогда с него не уйдем, и говорить нам не о чем. Евросоюз и НАТО поддержали Испанию и потребовали от Марокко убраться восвояси.

Словесная перебранка продолжалась до 17 июля, когда в 6 часов 15 минут утра на остров высадился вертолетный десант испанского спецназа. Марокканцы жандармов к этому времени уже заменили на военных были обезоружены без единого выстрела. Через несколько часов их доставили в Сеуту, испанский город-анклав на африканском побережье, и передали Марокко. В операции по освобождению Перехиля принимали участие семь вертолетов, боевые самолеты и корабли. После освобождения на остров был переброшен отряд легионеров бойцов отборного подразделения, обычно базирующегося в Сеуте. Операцию Мадрид заранее согласовал с союзниками, в первую очередь с Соединенными Штатами.

Военная акция возымела успех. В Рабате повозмущались, заявив, что Испания своими действиями «объявляет Марокко войну», пожаловались в Лигу арабских государств и даже попытались стенаниями и упреками разжалобить европейскую общественность. Но после некоторого нажима из Вашингтона марокканские власти согласились вернуть острову «статус-кво», то есть положение, существовавшее до 11 июля. Этого и требовала Испания с самого начала конфликта, добиваясь, кроме того, от Марокко обещания никогда больше не посягать на Перехиль.

Если в пропагандистской перепалке каждая из сторон называет остров своим, то на дипломатическом уровне, в ходе двусторонних контактов, политики обеих стран предпочитают о правах на остров не говорить и лишь твердят, что надо все оставить по-прежнему, как до 11 июля. Почему? Потому что статус Перехиля весьма запутан и спор вокруг него возник не впервые. Исторически остров принадлежит Испании с 1581 г., когда во времена короля Филиппа II произошло временное объединение Испании и Португалии. До этого он был португальским. Когда в 1640 г. союз между двумя государствами распался, Перехиль остался в составе Испании. В XVIII-XIX вa. остров стал объектом соперничества между Великобританией и Францией. Лондон, уже в те времена владевший Гибралтаром, в островке особо не нуждался, но уступать его французам не хотел: зачем усиливать и так сильного противника! А посему «владычица морей» постоянно заявляла, что Перехиль испанский.

Затем на остров стал претендовать окрепший к середине XIX века марокканский султан. Логика в те времена у арабов была та же, что и сейчас: «остров лежит у наших берегов значит, он наш, а с испанцев довольно и близлежащей Сеуты». Правда, вскоре об острове все забыли. В начале ХХ века Франция и Испания разделили между собой Марокко. Местное население беспрерывно восставало, и испанцам приходилось его усмирять. В этих войнах, кстати, сделал карьеру будущий испанский диктатор Франсиско Франко. Он отличался особой жестокостью по отношению к марокканцам, чем и снискал их уважение. В ту эпоху сила и зверство были в почете у воинственных племен. Чем злобнее и коварнее был враг, тем его больше уважали. Впоследствии марокканцы помогли Франко в войне с республиканцами (1936-1939). За время почти сорокалетнего правления Франко территориальных претензий у Марокко к Испании не было. Во время Второй Мировой войны на острове находились войска Гитлера, союзника Франко.

В 1963 г. состоялось секретное совещание Франко с Хасаном II, королем Марокко, получившего независимость в 1956 году. Хасан, который заискивал перед каудильо, выпросил у него маленькую уступку в уплату за верность. Испания, сохраняя права на Перехиль, отказалась держать там военный гарнизон. Острову было «предписано» оставаться необитаемым. С тех пор стороны придерживались этой договоренности. Вплоть до июля 2002 года.

Что же произошло? Сам по себе остров не имеет ни стратегического, ни какого-либо иного значения. Сейчас он стал, скорее всего, пробным камнем в отношениях между двумя странами. За возникшим спором о Перехиле, считают наблюдатели, скрываются более важные вопросы, в первую очередь проблема Западной Сахары. Она не нова. Когда Франко в 1975 г. оказался на смертном одре, а его присные дрожали от страха в связи с неминуемым крушением авторитарного режима, король Хасан, мечтавший о внешней экспансии, решил, что настал его час, он организовал «зеленый марш» на Западную Сахару.

Тысячи марокканцев, подгоняемых ударами прикладов усердных королевских солдат, двинулись к границам Сахары, в те времена испанской колонии, изобразив народно-освободительное движение. Находившиеся там испанские военные просто растерялись: не станешь же стрелять по женщинам с детьми на руках, которые валом валят через границу. В Мадриде тогда тоже ничего не решили и даже забыли свое обещание предоставить независимость народу этой небольшой страны. Кстати, после ухода Испании Фронт ПОЛИСАРИО при поддержке Алжира в течение десяти лет вел вооруженную борьбу за независимость этой территории. Потом было подписано перемирие в ожидании решения ООН о статусе Западной Сахары. Это решение до сих пор не принято. Тысячи людей по-прежнему живут в палаточных беженских лагерях в алжирской пустыне.

Сначала речь шла о проведении референдума под эгидой ООН, на котором населению предлагалось высказаться в отношении своего будущего. Затем появилась идея предоставить этому району автономию в рамках Марокко. План поддержали в Рабате, а также США и Франция. Что касается сахарцев, то они возражают и по-прежнему требуют независимости. В этом с ними солидарна Испания. Солидарна не только на словах, но и на деле, поставляя в беженские лагеря благотворительную помощь. Марокканцев это явно раздражает, и они всячески пытаются заставить Мадрид изменить свою позицию.

Но резко рвать отношения с Испанией им невыгодно. Испания один из главных деловых партнеров Марокко. На территории страны действуют примерно 900 испанских предприятий. Кроме того, Испания одно из основных мест массовой миграции марокканцев. Да и во Францию и другие страны Европы они едут тоже через Пиренеи. Каждое лето в сезон отпусков полуостров пересекают сотни тысяч граждан Марокко. На южном берегу Испании они пользуются морским паромом. Через испанскую территорию на грузовиках идет в Европу и марокканский экспорт в основном фрукты.

Учитывая такую ситуацию, Рабат, как полагают наблюдатели, выбрал тактику слабого, но постоянного давления на Испанию, пытаясь заставить ее отказаться от позиции по Западной Сахаре. Два года назад марокканцы запретили испанцам ловить рыбу у своих берегов, нарушив многовековую традицию. Одновременно марокканская пресса нагнетает антииспанские настроения к примеру, обвиняет Мадрид в плохом отношении к иммигрантам. При этом марокканские власти явно потворствуют нелегальной иммиграции в Испанию, и не только своих граждан, но и представителей других стран Африки, использующих Марокко как удобный трамплин для проникновения в Европу. Испанское правительство неоднократно обращало внимание марокканских властей на мафиозные группировки, переправляющие иммигрантов морем на Пиренейский полуостров и Канарские острова. В Марокко эти группировки действуют практически легально.

ВЛАДИМИР ЧЕРЕЦКИЙ


Мадрид



©   "Русская мысль", Париж,
N 4419, 25 июля 2002 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

 ...