АСПЕКТЫ СОВРЕМЕННОГО МИРА

 

НАТО:
Кризис среднего возраста

Недавняя странная стычка в Средиземном море между членом НАТО Испанией и не входящим в НАТО Марокко из-за микроскопического острова Перехиль (см. «РМ» N4419) наводит на размышления. Особенно интересен результат испанской победы: семь плененных марокканских солдат, к захвату которых Испания готовилась неделю, пригнав к острову армаду из десятка надводных и подводных вымпелов. Восстановление испанского контроля над островом Перехиль вызвало открытое недовольство 20 с лишним исламских стран, о чем они тут же заявили на весь мир.

И еще неизвестно, чем вся история закончится, ибо Мадрид согласился вывести с острова свои войска, больше не вводить их туда и вообще обсудить с Рабатом статус Перехиля. А ведь ради этого Марокко и затевало всю эпопею с захватом острова. В сухом остатке имеем: Перехиль в будущем имеет шанс назваться Лейлой очевидное изменение границ одного государства в пользу другого. В нашем случае уступка сильного слабому, но активному мусульманскому государству.

Создается впечатление, что сложившийся за последние десятилетия миропорядок начинает меняться. Совершенно неведомые ранее политические силы объединяются и пробуют на прочность авторитет НАТО и других крупных держав, расшатывая их.

Поэтому вполне возможно, что история с островом Перехиль повторится в другом месте и, возможно, не раз.

Чуть меньше года назад самая мощная держава самого мощного в мире военного блока была атакована маленькой группой исламских фундаменталистов-камикадзе. В адском пламени Нью-Йорка погибли не только символы современной американской цивилизации, но и свыше 3 тысяч человек, которых не смогли защитить ни ракеты, ни танки, ни спутники-шпионы, ни самые современные технологии. А направлены террористы были с территории Афганистана, одной из самых бедных и отсталых стран мусульманского мира.

Если соединить события 11 сентября 2001 г. и захват острова Перехиль, то можно предположить, что они в какой-то степени связаны и входят в одну и ту же политику. В обоих случаях объектами нападения были страны НАТО, а нападающие слабыми государствами или вообще подпольными организациями.

Впечатление таково, что Северо-Атлантический пакт, несмотря на всю его солидность и стремление многих государств в него вступить, уже не всех убеждает в способности защитить себя, раз находятся маленькие, но активные силы, желающие испытать его на прочность.

НАТО переживает «кризис среднего возраста», это очевидно. Потеряна основа его существования главный противник, а такая утрата для любого военного блока событие не рядовое. Наличие противника всегда мобилизует ресурсы, заставляет двигаться вперед, придумывать новые виды вооружения и способы вооруженной борьбы. Потеря врага, наоборот, военный союз ослабляет и дезориентирует.

Джеффри Хуна и Сергей Иванов
16 июля в Санкт-Петербурге во время встречи министров обороны Великобритании и России Джеффри Хуна (слева) и Сергея Иванова главной темой обсуждений был вопрос о взаимоотношениях России и НАТО.
Что и происходит сейчас с НАТО, поэтому альянс пытается срочно найти объект, которому отныне должен теперь противостоять. Например, мировой терроризм. Правда, с ним трудно бороться военной силой, так как он прячется среди мирного населения, против которого не двинешь танки.

На днях я участвовал в семинаре, который проходил под названием «Совет РоссияНАТО: революция или эволюция». На тихой улице Ланге Пот в зеленом центре Гааги семинар проводила Атлантическая комиссия Нидерландов. Ее главная задача развитие атлантического единства и солидарности НАТО.

Семинар заранее казался мне интересным. Действительность же превзошла самые смелые ожидания.

Аудитория раскололась на тех, кто считал, что будущее Северо-Атлантического блока лежит в его сотрудничестве с Россией, и тех, кто заявлял, что России нельзя верить и поэтому нужно принимать в НАТО всех, кому ее политика не нравится. Но, как сказал мне Брам Боксхорн, глава Атлантической комиссии Нидерландов, «сегодня настоящая стабилизация Европы уже невозможна без России. Посмотрите на Балканы: какой мир был бы там возможен без русских миротворцев?» По его мнению, объединенные действия НАТО и России после 11 сентября укрепили их взаимное доверие, сделали Северо-Атлантический блок более гибким и послужили катализатором дальнейшей интеграции.

Пол Фрич, американский аналитик, занимающийся в брюссельской штаб-квартире НАТО политическими проблемами Восточной Европы, рассказал, что 11 сентября 2001 г. ему было исключительно важно узнать, что президент России сразу предложил помощь американскому президенту в поиске террористов. По мнению Фрича, Путин в отличие от непредсказуемого Ельцина, который на Западе не считался надежным партнером, пользуется большим авторитетом и уважением у руководителей НАТО. «Первое, что сделал Путин, придя к власти, пригласил в Россию генерального секретаря союза Робертсона. Именно этот визит начал менять отношения альянса и Москвы», подчеркнул Фритч, добавив, что «Робертсон теперь считает, что отношения НАТО и Москвы это не математика, а химия».

А 11 сентября еще сильнее активизировало эту «химию». При этом стало ясно, что вся система международной безопасности, построенная на основе рисков прошлого века, устарела и не могла уберечь США от катастрофы. ООН, НАТО, ОБСЕ и другие международные организации не защитили людей, погибших в башнях Всемирного торгового центра, потому что строились под решение других задач и в новых условиях оказались неспособны справиться с невидимым, но опасным противником.

После этого нападения впервые была использована ст.5 устава НАТО. Однако собранная против талибов и «аль-Кайды» группировка сил оказалось совершенно непривычной, если не сказать странной. Вместо чисто натовской операции в военных действиях участвовали западные страны, Россия и Пакистан. Даже Иран, отнесенный Вашингтоном к «оси зла», присутствовал на заднем плане, обучая и вооружая против талибов солдат «Северного альянса».

Кстати, еще один исторический парадокс: вся эта сила была направлена против бывшего тайного детища ЦРУ и пакистанской разведки! Талибов создавали и готовили против СССР, но дитя с годами выросло, вырвалось из-под родительского контроля и зажило самостоятельной жизнью. Пришлось срочно реагировать. Причем заодно с Россией, чья разведывательная информация оказалась для НАТО неоценимой.

После сентябрьских событий НАТО изменило отношение и к Чечне. По словам Пола Фрича, «до этого дня мы критически воспринимали утверждения Москвы, будто Чечня террористическое государство. После 11 сентября поняли, что многое из того, о чем говорили русские, было правдой». С ним согласен глава Атлантической комиссии Нидерландов Брам Боксхорн: «...многие на Западе очень ошибались, рассматривая чеченский конфликт в классических рамках национально-освободительной борьбы. Однако сегодня есть основания думать, что те, кто воевал против федеральных войск в Чечне и таранил небоскребы Нью-Йорка, могли обучаться в одних тренировочных лагерях». В то же время Боксхорн продолжает считать, что методы вооруженной борьбы России в Чечне «недостаточно современны» и вызывают слишком много жертв среди гражданского населения.

Россия, участвуя в операции США в Афганистане, усилила свои геополитические позиции в Азии. До этого на протяжении почти десятилетия талибы спокойно переходили в Таджикистан через неприкрытые участки границы, снабжали тамошних исламских фундаменталистов оружием, вели пропаганду ваххабизма и переправляли в Россию через таджикскую территорию огромные количества наркотиков. Российская 201-я дивизия, прикрывающая афгано-таджикскую границу, постоянно находилась в полной боевой готовности, охраняя границу с фронта и отбивая атаки фундаменталистов с тыла.

С разгромом талибов ситуация изменилась к лучшему. Уже забыты артобстрелы российских застав с афганской стороны и регулярные попытки прорыва границы.

Это особенно не нравится критикам натовского сближения с Москвой. Андрей Герритс, профессор Амстердамского университета, уверен, что Запад не должен доверять России. Выступая на семинаре в Гааге, он заявил:

«У Москвы свои планы, которые мало кто понимает. Она хочет вновь подчинить себе "ближнее зарубежье", и уже в одном этом лежит залог наших будущих конфликтов. Москва не заинтересована в развитии связей с Северо-Атлантическим союзом, поэтому она не меняет своей политики, а НАТО, наоборот, прогибается, чтобы угодить России.

Вспомните, как оценивал Россию кандидат в президенты США Джордж Буш во время своей предвыборной кампании! И сравните с тем, что он говорит о Путине сегодня, это небо и земля! НАТО полностью проиграло Москве».

Такие заявления, объясняющие опасность России для Восточной Европы, обычно очень импонируют чиновникам бывших советских республик, желающих вступить в НАТО. И, по твердому убеждению профессора, чем больше таких государств войдет в НАТО, тем жестче будет его политика относительно России.

Однако американец Пол Фрич сильно сомневается в таком изменении политики блока. Конечно, у новых членов альянса своя сложная история взаимоотношений с Москвой. Но, вступив в НАТО, они будут вынуждены жить по принятым в альянсе законам и правилам, солидаризироваться с остальными при принятии решений: «Три новых члена блока не смогут свернуть совет НАТОРоссия с его пути».

В общем, сегодня Северо-Атлантический блок переживает сильные перемены. Одно остается неизменным его постоянно высокие военные расходы. Сейчас доля США в совокупных мировых затратах на оборону составляет 15%, и это на фоне давно идущего экономического спада. Несмотря на спад на мировых рынках, военные компании продолжают и сегодня оставаться на плаву.

Истребители, бронетранспортеры, беспилотные ударные самолеты, артиллерийские орудия закупаются всё в больших количествах, причем странами, которым такое оружие применять не против кого. Но, однажды закупленное, оружие требует боеприпасов, обученных солдат и т.д.

Оружие тут же начинает жить собственной жизнью, а иногда и изменять modus operandi своих хозяев, делая их более решительными, агрессивными и неуступчивыми. Недавний спор Пакистана и Индии из-за Кашмира поставил мир на грань ядерной войны, и лишь совместные усилия стран НАТО и России смогли отрезвить Исламабад и Дели.

Кстати, не в таких ли совместных решениях мировых проблем заключается лучшее будущее и НАТО, и России?

АЛЕКСАНДР ДОБРОВОЛЬСКИЙ


Гаага



©   "Русская мысль", Париж,
N 4420, 1 августа 2002 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

 ...