МИР ЗА НЕДЕЛЮ

 

Испания:
Деятельность пособников террористов запрещена

Вслед за этим с предложением полностью запретить деятельность этой партии выступил чрезвычайный пленум Конгресса депутатов Генеральных Кортесов нижней палаты испанского парламента. Принятию этой парламентской инициативы предшествовали интенсивные переговоры между представителями правящей правой Народной партиий (НП) и оппозиционной Испанской протестсоциалистической рабочей партии (ИСРП). Оппозиция полностью поддержала идею НП поставить «Батасуну» вне закона.    На снимке: Демонстрация сторонников "Батасуны" в Сан-Себастьяне 1 сентября 2002.

Правительство обсудило эту проблему на первом же заседании после сезона отпусков и обратилось в специальную палату Верховного суда, в компетенции которого находится вопрос о запрещении политических партий. 4 сентября Верховный суд вынес окончательное постановление о запрете партии «Батасуна». (Проверить во вторник!)

Баскская автономная полиция («Эрчанча»), действуя по распоряжению следователя Гарсона, закрыла все помещения, принадлежащие «Батасуне» и жестко пресекла попытки сторонников этой партии оказать сопротивление.

Кроме нескольких бурных демонстраций, сопровождавшихся актами насилия и вандализма, ответом сепаратистов на запрет «Батасуны» стали два террористических «предупреждения». 27 августа в Толосе, а в ночь на 1 сентября в Бильбао полиция обнаружила и обезвредила взрывные устройства, заложенные в автомобили. В первый раз полиция была предупреждена телефонным звонком человека, назвавшегося членом ЭТА; во второй раз террористы угнали машину с шофером, которому представились членами ЭТА, затем бросили его связанного на окраине городка Дима. В этом случае «предупреждение» могло бы обернуться реальным терактом, если бы полиция вовремя не обнаружила сначала шофера, а затем и угнанную машину.

Испанская общественность одобрила решение о запрете: «Батасуны»ее чашу терпения переполнил отказ деятелей партии осудить одно из последних преступлений террористов из ЭТА убийство шестилетней девочки в приморском поселке Санта-Пола (провинция Аликанте). Лидер партии Арнальдо Отеги еще и обвинил в гибели ребенка главу испанского правительства Хосе Марию Аснара: дескать, он не желает решать «баскскую проблему», не желает идти на поводу у сепаратистов, а посему «виноват во всем, что случилось и еще случится».

Впрочем, на этот раз Отеги даже сдерживался в выражениях. Обычно на митингах он открыто выкрикивает здравицы в честь террористов и называет их своими «братьями по борьбе». Близкий соратник Отеги Антон Морсилья добавил к сказанному своим вождем, что «неосуждение» актов террора «вопрос принципа» для «Батасуны».

Статья 9 нового закона о политических партиях объявляет противозаконным «оправдание актов террора, направленных против свободы и жизни людей, подстрекательство к насилию в политических целях или публичную поддержку террористических групп». Все это часть повседневной деятельности «Батасуны».

Однако в документах, послуживших основанием для запрещения партии экстремистов, фигурируют и другие факты. Так, радикалам инкриминируют запугивание мэра поселка Ласарте социалистки Аны Урчуэгиа. Во время городского праздника они не дали ей возможности выступить с балкона перед согражданами и вывесили на стенах мэрии лозунги в поддержку ЭТА. Подобные действия рассматриваются как попытка узурпации, то есть насильственного захвата, городской власти. В Витории, столице Страны Басков, члены «Батасуны» тоже фактически узурпировали функции мэра, члена НП Альфонсо Алонсо, устроив альтернативный праздник Белой Богоматери. Приложено к делу и выступление Отеги с угрозами Бальтасару Гарсону.

Фигурирует среди обвинительных документов и дело журналиста-радикала и одного из руководителей «Батасуны» Жосу Тернера, а также материалы расследования, проведенного Гарсоном в отношении молодежных организаций ЭКИН и КАС, тесно связанных с «Батасуной». Эти организации обвиняются следователем в нанесении в результате хулиганских действий и актов вандализма на улицах крупного материального ущерба муниципальной и частной собственности. Эксперты проанализировали также последний письменный бюллетень ЭТА, из которого явствует, что террористы рассматривают «Батасуну» как неотъемлемую часть своей организации. О наличии связи между ними свидетельствует и присутствие символики и листовок террористов во всех муниципалитетах, управляемых «Батасуной», и в тавернах «Эррико», питейных заведениях, где обычно собираются радикалы.

Давно известны компетентным органам и случаи участия активистов партии в актах терроризма или финансировании террористической деятельности. Последнее вызывает особое возмущение испанской общественности, ибо «Батасуна», как и все другие политические партии, получает средства из бюджета Страны Басков.

За «Батасуну» на выборах голосуют примерно 10% баскских избирателей. Запрет политической партии, имеющей своих законно избранных депутатов в автономном парламенте, муниципалитетах и даже Европарламенте, явление неординарное в демократической Европе. Поэтому сторонникам запрета необходимо было тщательно доказать преступный характер деятельности «Батасуны». Доказать, что речь идет не о попытке уничтожить идеи «левого национализма», а о стремлении положить конец легальной деятельности пособников террористов. Известно, что в Европе не принято запрещать идеи и политическую борьбу за осуществление этих идей. Запретить партию можно, только если ее действия выходят за рамки закона.

Решение поставить «Батасуну» вне закона больше не позволит партии заниматься политической деятельностью. Ее депутаты в органах местного самоуправления хотя и остаются на своих постах, но отныне могут выступать лишь как независимые политики. Кроме того, власти отбирают все ее имущество не только помещения, но и печатные органы и даже закрывают упомянутые таверны. Разумеется, изъяты и партийные фонды. Принадлежность к «Батасуне» стала незаконной, и любой ее активист сможет быть подвергнут наказанию, если будет продолжать участвовать в партийной деятельности. Естественно, запрещена любая пропаганда и митинги этой организации.

В самой Стране Басков необходимость запрета «Батасуны» была поставлена под сомнение. В первую очередь этому противилась правящая здесь правая Баскская националистическая партия (БНП). Партия эта считает себя демократической и публично осуждает терроризм ЭТА. Но она поддерживает идею национального самоопределения Басконии, то есть ее независимость от Испании. В этом идеи правых националистов совпадают с идеями ЭТА и «Батасуны». Отличие лишь в формах борьбы: если левые ратуют за террор, то БНП стремится всего добиться мирным путем, в частности предлагает провести референдум о будущем Страны Басков. Некоторые деятели этой партии увидели в запрете «Батасуны» лишь очередной наскок центральных властей на баскский национализм.

Другие пытаются проанализировать возможные последующие ходы своих левых соратников по части национализма. Они заявляют, что запрет может даже иметь негативные последствия для гражданского мира в Басконии. Говорят о том, что группировка после запрета может стать еще радикальней. О действиях в подполье, об ореоле «партии-мученицы», который присвоит себе «Батасуна». И о том, что благодаря этому ореолу партия сможет даже пополнить ряды своих сторонников. Многие деятели БНП говорят, что за радикалами легче «уследить», когда они действуют легально.

Об «идеях» баскских левых радикалов испанская пресса обычно не пишет. Без конца говорится лишь о том, что они сторонники отделения от Испании. Это верно. Но у «Батасуны» есть и свой проект будущего социального устройства Страны Басков. Правые националисты видимо, из тактических соображений тоже игнорируют этот проект. Однако, как полагают наблюдатели, он вряд ли может их особо радовать.

Идеология «Батасуны» это смесь марксизма-ленинизма в самых его радикальных проявлениях с местечковым национализмом, с традициями замкнутой жизни, которую веками вели баскские горцы-хуторяне. Любопытно, что еще в 80-е годы активисты «Батасуны» склонялись к применению у себя опыта Албании времен Энвера Ходжи. Известно, что тот преклонялся только перед Сталиным, а всех остальных деятелей КПСС и мирового коммунизма считал «оппортунистами» и «ревизионистами». Больше всего привлекали «Батасуну» в Албании ее изолированность от всего остального мира и распределение всех благ, хотя и весьма ограниченных, по едокам. Правда, такое преклонение перед Тираной было чисто теоретическим. Когда активисты «Батасуны» попадали в Албанию, чтобы перенять «положительный опыт», они тут же разочаровывались. Нищета и постоянный военный психоз, когда албанские крестьяне выходили на пахоту с ружьями в ожидании советского, югославского, китайского или американского десанта, вызывали даже у самых радикально настроенных басков ощущение, что они попали в грандиозный сумасшедший дом.

Впрочем, сейчас «Батасуна» говорит о собственной модели социализма, которая, разумеется, будет «лучше» всех предыдущих известных в мире моделей.

ВИКТОР ЧЕРЕЦКИЙ


Мадрид



©   "Русская мысль", Париж,
N 4421, 5 сентября 2002 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

 ...