КУЛЬТУРА И ОБЩЕСТВО

 

Берлин Москва.
Архитектурные страсти

В обеих столицах перестраивают центр но по-разному

Почти пятьсот лет берлинский дворец Штадтшлосс был главным зданием города. Его заложили в июле 1443 года. В 1451 г. курфюрст Фридрих II Гогенцоллерн въехал в свою новую резиденцию. Замок много раз достраивался и расширялся. В 1701 г. первый прусский король Фридрих I превратил его в королевскую резиденцию. А усилиями архитектора Андреа Шлютера замок стал самым большим барочным зданием Северной Европы. Окончательный вид дворец принял в 1845 г., после строительства купола над главным порталом.

В феврале 1945 г. после очередного авианалета западных союзников дворец был сильно поврежден и частично выгорел. А в 1950 г. Вальтер Ульбрихт приказал уничтожить его окончательно в порядке борьбы с капиталистическим прошлым и для того, чтобы освободить место для массовых демонстраций. В 1973 г. руководители ГДР решили построить на этом месте главное здание социалистической Германии Дворец Республики. Огромный ящик из стекла и бетона был торжественно открыт в 1976 г., а в 1990-м, уже властями посткоммунистической ГДР, закрыт из-за недопустимо высокого содержания асбеста во внутренней отделке. С тех пор о судьбе Дворца Республики и перспективах восстановления Штадтшлосса велись споры. Они закончились недавним решением Бундестага воссоздать фасады дворца с совершенно новой «начинкой» и при этом снести Дворец Республики.

Решение принято вопреки мнению берлинского руководства. Сенатор Берлина по культуре Томас Флирль, представитель Партии демократического социализма (экс-СЕПГ), боролся против сноса Дворца Республики по идейно-ностальгическим соображениям. Обер-бургомистр Берлина социал-демократ Клаус Воверайт предпочел бы построить на этом месте что-нибудь современное. Давать разрешение на строительство и устраивать архитектурный конкурс придется именно берлинским властям. Так что дискуссии предстоят бурные, тем более что решение Бундестага выглядит не бесспорным. Здесь образовался целый клубок политических, художественных и даже научных проблем. Воверайта можно понять.

Ценность произведения искусства здания ли, картины или скульптуры сильно зависит от его подлинности. Подделка остается подделкой, даже если она и похожа на оригинал. Теоретически выбор между современным зданием и поддельным памятником архитектуры в пользу первого выглядит более цивилизованным. Правда, при условии, что новое здание, в данном случае центральное здание столицы, будет художественно адекватно уничтоженному дворцу. Уверенности в этом никакой нет, если учесть странную невыразительность почти всей новой и роскошной застройки Берлина последнего десятилетия. И барочные фасады XVIII века, даже в виде «новодела», может, и не худший выход.

Практика архитектурной реконструкции знает случаи полного восстановления утраченных памятников. Но тут важна абсолютно точная научная реконструкция того, что было. Наихудший вариант это новое строительство «в стиле» старого. Как произошло с отелем «Адлон», выстроенным недавно у Бранденбургских ворот «по мотивам» разрушенного во время войны здания. Можно надеяться, что служба охраны памятников Берлина ничего подобного в данном случае не допустит, тем более что строительство будет в основном государственным. Видимо, будет подчеркнута разница между реконструированными фасадами и современной структурой нового здания общей площадью до 150 тыс. кв. м. Половину этих площадей предполагается отдать под рестораны и представительские помещения. Половину использовать под музеи и библиотеку. Сюда переместятся, как планируется, этнографические музеи из Далема и коллекции Университета им. Гумбольдта.

Подход к решению ключевых градостроительных проблем столицы много говорит о психологии общества и правительства страны. Москва тоже решает похожие проблемы, но только на свой лад. Роль берлинского Штадтшлосса в Москве сыграл храм Христа Спасителя, построенный в середине XIX в. архитектором Тоном. Около полумиллиарда долларов (сколько точно не знает никто) вложил мэр Москвы Лужков в создание бетонного муляжа взорванного в 1931 году храма. Дело не только в том, что с художественной точки зрения казенный московский классицизм изначально не идет ни в какое сравнение с изысканным берлинским барокко и не стоит таких вложений. Дело в цели мероприятия.

Цель берлинского строительства восстановление исторической градостроительной ситуации и создание на месте уничтоженного дворца огромного общедоступного культурного центра.

В Москве, и так уже не испытывавшей недостатка в культовых сооружениях, храм стал идеологическим символом единства новой государственности и православия, символом «патриотизма». Там, помимо прочего, разместились представительские помещения московского Патриарха. Фактически москвичи заплатили бешеные деньги за удовольствие снова видеть над Москвой золотой купол неуклюжей, но зато самой большой в стране церкви.

Еще удивительней совсем свежая затея московских властей. Предполагается снести стоящую у самого Кремля гостиницу «Москва» и выстроить ее заново, но уже организовав в подземной части огромный паркинг. Можно понять нужды Москвы в стоянках. Пикантность в другом. Восстанавливать гостиницу собираются по первоначальным чертежам архитектора Щусева, автора мавзолея Ленина. Гостиница «Москва» первое московское здание, выстроенное в середине 30-х годов в стиле сталинского неоклассицизма. Но недостроенное. Два из четырех фасадов достроили уже в 1970-е, в брежневские невыразительные времена. Говорить о художественных достоинствах щусевской архитектуры трудно это фантастический монстр, обладающий именно монструозной нечеловеческой выразительностью. О нем написал в записной книжке Илья Ильф, присутствовавший на открытии: «Двенадцать четырехугольных колонн встречают вас в вестибюле. Коридор убегает вдаль. Мебели так много, что можно растеряться. Муза водила на этот раз рукой круглого идиота». Ильф ошибался. Щусев не был ни бездарью, ни идиотом. Он был талантливым циником и коньюнктурщиком. Выполнял заказ хозяина. Чтобы сегодня захотеть реализовать в Москве щусевский проект 30-х гг. в полном объеме, нужно обладать похожими качествами.

ДМИТРИЙ ХМЕЛЬНИЦКИЙ


Берлин



©   "Русская мысль", Париж,
N 4421, 5 сентября 2002 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

 ...