АСПЕКТЫ СОВРЕМЕННОГО МИРА

 

11 сентября... без года

Когда мы говорим «11 сентября», «после 11 сентября», «террористы 11 сентября», мы не прибавляем «2001 года» каждому ясно, о чем речь

котлован на месте ВТЦ И вот наступает для нас, сдающих в типографию этот номер газеты во вторник вечером, а для вас, читающих его, уже наступило 11 сентября 2002 года. Мы пока не знаем (а вы, читая, уже знаете), ознаменовался ли этот террористический праздник новым страшным фейерверком. Предположим, что нет. Предположим, что «торжества» ограничились постоянными, то тут, то там раздающимися отзвуками террористических актов. Вроде бы отдельных, вроде бы несвязанных, вроде бы «локальных». Последней крупной и уж явно не локальной операцией из этого ряда было неудавшееся покушение на жизнь президента Афганистана Хамида Карзая в Кандагаре с одновременным «успешным» (26 убитых, 150 раненых) взрывом в Кабуле 5 сентября.
   На снимке: Вид из Зимнего сада Всемирного финансового центра на место, где до 11 сентября стояли башни-близнецы.

Каковы итоги войны с международным терроризмом, продолжающейся уже год? Мы, естественно, отсчитываем ее от 11 сентября, а не от начала американских (с союзниками) операций в Афганистане: войну объявили террористы, связав разрозненные на вид цепочки прежних выстрелов и взрывов узлом самолетного тарана. Война против терроризма была и остается контрнаступлением, отвоевыванием у него территории не только на земле (где у талибов и «аль-Кайды» все-таки отвоеван Афганистан), но и в умах человеческих. Однако реконкисту умов вести куда трудней, чем на штабных картах и даже на пересеченной местности.

Последняя фронтовая «новость»: Усама бен-Ладен лично на видеокассете, показанной катарским телеканалом «аль-Джазира», взял на себя и свою организацию ответственность за 11 сентября. А то мы раньше этого не знали.

19 участников террористических авианалетов остаются, как пишет Ассошиэйтед Пресс, «загадкой». Молодые люди, в среднем лет 20-ти, родом из арабских семей, принадлежащих к среднему классу и не принадлежащих к религиозным фанатикам, учившиеся на Западе, путешествовавшие по разным странам, вроде бы хорошо вписавшиеся в западную жизнь, что толкнуло их на это чудовищное и демонстративное преступление? «Хотя они предположительно были одушевлены ярой ненавистью к Америке, слишком мало существует конкретных, публично известных данных об их состоянии духа, о способе, каким они были завербованы, о моменте, когда их информировали об их миссии». Если таковы были «террористы 11 сентября», если столь же «загадочны» многие из палестинских «камикадзе», если за спиной террористов стоят спокойные, выдержанные, европейски выглядящие «деловые люди», как надеяться на успех разведывательных операций и военных действий?

Потому не удивителен поворот утомленного общественного мнения, особенно в Западной Европе, не удивителен новый подъем традиционных антиамериканских настроений, не парадоксальным образом совпавший с подъемом европейского антисемитизма, не удивительна всемирная кампания против потенциальной военной операции США и Великобритании в Ираке (хотя до сих пор эта операция остается лишь серьезной угрозой режиму Саддама Хусейна). «Мы устали, шепчет наедине с самим собой и обыватель, и политик, мы... боимся» (это последнее слово совсем тихо, чтоб и самому не услышать). И потом во всеуслышание обвиняют Америку, которая сама во всем виновата, и, конечно, Израиль, который виноват еще пуще.

Все французские (и, вероятно, не только французские) газеты вышли с радостными заголовками: «Арафат осуждает терроризм (вариант: «...и выражает солидарность с США», вариант: «Арафат отмежевывается от терроризма»). Если не обходиться чтением заголовком, из статей узнаёшь, что Арафат осуждает лишь «международный терроризм», с каковым палестинское национально-освободительное движение (какими методами действующее и кем, интересно, финансируемое?), естественно, не имеет ничего общего. И если кто думает иначе, то виноват... ну да, опять Израиль. Чтобы не быть голословными, приведем сказанное этим лауреатом Нобелевской премии мира: «Израильское правительство манипулировало переменами, порожденными 11-м сентября, чтобы отождествить нашу борьбу с терроризмом и оправдать новую оккупацию нашей земли, тогда как мы жертвы терроризма».

Есть ли всё же положительные итоги этого года? Есть, конечно. Кроме освобождения Афганистана от власти талибов и массового присутствия «аль-Кайды» (а это не меньше, чем некогда вывод советских войск из той же несчастной страны), это и повышенные розыски подозреваемых в причастности к террористическим организациям (так, в Германии прокуратура сейчас ведет дознания по делам примерно сотни подозреваемых), это и продолжающееся перекрытие финансовых каналов террористических организаций. Помимо того, что удлиняются списки организаций в разных странах, а средства их замораживаются или прямо конфискуются, министры финансов стран-членов АПЕК (Форума государств Азии и Тихого океана) на днях разработали план второй стадии борьбы с финансированием терроризма, где главным станет не столько пополнение списков преступных организаций, сколько перекрытие «неформальных» каналов перевода денег из страны в страну.

И все-таки, подводя итоги, в первую голову замечаешь печальные. Оправившись от первоначального шока, люди и государства готовы сдаваться, надеясь, что тогда мимо них угрозу терроризма пронесет. И уговаривают других сдаваться, не раздражать террористические организации Америка помнити поддерживающие терроризм государства, надеясь, что уговорщикам это зачтется и, значит, опять-таки пронесет. Конечно, никто не произносит слов «сдаваться», «капитулировать», одевая свои пропозиции самой благородной, благоразумной, благоученой риторикой.
   На снимке: Америка помнит...

Эту готовность сдаваться после подъема прошлогодней осени, после всемирной, казалось бы, боевой готовности, пожалуй, и следует считать самым неутешительным итогом года, истекшего после 11 сентября. Первого года «настоящего XXI века».

НАТАЛЬЯ ГОРБАНЕВСКАЯ


Париж



©   "Русская мысль", Париж,
N 4422, 12 сентября 2002 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

 ...