ПАМЯТИ ТАТЬЯНЫ ВЕЛИКАНОВОЙ

 

Из откликов на кончину Татьяны Великановой

(пришедших в московский «Мемориал», друзьям
и в редакцию «РМ»)

Т.М.Великанова

Дорогие коллеги,

Мне было невероятно горько услышать о смерти Татьяны Великановой. В течение многих лет я пристально следила за ее борьбой за права человека в России. Я помню годы ее заключения и ссылки, ту огромную нравственную поддержку, которую получали от нее другие женщины-заключенные, в частности Татьяна Осипова. Я помню то воодушевление, которым заражались от нее мы все на память приходят долгие ночные прогулки с сестрой Татьяны Асей, умершей несколько лет назад. Мы выводили собаку и долго бродили на морозе, чтобы вне квартиры, вне досягаемости прослушивающих устройств обсудить то, что доходило от Татьяны из ссылки.

Татьяна Великанова была человеком редкой доброты и замечательного благородства, нам всем хотелось стать на нее похожими. Нам будет ее болезненно не хватать. Со смертью таких людей, как Таня, Феликс Светов, Александр Гинзбург, возникает чувство, будто подходит к концу большая и важная историческая эпоха, что сами мы люди не такого калибра, чтобы продолжать эту важную работу без них.

Подвиг жизни Татьяны Великановой был не только в том, чтобы отстоять свои собственные права или права своих сограждан. Ее работа была частью общего процесса борьбы за права человека во всем мире, потому что если где-то свободы становится меньше и наступает тьма (как это было в России в течение многих лет и все еще бывает сегодня), нарушается общая мера свободы и благополучия каждого из нас, на всей планете. Польский лозунг «За нашу и вашу свободу» всегда находит отзвук в нашей душе, особенно когда думаешь о таком человеке, как Татьяна, чьи мысли и поступки вдохновляли людей во многих странах мира. Сопротивление Татьяны и ее соратников-правозащитников советскому тоталитаризму стало бесценным даром всему миру даром, ставшим возможным ценой великой жертвы.

Внеся в советское правозащитное движение неоценимый вклад, Татьяна оставила активное участие в нем ради учительской работы. Она ясно обозначила разницу между временем, когда необходимо занять активную нравственную позицию и служить стране и миру (как об этом говорил Андрей Дмитриевич Сахаров), и временем, когда требуется другая работа менее «громкая», связанная с воспитанием нового поколения, передачей основных ценностей и знаний детям. Я всегда испытывала огромное уважение к этому ее решению. Помню, как однажды мы долго ехали с нею в метро и она неторопливо объясняла мне, почему делала тот или иной выбор в жизни. То, что она говорила, было исполнено для меня огромного значения. Она не подавала на грант, не писала заявок на проект, не выступала на конференциях, не имела репутации человека «известного, потому что о нем много говорят». Она учила школьников, помогала маленькой неправительственной организации. Я вовсе не хочу сказать, что сегодняшняя правозащитная деятельность, которой занимаемся мы, имеет небольшое значение. Тем не менее она отличается и по качеству, и по масштабу от тех мужественных действий, которые Таня и ей подобные совершали в свое время, сильно отличавшееся от нашего. Ее выбор, согласие войти в экспертный совет программы малых грантов и работа в школе, достойное и мудрое решение передать наследие советского правозащитного движения следующему поколению, вынести его за рамки узкого круга единомышленников и друзей.

Известие о смерти такой женщины, как Таня, сильный удар, и его трудно осмыслить. Надеюсь, однако, что вы сможете передать то немногое, что мне удалось выразить, ее друзьям и семье.

Кэтрин ФИТЦПАТРИК


Нью-Йорк


*

Верить не хочется, что ее больше нет. И хотя я знал, что врачи отказались что-либо делать уже достаточно давно, но все думалось: а вдруг чудо. Но чуда не произошло. Таня ушла, закрыв еще одну главу в истории противостояния человеческого духа универсальному злу тоталитаризма. В последние годы своей жизни она нашла еще одно свое призвание воспитание детей. Она отдавала этому делу каждую минуту и даже на смертном одре заботилась о том, что будет с ее воспитаниками после ее ухода. Таня осветила жизнь многих людей, и ее свет не перестанет светить и после ее ухода. Но мне все же так будет недоставать ее голоса и улыбки.

Андрей ГРИГОРЕНКО


Нью-Йорк


*

Татьяна Михайловна была подвижницей. Вся ее жизнь стала воплощением великой традиции русской интеллигенции, традиции беззаветного, бескорыстного служения людям. Это сделало ее нравственным мерилом, нравственным компасом для тех, кто ее знал.

Вечная ей память и благодарная любовь современников и потомков.

Татьяна ОСИПОВА (КОВАЛЁВА)


Нью-Йорк


*

Горюем и молимся за душу усопшей.

Томас и Таня ВЕНЦЛОВА


Йель


*

Глубоко скорбим с друзьями и родственниками по дорогой Тане.

Людмила, Борис, Димитрий ВАЙЛЬ


Копенгаген


*

Дорогие друзья! Вместе с вами скорблю о Тане Великановой. Она была исключительно светлым и стойким человеком. В тот момент, когда от нее потребовался подвиг, когда ее затребовала история она спокойно и достойно выполнила свой долг. Несколько лет она была в перекрестье лубянского прицела и не дрогнула. Татьяна Великанова принадлежала к той замечательной плеяде скромных людей потрясающего мужества, которые вынесли все преследования правозащитников, а затем после начала демократических перемен передали эстафету служения свободе новым поколениям и вернулись к обычной жизни.

ЛЕВ ПОНОМАРЕВ


Москва


*

Мы потрясены ужасной вестью о безвременной смерти Татьяны Михайловны, нашей доброй, мудрой, отзывчивой, самоотверженной, скромной Танечки, человека высочайшего нравственного чувства, всеми нами любимого и безмерно уважаемого. Татьяна Михайловна прожила святую, подвижническую жизнь, свет и тепло души ее согрели всех нас, и она навсегда останется с нами, с нашими детьми и внуками. Татьяна Михайловна была, есть и будет для нас нравственным эталоном.

Целуем и обнимаем родных и близких Татьяны Михайловны. Мы всей душой вместе с вами.

Августа РОМАНОВА, Дмитрий РОМАНОВ,
Леонид ФРИД, Валерия ДАВЫДОВА,
Егор ДАВЫДОВ, Галина САЛОВА,
Вика ЛЮБАРСКАЯ, Евгений НИКОЛАЕВ


Мюнхен



*

Единственное, что мы можем сделать сейчас для нее, это помнить ее. Светлая ей память.

Эмиль АДЕЛЬХАНОВ


Тбилиси


*

Поклон ушедшей Татьяне Михайловне.

Борис РАВДИН


Рига


*

Глубоко скорбим в связи с безвременной кончиной дорогой Татьяны Михайловны Великановой. Ее огромная роль в становлении демократии во всем постсоветском пространстве, ее стойкость, доброта, отзывчивость навсегда останутся в благодарной памяти современников.

По поручению всеукраинского
«Мемориала» имени Василя Стуса
Лесь ТАНЮК, Генрих АЛТУНЯН,
Евгений ЗАХАРОВ, Владислав НЕДОБОРА, София КАРАСИК





*

Прощаемся с любовью с дорогой Танечкой. Вместе с родными и друзьями скорбим о ее смерти. Вспоминаем годы, часы и минуты, проведенные вместе, общие переживания и действия, борьбу за себя, за детей, за отечество, за будущее. Всегда будем помнить ее красивую, яркую, умную, самоотверженную. Пусть наша любовь и память будут залогом того, что жить она будет вечно.

Маша и Настя ПОДЪЯПОЛЬСКИЕ


Бостон


*

Сотрудники Института Восточной Европы при Бременском университете выражают самое глубокое соболезнование семье, близким и друзьям Татьяны Михайловны Великановой. Ее имя было и остается символом сопротивления тоталитаризму. Вечная ей память!

От имени Института Восточной Европы
проф. д-р Вольфганг АЙХВЕДЕ


Бремен


*

Разрешите передать всему «Мемориалу» слова искреннего сочувствия по поводу смерти Татьяны Михайловны.

Мне посчастливилось познакомиться с Татьяной Михайловной в 1998 году, когда она приезжала в Польшу открывать выставку, посвященную диссидентству Восточной и Центральной Европы. В моей памяти она навсегда останется как человек чрезвычайной доброты, умный и доброжелательный друг всех, нуждающихся в ее помощи и совете.

От центра «Карта»
Дорота ПАЗИО


Варшава




©   "Русская мысль", Париж,
N 4424, 26 сентября 2002 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

 ...